Как кремлевских жителей обслуживали за столом

Архив 201118/01/2011

Россиянам надоело читать Достоевского и Гоголя, они теперь приобретают больше книг с рецептами приготовления пищи, чем высокую литературу. Но иногда повар может пролить свет на историю общества лучше, чем сто советологов: книга рецептов Анатолия Галкина, шеф-повара Кремля на протяжении тридцати лет, по-новому освещает мучительную историю России.
У власти стоял Леонид Брежнев, когда молодой шеф делал свои первые шаги на кремлевской кухне, а генеральные секретари КПСС питались капустой и пирогами. Брежнев часто появлялся на кухне, хвалил поваров, но каждый раз говорил, что на даче еда вкуснее. То же самое случалось по вечерам на даче, когда Брежнев утверждал, что в Кремле готовят лучше. При этом повара были те же самые, курсировавшие между дачей и Кремлем. Вечно неудовлетворенный, великий охотник любил дичь, но к концу его восемнадцатилетнего правления его вкусы обратились к котлетам и картофельному пюре.
На страницах с серпами и молотами приводятся кремлевские меню: 27 марта 1982 года в столовой был бараний шашлык за два рубля и девяносто восемь копеек и тушеная капуста за семьдесят девять копеек. “Большие перемены ждали страну, Кремль и нашу кухню”, — пишет Галкин. Ни одной страницы не посвящено вкусам Андропова и Черненко. Потом к власти пришел Горбачев. “Первый и единственный президент Советского Союза не был настоящим гурманом, любил русскую еду, но предпочитал домашнюю кухню”. Однако он был готов попробовать все, что угодно. Однажды в Киргизии он попробовал ухо барана, а в Японии “ел стрекоз и лягушек, которые не являются излюбленными блюдами человека, рожденного в Ставрополе”. Но Горбачев считал это частью своей работы и делал это для престижа своей страны. Раисе нравился переваренный кофе, так чтобы сверху были легкие белые сливки. На первый завтрак она требовала кашу из перловки с сахаром и солью и сливками, содержащими 33% жира. Но вот наступила перестройка, кремлевские залы наполнились иностранными гостями, и на кремлевской кухне откладывают в сторону капусту и картофель. Повара проявляют изобретательность, и испанскому первому министру Фелипе Гонсалесу Маркесу в июле 1991 года предлагают спаржу и семгу в белом вине, Франсуа Миттерану — на первый завтрак творожный пудинг, а Гельмуту Колю — вкусный мясной бульон. Но вершиной успеха было обслуживание английской королевы, которой чрезвычайно понравилась клубника с орехами и виски, приготовленная Галкиным, так, что его персонально поблагодарили и преподнесли чайный серебряный сервиз. Он появляется в почерневшем виде на страницах книги. Горбачев был горд успехом своего повара, хотя “ему клубника не понравилась, он предпочитал дикие ягоды”.
Галкин разочарован визитом американцев, которые предпочитали оставаться в своем посольстве, а не жить в Кремле. В честь Буша-старшего он приготовил щуку. Галкин был вместе с Горбачевым на Форосе, когда они узнали о путче. Горбачев отказался от еды. …СССР распался, и к власти приходит Борис Ельцин. В Кремле — революция, а на кухне делают капитальный ремонт. Но перемены этим не заканчиваются, жалуется Галкин: “остается забыть о завтраках Горбачева из каши и омлетов. Виски со льдом и лимоном вместе с кофе на завтрак больше никого не удивляют”. На кухне изготавливаются бутерброды в любое время дня и ночи, а излюбленным блюдом президента Российской Федерации являются сибирские пельмени. Для Галкина это капля, которая переполнила чашу его терпения: “Я не мог приноровиться к его характеру, а он не мог вынести того, что рядом с ним работает человек Горбачева”. Галкин оставляет Москву и перебирается от плиты на Мальте к плите в Мексике, потом работает в ресторане в Нью-Йорке и, наконец, оказывается в московском ресторане гостиницы “Националь”. Только с приходом к власти Путина порядок восстановлен: Галкин возвращается на свое старое рабочее место в Кремль. На этот раз в моду входят супы, салаты и овощи, хотя, что на самом деле предпочитает Путин, остается загадкой. О Медведеве в книге нет никаких упоминаний.
Il Sole 24 Ore, Италия