Как белорусские товары попали на ереванские полки, а посольство оказалось соседом известного армянского олигарха

Архив 201409/10/2014

Армения с ее населением в 3 миллиона человек вряд ли могла бы считаться перспективным рынком для Беларуси, но в последние годы сотрудничество заметно активизировалось. В Ереване открылся крупный торговый дом с широчайшим ассортиментом белорусских товаров, в Беларуси — предприятие по разливу армянского коньяка. На очереди еще один амбициозный проект, предусматривающий многомиллионные инвестиции в торговый дом в Минске.

За всеми этими проектами стоит один из крупнейших бизнесменов Армении, председатель и основатель партии “Процветающая Армения” и друг президента Беларуси Гагик Царукян. О том, как складываются отношения Беларуси и Армении, о роли личности в товарообороте, новом здании посольства, а также о том, кто может выиграть от вступления Армении в Евразийский экономический союз, рассказал в интервью TUT.BY посол Беларуси в Армении Степан Сухоренко(фото справа).

“Кажется, нам повезло”

— Здесь такая природа, история, кухня и архитектура, что не хочется начинать разговор с инвестиций и товарооборота.
— Ереван — тринадцатая по счету столица Армении. Город расположен в Разданском ущелье — когда только прилетел, каждый вечер было обманчивое ожидание дождя. К вечеру здесь начинает гулять по ущелью сквозняк, кажется, что вот-вот пойдет дождь. Город интересный по архитектуре. Основной строительный материал — красный туф. Так что довольно необычная у них строительная отрасль — производится только цемент, а все остальное — природное: гравий, песок, гранит. Не дала природа им пахотных земель, зато дала в качестве компенсации строительные материалы.
— И виноградники.
— Это у них основная отрасль сельского хозяйства. Абрикос, персик, виноград и далее вино, ну и, конечно, армянский коньяк. Тут два самых известных завода — принадлежащий французам Ереванский коньячный завод “Арарат” и “Ной” Гагика Царукяна, кстати, это официально зарегистрированный поставщик Кремля.
— По статистике первого полугодия белорусский экспорт в Армению немного снизился, как и импорт. Но в любом случае объемы взаимного товарооборота остаются достаточно скромными, в пределах 30-40 млн долларов. Есть ли перспективы роста и за счет каких товарных позиций?
— Все относительно. Если вернуться в 2003 год, когда в Армении открылось посольство Беларуси, то тогда товарооборот приближался к нулю. Сегодня наша страна здесь представлена широчайшим ассортиментом — от БелАЗов до сосисок и молочных продуктов. В торговом доме “Ар-Бе”, который открыли в сентябре 2010 года на окраине Еревана, предлагается 12 тысяч наименований белорусской продукции. С нашей стороны соучредителями выступил ряд предприятий концерна “Белгоспищепром”, с армянской — концерн “Мульти Групп” — доли у сторон примерно одинаковые, взносы были сделаны соответственно деньгами и торговыми площадями. Проект был реализован по указанию президента страны, и с тех пор он набирает достаточно серьезные обороты. Он очень прилично функционирует и у всех в Ереване на слуху. У торгового дома в Ереване уже есть два филиала, которые открыты в центре в прошлом и нынешнем году. 
— Какая продукция обеспечивает основу товарооборота торгового дома?
— Ключевые позиции занимают шины разного профиля, сельхозтехника, промышленные товары и продукты питания — молочные и мясные, винно-водочные изделия. Белорусская водка имеет тут серьезный успех, потому что здесь, к сожалению, много контрафактной водки, которая непонятно где разлита и продается под самыми известными брендами. Белорусскую водку подделывать боятся по понятным причинам. 
— Какая доля оборота сейчас приходится на эту структуру?
— Торговый дом заключил 125 долговременных договоров с основными производителями, являясь эксклюзивным дилером их продукции. При торговом доме действует оптовая и мелкооптовая сеть — так что желающие привезти партию товара в свои магазины в регионах имеют такую возможность. За четыре года проект оказался настолько успешным и раскрученным, что уже сегодня через его торговую площадку переваливается около 30% белорусского экспорта, который идет в Армению. Этот филиал белорусского торгового дома работает второй месяц. “Спросом пользуется хлеб, масло, сыры, сладости — зефир особенно, тушенка. Большое откровение для Армении — сок березовый, очень интересуются все, как и из чего его делают. Косметику вашу оценили уже, а также водку”, — уточняет директор Мкртчян. Сотрудники заверяют, что в Ереване хорошо знают белорусскую косметику, несколько хуже — одежду. На полках торгового дома также сумки Mattioli, колготки, белье. В Ереване также есть магазины “Милавица”, в супермаркетах города можно увидеть стиральные порошки компании “Сонца”.
— Вглубь страны развивать сеть не планируете?
