Как армянские спецслужбы сотрудничали с Гейдаром Алиевым

Архив 201629/11/2016

В одном из номеров газеты “Паст” было опубликовано интервью с экс-советником президента Левона Тер-Петросяна по вопросам национальной безопасности Ашотом Манучаряном. Публикация представлена в переводе times.am. Манучарян поведал о том, как тогдашнее руководство Армении сотрудничало с будущим президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым.

 

 

— По нашим сведениям, в начале 90-х, когда Гейдар Алиев занимал пост председателя меджлиса Нахиджевана, он связался с армянскими спецслужбами и предложил им сотрудничество. Вы в то время были советником президента Армении по вопросам нацбезопасности. Нам известно, что Алиев в первый раз позвонил именно вам…

— Это была существенная часть сотрудничества Армении и Гейдара Алиева как представителя внешней политики Азербайджана по вопросам Нагорного Карабаха и региона в целом. После того как Алиев занял кресло председателя меджлиса Нахиджевана, у него появились свои взгляды относительно дальнейшего пути Азербайджана. Мы опирались на его позицию, предлагая временами совместные проекты. Все это происходило посредством различных встреч и телефонных разговоров. Интенсивность сотрудничества была на очень высоком уровне. Для примера скажу, что в 1992 году вокруг коммуникационных проблем (газ, электроэнергия, перевозка грузов) со стороны Нахиджевана не существовало никаких ограничений. А ведь Баку проводил блокаду…

— Кто первым вышел на контакт?

— Мы постоянно встречались с руководством Нахиджевана по поводу инцидентов на границе и другим причинам. В скором времени стало ясно, что будущее Азербайджана, каким его видит Гейдар Алиев, ничего не имеет общего со взглядами тогдашнего президента Азербайджана Эльчибея. Алиев был глубоко враждебен к новым деятелям. Потому и стал нашим партнером для того, чтобы мы попробовали найти общие точки соприкосновения.

— Была ли у Гейдара Алиева собственная президентская программа, какую роль сыграла армянская сторона в её становлении?

— У армянской стороны, конечно же, было свое представление о внутриполитических процессах Азербайджана. Были у нас и конкретные планы. Однако сейчас еще не пришло время, чтобы подробно рассказать, что, где и когда произошло. Ситуация была такая: по мнению Гейдара Алиева, Эльчибей и его администрация вели Азербайджан по пути уничтожения, но одновременно представляли собой и большую опасность для Армении. Так же смотрело на вещи и армянское руководство. Поэтому мы старались найти общие подходы к решению проблем в регионе. В тот период мы с Алиевым были фактически соратниками.

— И, кажется, добились желаемого — Алиев стал президентом…

-Да, Алиев стал президентом и готов был реализовать все те проекты, о которых ранее говорилось. И еще. Не было вопроса, по которому он бы обманул нас. Разумеется, и мы его не обманывали. Просто на завершающей стадии этих процессов мы оказались в очень тяжелом положении, когда появились эмиссары из США, в частности, заместитель госсекретаря. На нашу страну начали оказывать давление, что якобы США очень продуктивным путем обеспечат мир, и нам нужно отказаться от наших проектов.

— Вернемся к вопросу о сотрудничестве. Когда вы сотрудничали в период боевых действий, Алиев что-то советовал или же предоставлял информацию военного характера?

— Военные действия шли по различным направлениям, и по этим вопросам могли быть конкретные решения для сглаживания проблемы. Больше я не могу ничего сказать. Это непозволительно – время еще не настало. Пройдут годы и, возможно, запрет этот будет снят. Но хочу сказать одно: неверно представлять Алиева как «армянского агента». У этого человека были свои представления о будущем его страны и о себе самом.

— Вы отметили, что американская сторона предложила сотрудничество и новые механизмы для становления мира. О каких конкретно механизмах идет речь?

— По существу, это то, что называется сейчас «Минским процессом». По представлениям американцев, все должно было пройти очень быстро и продуктивно. Первоначальная наша оценка была следующей: хоть мы были и молодыми деятелями, однако понимали, что у крупных держав есть свое видение и цели, которые, как правило, не совпадают с интересами маленьких народов. Американцы предложили Минскую группу, и мы согласились. Но считать это «мирным соглашением» никак нельзя.