Как музеи Прибалтики представляют историю преступлений коммунизма и нацизма

Архив 201604/10/2016

В Вильнюсе на проспекте Гедимина возвышается впечатляющее белое здание: это бывший штаб КГБ, в котором с 1941 по 1943 годы располагалось гестапо. На фасаде выгравированы имена с датами рождения и смерти, причем почти все — жертвы сталинских репрессий. Сейчас в здании находится Музей жертв геноцида, посвященный пострадавшим среди литовских националистов и интеллигенции. Здесь эти преступления называют «геноцидом», что весьма далеко от юридического определения и исторического консенсуса.

 

 

В Вильнюсе партизаны — это те, кто сражался с СССР

Первый зал на первом этаже посвящен пакту о ненападении Молотова-Риббентропа, по которому СССР вторгся в Литву в 1939 году, начал репрессии и депортации интеллигенции. Во втором и следующих залах представлены преступления коммунизма после того, как Красная армия выдворила нацистские силы: от ГУЛАГа и работы КГБ до обретения страной независимости в 1991 году. Славными «партизанами» тут называют тех, кто сражался с СССР, а не нацистской Германией. Музей жертв геноцида ставит в центр представленной им истории 21 500 литовцев, которые были убиты советской властью с 1940 по 1941 годы и с 1944 по 1990 годы, а также еще 50 000 жертв лагерей и депортаций, как следует из данных музея.

В то же время об уничтожении 200 тысяч евреев (96% еврейского населения страны) нацистами и литовскими коллаборационистами говорится лишь вскользь на табличке во втором зале. Ответственность литовцев упоминается уклончиво: «Нацистам удалось вовлечь некоторых местных жителей…»

Совершенно другая история в крошечном Музее холокоста. В нескольких маленьких залах множество фотографий и свидетельств об уничтожении еврейского мира нацистами и их литовскими пособниками. На стене висит карта с обозначением массовых убийств по всей стране: Литва стала огромным еврейским кладбищем.

 

Рига — оккупация в единственном числе

В Риге Музей оккупации находится во временном помещении на периферии старого города. Слово используется в единственном числе как намек на советскую оккупацию, хотя страна находилась под властью нацистов с 1941 по 1944 годы. Значительную часть бюджета музея предоставляют латышские иммигранты в США, тогда как государство полностью берет на себя финансирование его работы.

Директор музея Гунарс Нагелс, латыш из Австралии, говорит о борьбе за его расширение и модернизацию. Тем не менее на этом пути его поджидают политические препятствия.

«Многим русским не нравится, что музей напоминает о десятилетиях советской оккупации, а многим латышам не по душе, что он говорит о причастности некоторых из них к гибели 50 тысяч их еврейских сограждан», — объясняет директор.

Гунарс Нагелс ставит знак равенства между нацистскими и советскими преступлениями: «Если один убил 12 человек, а другой — 10, значит, второй лучше первого?» Такая точка зрения объясняется особенностями истории Прибалтики, которая идет вразрез с тем, что видела Западная Европа.

 

Таллин, Музей оккупаций… и свободы

В отличие от Вильнюса и Риги таллинcкий Музей оккупаций не претендует на официальную истину. Он финансируется эстонскими иммигрантами в США и стремится быть музеем гражданского общества. Прошлое коллаборационизма с нацистской Германией тут не прикрывается, как в Вильнюсе. Фильмы и фотографии демонстрируют, как солдат III Рейха встречали как освободителей, как эстонцы героически сражались в армии Вермахта в стремлении дать отпор Советам в 1943 году. Евреям тут досталось чуть меньше: 3000 или 4000 из них удалось выжить в Швеции и СССР. В феврале 2016 года Музей объявил о планах по модернизации и переименованию в Музей свободы.