“Как мне еще жить без ног?!”

Архив 201010/04/2010

Безногий колясочник Хачик Адамян, уже примелькавшийся в центре, жалости не вызывает. Конечно, люди добрые подают, но чаще обходят стороной, чураются как прокаженного — давно не мытый, не чесаный, а к вечеру в зимнее время подвыпивший, он отпугивает людей. Он, уже человек немолодой, смотрит на этот удивительный мир распахнутыми глазами и не знает, чего ему ждать от завтрашнего дня.
Всю зиму (благо в этом году она была теплой) он прокоротал в центре. Это наиболее доходное место, хотя и конкуренция слишком велика. Рано утром его прикатывает на “точку” юный хромой и изможденный парнишка в обветшалых одеждах, заботливо закутывает в драную шаль и бежит по своим делам — его место около церкви Сурб Катогике. В течение дня он несколько раз навещает Хачика, чтобы разделить с ним краюху хлеба, вывезти калеку по нужде и т.п. Во всем этом прослеживается искренняя сыновья забота, соучастие.
Спрашиваю Хачика: “Сын?” Он покачивает головой: “Нвер мне не сын, но можно сказать, что я его усыновил. Он и его брат выросли в детдоме в Кяваре. Сейчас оказались на улице без жилья, без родных…” И, право, куда им податься?! Только в Ереван попрошайничать.
Немедицинским взглядом можно определить, что 17-летний Нвер имеет инвалидность и неработоспособен. Кому нужен такой человек, да притом еще сирота?! Так появляется прослойка общества, именуемая отбросами, как ни прискорбно это звучит. Можно, конечно, говорить о везении, что Нвер встретил Хачика или Хачик встретил Нвера, но эти люди и такие, как они, оказались нужными и родными друг другу. Только друг другу…
У Хачика есть дом в Сари Таге, совершенно не пригодный к проживанию в нем. Когда-то дом был крепок, крыша не протекала, стены не рушились, и Хачик был там счастлив вместе с женой и двумя сыновьями. Хачик, по специальности асфальтировщик, часто выезжал на заработки. Семейная жизнь не заладилась, и все пошло наперекосяк. Сейчас сыновья уже взрослые: один живет в Омске, другой — в Алма-Ате. До последнего года иногда забирали отца к себе. Пока прошлогодняя зима не внесла свои коррективы в судьбу — Хачик отморозил обе ноги. 9 января попал в Ожоговый центр, а 24-го уже был безногим. Вылететь к сыновьям на коляске он никак не может, да и у сыновей начались финансовые проблемы. Помимо этих причин есть еще одна: Хачик уже более десяти лет живет с другой женщиной, воспитывает дочь. Еще “усыновил” Нвера с братом. Живут они вместе с еще несколькими бездомными в съемной однокомнатной лачуге на пр.Комитаса, за которую платят по три тысячи драмов в сутки. С утра все разбегаются по “точкам”, деньги вечером приносят в общий котел. Спрашиваю: “Может, лучше вернуться в свой дом в Сари Таге?” Хачик сокрушается: “Там ничего от дома не осталось, да и с Комитаса легче на заработки меня вывозить. Как мне еще жить без ног?!”
Вот такая печальная быль! Почему-то вспомнилось сказание о промысле (провидении) Божьем. Однажды Иисусу Христу и Его ученикам встретился на пути жалкий безногий нищий. Апостолы спросили Спасителя, почему этот человек без ног. Иисус ответил, что если бы этот несчастный был с ногами, то огнем бы и мечом он прошел бы всю землю! А без ног он не сможет сотворить зла.
Может, в этом есть своя мудрость, но помимо этого каждый обездоленный и искалеченный, попавшийся на нашем пути, есть испытание наших душ на милосердие, которого так не хватает в современном обществе. Выставляя на нашем пути нищего с протянутой рукой, Бог проверяет, не очерствели ли наши души, не овладела ли помыслами и сердцами гордыня. И не надо забывать о том, что завтра каждый из нас может оказаться на месте этого нищего и каждый будет смотреть его глазами на равнодушно проходящих людей.

От “НВ”.

В “НВ” не раз поднимался вопрос организации ночлежки для нищих. Таковых хватает в каждом районе. Тех, кто нуждается в самом элементарном — холодной ночью в крыше над головой, а утром — в тарелке супа. Увы, милосердие тахапетов, олигархов и церкви обходит этих несчастных людей стороной. Хотя, казалось бы, какие проблемы — снять на зиму в каждом районе для нищих пару теплых квартир, проспонсировать горячую похлебку в одном из многочисленных объектов питания или под стенами церквей. Богоугодное ведь дело!
Разумеется, Еревану нужны и новые церкви. Но, пожалуй, еще больше ему нужны милосердие и жалость к тем, кто оказался на самом дне жизни. По своей ли вине, по чужой… Говорят, у каждого города свой характер. Неужто он у нас такой скверный…