Как одним телефонным звонком разрубить гордиев узел проблем

Архив 201626/11/2016

Резкое ухудшение отношений с Турцией после подлого удара по российскому Су-24 сменилось неожиданным потеплением. Поворотной точкой стал неудавшийся госпереворот. За какие такие заслуги Россия простила Турции и сбитый самолет, и погибших военнослужащих? Почему Владимир Путин позвонил Эрдогану, предупредив того о готовящемся путче? Этими вопросами задаются многие.

 

Прежде всего отметим: логика действий нашего президента в том, что государственные интересы всегда стоят выше личных эмоций и нанесенных кем-то вольно или невольно обид.

Предупредив турецкого коллегу об опасности, наш президент, во-первых, восстановил доверительные отношения между руководством двух стран. Все-таки самый худой мир лучше войны.

Во-вторых, Путин предотвратил приход к власти в Турции явно проамериканской креатуры, что имело бы для России крайне негативные последствия. Сегодня Эрдоган – «и не друг, и не враг, а так» – более подходящая для нас политическая фигура.

В-третьих, мало-помалу восстанавливаются замороженные политические и экономические связи. Договорились даже о возобновлении строительства «Турецкого потока».

В-четвертых, это не афишировалось, но Россия и Турция, пусть пока на словах, договорились о «правилах игры» в Сирии. Мы признаем, что в этой стране у Анкары могут быть свои интересы, но четко обозначили пределы ее действий. Переход черты будет означать открытый вызов России со всеми вытекающими последствиями, что определенно не на пользу Эрдогану.

В-пятых, мы добились значительного смягчения враждебной турецкой риторики по крымскому вопросу. Для Анкары это важная внешнеполитическая тема. Сейчас даже прорабатывается проект паромной переправы между Крымом и турецкими черноморскими портами.

В-шестых, снята напряженность при прохождении российскими судами, в том числе военными, черноморских проливов Босфор и Дарданеллы. Далеко не частный вопрос, когда наши Вооруженные силы ведут боевые действия в Сирии.

В-седьмых, Турция по разным причинам явно не в ладах и с ЕС, и с США, а Россия в какой-то мере приблизила ее к себе, причем сегодня это взаимовыгодно. Очень верный ход с нашей стороны.

И наконец, в-восьмых, заострим внимание на последствиях неудавшегося военного переворота для самой турецкой армии. Очевидно, что чистки в верхушке ВС и других силовых структур будут продолжаться. Высший генералитет страны и раньше был обижен на Эрдогана за «посадку» на длительные сроки ряда больших чинов. Теперь военачальники еще больше возненавидят своего Верховного главнокомандующего. Наряду с непопулярной войной с курдами Турция получит сильно деморализованный офицерский корпус, не имеющий стимулов к ведению боевых действий и не желающий выполнять приказы руководства. Эрдоган в армейской среде растеряет последний авторитет. Нечто подобное мы проходили во времена ельцинского правления, когда Российская армия с огромным трудом сдерживала террористический натиск на Кавказе. Зададимся вопросом: нужна нам сильная турецкая армия? Ответ очевиден.

Так одним телефонным звонком можно разрубить гордиев узел проблем. Ситуация в российско-турецких отношениях во многом выправилась. Вопрос: надолго ли? Можно ли, как говаривал один из генсеков, спокойно похрапывать? Не стоит.

Противоречия России и Турции носят во многом антагонистический характер. Проще говоря, они непреодолимы и неразрешимы в данных исторических условиях.

Хочется предостеречь граждан, любящих отдохнуть на теплых турецких курортах. Отношения между нашими странами могут так же резко сойти на нет, как начали улучшаться. Перед выбором места отдыха стоит десять раз подумать, рисковать ли своим отпуском, а возможно, и жизнью. Ведь обстановка при определенных обстоятельствах легко превращается из сугубо мирной во взрывоопасную. У российско-турецких отношений плохая наследственность. Рецидива можно ждать в любой момент.

Владимир ВЛАДИМИРОВ,

Еженедельник

«Военно-промышленный курьер» (23.11.16).