— С губернаторами мы этот вопрос обсуждали неоднократно, были они в этих магазинах, и у нас уже есть договоренность о том, что в ближайшее время мы в Гюмри и на юге страны, в Каджаране, откроем филиалы. Посмотрим, как проект пойдет в регионах, и будем развивать сеть дальше. Хотя это реально усложняет логистику.
— Сколько еще предприятий с участием белорусского капитала в настоящее время действует в Армении?
— К сожалению, немного. До недавнего времени было два: одно — частной формы собственности, второе — смешанной. Годовой их оборот был весьма незначительным. Это БелазКавказТрансСервис, дилер БелАЗа, занимавшийся поставкой и сервисным обслуживанием техники. И совместный торговый дом “БелАр” с участием “Белресурсов”, не получивший развития. Рынок тут небольшой. 
— Получается, что даже с учетом рынков других стран региона сборочные проекты неактуальны?
— При торговом доме “Ар-Бе” есть и сборочное производство — мы уже собрали первую партию из 10 малогабаритных тракторов, которые пользуются успехом у фермеров и виноградарей. Но говорить о массовом производстве, к примеру, как в Венесуэле, Азербайджане, не приходится. Но с учетом известности торгового дома и интереса фермеров, думаю, проект получится перспективным. Все-таки фермер у них сегодня небогат, а сборка позволит примерно на 20% удешевить технику. На это и делаем ставку.
— Даже в городе огромное количество очень старых советских “жигулей”, “москвичей” и “Волг”, которых у нас уже лет 10-15 как нет на дорогах. Можно представить, какую технику используют на селе…
— Всех это удивляет. И я на это сразу обратил внимание. Но вы заметили, что здесь много и шикарных машин?
— Да, “Гелендвагенов” особенно. 
— Это говорит об очень сильном расслоении в обществе в Армении. Население здесь — около трех миллионов и более 30% живут за чертой бедности. В месте с тем здесь достаточно много очень состоятельных людей, олигархов, которые смогли себя реализовать в условиях рыночной экономики.
— Армения достаточно активно инвестирует в Беларусь — прямые иностранные инвестиции за 6 месяцев нынешнего года составили 2,828 млн долларов. В Минске известно о проектах в нашей стране Гагика Царукяна — это такая восточная специфика, когда все строится на личных отношениях и без них успешных проектов просто не бывает?
— Специфика такая есть, и роль личности здесь если не определяющая, то очень значительная. У нас сложились тесные отношения с концерном “Мульти Групп”. Царукян — далеко не последний человек в мире бизнеса Армении. А конкуренция на здешнем рынке очень жесткая, если не сказать жестокая. Важно, что он знает и специфику, и условия работы тут. Кажется, нам повезло — удается реализовывать многие проекты.  При этом надо учитывать, что рынок работает циклично — в прошлом году началось снижение, в нынешнем мы оказались в яме, но видим, что уже на следующий год у нас прорезаются очень серьезные проекты.
— В ходе визита в Армению в мае прошлого года президента Беларуси особое внимание уделяли поставкам карьерной техники. Есть ли здесь подвижки и перспективы роста? 
— В карьерах, где добывается медь, никель, молибден, серебро, золото, работает около 300 большегрузных самосвалов, больше половины из которых — наши БелАЗы. Но рынок маленький, каждый стремится продвинуть свою продукцию, используя даже не совсем корректные приемы. Основные наши конкуренты — Komatsu и Caterpillar, и они по маркетингу, к сожалению, опережают наших — они более разворотливые, мобильные, более свободны в принятии решений. Применяя различные системы бонусов, кредитования сделок под 2-3%, строя, может, не совсем функциональные, но красивые сервисные центры, американцы и японцы сумели убедить покупателя в преимуществах своей техники. Так что в определенный момент нам пришлось тут трудно. Но при всех первоначальных преимуществах покупатель при последующей эксплуатации Komatsu и Caterpillar сталкивался с гораздо большими затратами при их обслуживании, чем с нашими БелАЗами. И сегодня мнение потребителей уже поменялось — они больше делают ставку на нашу технику.  Так что уже есть определенные договоренности с руководством действующих карьеров на следующий, 2015 год. Кстати, мы тоже кое-чему научились у наших конкурентов и уже сегодня можем достойно презентовать нашу технику на рынке Армении. 
— Какие модели берут?
— Раньше были в основном 55-тонные, затем пошли машины по 90 тонн. Здесь мы немножко проиграли Caterpillar, поскольку имели неосторожность поставить четыре машины неотработанной модели. А на небольшом рынке всем известно, как дела у соседа. Начались поломки, и мы проиграли серьезный тендер в Лорийской области, на границе с Грузией. Но сейчас у нас очень хороший 130-тонник — а это базовая модель, под которую формируют карьеры. Уже несколько штук в Каджаран мы поставили, все убедились, что они не хуже конкурентов, а по эксплуатационным характеристикам даже где-то превосходят — обслуживание обходится дешевле. Так что у нас уже есть договоренности о новых поставках.


Политический
импульс

— Армения готовится стать членом Евразийского экономического союза. Может ли это сыграть свою роль в увеличении взаимного товарооборота с Беларусью? Как в Ереване относятся к вхождению в Союз и чего ждут? 
— На днях отмечался День независимости Армении, и президент Серж Саргсян как раз об этом говорил. Дискуссия в обществе, конечно, велась и ведется серьезная. Часть — за ассоциацию с ЕС, кто-то — за присоединение к Евразийскому союзу. Но, как показывает практика, вторых гораздо больше и аргументы у них поубедительнее. Особенно в том, что касается военной безопасности.  Мы также прогнозируем, что после вступления Армении в Евразийский союз достаточно серьезный толчок получит ее экономика. Перед нашими традиционными поставщиками появятся новые возможности. Сегодня мы на рынке Армении сталкиваемся с проблемой недобросовестной конкуренции со стороны поставщиков из других стран, особенно по продовольственной группе товаров. Они, активно демпингуя, буквально выдавливают нас с этого рынка. Особенно это заметно по маслу, мясу, сухому молоку. А покупательская способность населения низкая — вот и берут не то, что качественнее, а то, что дешевле.  В год мы поставляли сюда молочных продуктов на 5-7 млн долларов, сегодня нам полностью перебила поставки Украина — у них в 1,5 раза дешевле.  Но после вступления в ЕАЭС преимущества получат наши поставщики. И тут важно действовать оперативно, иначе ниши может занять в первую очередь российский бизнес. Он тут очень прогрессирует — уже около 11 тысяч совместных российско-армянских предприятий действует в стране. Наши же пока осторожничают.
Армения всегда славилась высококачественной сельхозпродукцией. Армянские фрукты, овощи действительно имеют вкус, аромат. А сейчас у них перепроизводство. Откроется рынок ЕАЭС, уйдут таможенные и другие барьеры — появится возможность и для наращивания поставок, и для развития совместных производств по переработке. 
— Не помешает ли вступлению Армении в Союз карабахская проблема? 
— Тема очень больная, много спекуляций вокруг. Этот вопрос находится в компетенции глав наших государств. Думаю, договорятся.
— В Беларуси неоднократно говорили о ценности для нашей страны армянского опыта строительства и эксплуатации АЭС. Тем более что здесь сейсмоопасная зона и рисков для атомной энергетики больше. Есть ли уже какие-то конкретные договоренности в этой сфере?
— Атомная станция в Армении работает с 1976 года, и все это время в большей или меньшей степени регион трясет. В 1988 году было мощнейшее Спитакское землетрясение, где погибли 25 тысяч человек. АЭС пережила и это землетрясение. Сегодня у армянских атомщиков накоплен уникальный опыт подготовки кадров, эксплуатации станции, обеспечения ее безопасности.  У нас сейсмоопасности нет, и все равно соседи находят какие-то надуманные предлоги, выкатывая нам претензии. Здесь стоит тот же российский реактор, только старого образца, который показал себя весьма и весьма надежным. Никаких выбросов и сбоев не было. Сейчас они на 10 лет продлевают срок эксплуатации, для чего работала очень компетентная комиссия МАГАТЭ, которая проводила стресс-тесты. На этой же площадке собираются строить новый блок.  В мае 2013 года в ходе официального визита президента Беларуси в Армению было подписано соглашение о сотрудничестве в области ядерной безопасности. Сегодня уже подготовлено и готово к подписанию соглашение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Думаю, на ближайшей межправительственной комиссии мы его подпишем.
— Белорусов в Армении много? Мне вот первый же встретившийся армянин — таксист — рассказывал, как несколько лет в Гомеле жил. 
— Мир тесен. Кто-то служил, у кого-то родственники живут в Беларуси. Недавно вот на рынке разговорились с продавцом, говорит, служил в Печах и вспоминал Чертов мостик. Знаю, говорю, этот мостик. Очень много здесь тех, кто связан с нашей страной. Есть и диаспора наша — порядка 130 человек, в основном это женщины, которые вышли тут замуж.  Бесспорно, у армян к белорусам очень теплое отношение. И армяне за свою многовековую историю много страдали, у них осталось всего около 10% территории, и через нас все войны проходили. Так что и мы, и армяне знаем цену и миру, и дружбе, и хлебу.
— Для туристов и бизнесменов есть в Армении какие-то специфические риски?
— Для мелкого и среднего бизнеса, который со вступлением Армении в ЕАЭС активизирует тут работу, никаких криминогенных рисков тут нет, только обычные рыночные и профессиональные. Правоохранительная система здесь работает достаточно четко и надежно. Так что тому, кто планирует прийти сюда с инвестициями, создать свой бизнес, будет надежно и комфортно.
— Русский здесь все знают? 
— Разговаривают практически все. Так что стимула учить армянский у меня нет. (Улыбается.)
— А молодежь, скорее, будет знать русский или английский? 
— Армения готовилась к ассоциации с ЕС, причем продвинулась на этом пути дальше всей начавшей процесс четверки стран. Так что в какой-то момент молодежь была больше мотивирована на изучение английского. Но сейчас русский изучают очень многие, ему учат детей в детсадах, есть русские школы. Так что образованная молодежь хорошо говорит на русском. С включением страны в огромный евразийский рынок пойдет и дальнейшее распространение русского языка.
— Белорусы начали активнее путешествовать в страны ближнего зарубежья, где многие бывали еще при Союзе. Как вы оцениваете туристический потенциал Армении? Что нужно, чтобы белорусы более активно посещали эту страну? 
— Пока в основном едут бизнесмены и те, у кого есть родственники в Армении. Раньше между Минском и Ереваном было два рейса в неделю, сейчас — три, и рассматривается возможность открытия четвертого.  У Еревана хороший туристический и инвестиционный потенциал — тут очень развита сфера услуг и торговля. По количеству кафе и ресторанов на душу населения Ереван будет держать первое место в Европе — их не только много, в них приемлемые цены, очень обходительное, внимательное обслуживание. При этом и по количеству памятников архитектуры и культуры на душу населения Армения занимает одно из первых мест. Здесь христианство на тысячу лет старше, чем на Руси, огромное количество уникальных монастырских комплексов, церквей. Есть здесь и уникальные санаторно-курортные комплексы на озере Севан, в Дилижане и Джермуке.
Хотя наши белорусы привыкли идти проторенными дорогами — Европа, Турция, меньше интересуясь возможностями других стран, в частности, Армении. Потенциал страны огромный. Здесь цивилизация еще не прошла своим катком по многим местам.  И туристы со всего мира это ценят. В 2012 году страну посетили 600 тысяч туристов, в прошлом — 800 тысяч, в нынешнем Армения подойдет к миллиону. 

Белорусское новоселье: вип-сосед, березки и лучший вид на город

Здание посольства, которое уже можно называть прежним, впечатления не производит. Скромный район, правда, недалеко от метро, прилепившиеся рядом невзрачные здания, видавшие виды автомобили. Зато новое, уже оформленное в собственность здание — совсем из другой весовой категории. Красивейшее место на северо-восточной окраине Еревана. Рядом на холме — особняк Царукяна, фазаны с его участка периодически забредают на белорусскую землю. Полгектара земли, сад, белорусские березки.
Площадь здания посольства составляет 650 квадратных метров, рядом есть место для строительства небольшого жилого корпуса. Выбор в пользу именно этого варианта сделала комиссия, оценивавшая 11 подобранных объектов. Ожидается, что в ближайшие годы и Армения обзаведется в Минске прекрасным объектом. Правда, речь идет не о здании посольства. Гагик Царукян взялся построить в кратчайшие сроки армяно-белорусский многофункциональный торговый дом в Минске. Площадка ему уже выделена, стоимость проекта оценивается в 100 млн долларов.

На снимках: новое здание посольства; праздничный торт; армяно-белорусский торговый дом.