К маркам необходимо относиться с той же серьезностью, что и к деньгам

Архив 200926/11/2009

— говорит создатель первого почтового знака независимой Армении Арутюн САМУЭЛЯН
17 ноября с.г. состоялась презентация первых двух книг 50-томника Айка Демояна “Войны и военное искусство Армении”. 24 августа опять же 2009 года была введена в обращение денежная купюра в 100 тысяч драмов. Ранее, 30 мая, прошла презентация книги Рузан Захарян “Артист, певец и трубадур” об актере Микаеле Погосяне. До того, 27 февраля, была выпущена открытка с маркой, посвященной национальному герою Армении и Арцаха Монте Мелконяну. Этот список можно продолжить… вплоть до 28 мая 1992 года — дня выхода в свет первой армянской почтовой марки. Но что общего между этими, казалось, никак не связанными событиями современной жизни Армении? Ответ прост: автором дизайна всех перечисленных проектов, равно как и эмблем Центрального банка Армении, Министерства труда и социальных вопросов, а также значительного числа памятных монет, выпущенных в Армении в 2002-2009 гг., является один и тот же человек — книжный график, дизайнер, карикатурист, художник и сегодняшний гость “НВ” Арутюн Самуэлян.  — С 1992 года, став главным художником АОЗТ “Намаканиш” (“Почтовая марка”), вы начали создавать превосходные авторские серии марок, котирующиеся среди коллекционеров во всем мире. А что привело художника, пытающегося своим творчеством отразить взаимосвязь Человек — Природа — Космос, к работе над марками и почтовыми эмблемами?
— Я вообще-то люблю камерную работу. Необходимые условия — бумага, карандаш и… чтобы никто не мешал. Работаю в основном в малых формах, хотя многие из моих работ (например, фотографика) хороши и в больших форматах. Однако считать меня миниатюристом из-за того, что я некогда проектировал почтовые марки, которые многие предпочитают называть “миниатюрой”, ошибочно. Хотя, конечно, марка — это в определенном смысле маленькая визитная карточка страны или же “страна в миниатюре”.
Работая в фирме “Намаканиш” с первых лет ее создания, я стал автором не только первой, но и многих других армянских марок, в том числе и арцахских. Вспоминая сегодня историю первой почтовой марки Республики Армения, считаю необходимым упомянуть также человека, стоявшего у истоков ее создания… Я говорю о погибшем в карабахской войне писателе, журналисте и публицисте Самвеле Шахмурадяне.
…В “Намаканише” мы работали поначалу небольшой группой. К делу подходили со всей ответственностью, стараясь, чтобы наши марки были узнаваемы по качеству как художественных решений, так и полиграфического исполнения. Кроме того, “Намаканиш” проводил выверенную и жесткую эмиссионную политику. Отбор был очень строгим: мы готовили к изданию именно столько наименований почтовых марок, сколько было необходимо для страны с ее конкретным населением. Мы не выпускали ничего для коммерческой выгоды или ради того, чтобы специально услужить коллекционерам, и поэтому наша продукция высоко ценилась во всем мире.
— Вы покинули “Намаканиш” в 2004 году. А как сейчас обстоят дела с армянскими почтовыми марками?
— Насколько мне известно, ныне не существует конкретного аппарата или структуры, грамотно координирующей и направляющей работу в данной сфере. Марками занимается компания “Айпост”, где функционирует подразделение, именуемое почему-то филателистическим. Руководящие позиции в нем занимают люди, не имеющие отношения ни к издательской работе, ни к графическому дизайну.
К сожалению, сейчас нет понимания, что издание почтовых марок должно осуществляться в рамках единой скоординированной системы, с учетом исторических и культурных особенностей страны. Поэтому нередки случайные, а то и вовсе нелепые выпуски, без учета того, что было создано в предшествующие годы: разрушаются, не получают продолжения серии, каждая из которых имела свои смысловые и конструкционные константы. И как итог — резкое падение интереса в мире к армянским почтовым маркам. Для повышения же рейтинга необходимо, чтобы выпуск почтовых марок осуществляла компетентная структура, состоящая из профессионалов. И желательно, чтобы она была государственной, монопольной. К маркам необходимо относиться с той же серьезностью, что и к деньгам, ведь они, по сути, те же дензнаки, используемые в качестве оплаты различных почтовых отправлений.
— Кстати, о деньгах, точнее — банкнотах. Недавно обрела популярность гипотеза “пророчества 20-долларовой купюры” о событиях 11 сентября 2001 года в США. Как вы считаете, могут ли быть найдены подобные знаки на недавно введенной в обращение купюре в 100 тысяч драмов, автором контура которой являетесь вы?  — Я ничего не смыслю в оккультизме. Но помню, что поиск различного рода знаков-ребусов на банкнотах был довольно популярным занятием еще в советское время. Так что искать можно везде и всегда и даже находить что угодно (к примеру, говорят, что на однодолларовой купюре целый комплекс древних алхимических знаков, впоследствии перенятых масонством)… Нечто “крамольное”, помнится, усмотрели и у нас на эмблеме соцминистерства, помещенной на социальных картах граждан РА. Напуганные слухами о якобы предстоящем зомбировании посредством чипов, встроенных то ли в новые карточки, то ли в самих людей, некоторые “разглядели” в этой эмблеме… три шестерки. Для внесения окончательной ясности в этот вопрос скажу, что при ее создании я исходил, как это нередко делаю, из трех графем, по сути, трансформаций солярных знаков. Проще говоря, знака вечности (который лежит также в основе очень древних и распространенных во многих культурах разных типов свастики — прекрасного символа, незаслуженно опороченного в начале прошлого века) и восточной монады, более известной как “инь-ян”.
Что касается 100-тысячной купюры, то на ней изображен царь города Эдессы Абгар V, с которым, согласно древним источникам, использованным Мовсесом Хоренаци, связана легенда о единственно известном прижизненном портрете Христа. Царь стоит на фоне карты Эдессы того времени (I век н.э.) — территории, располагающейся недалеко от исторической Армении — и указывает на кусок ткани с животворным образом Христа, помещенный на царский стяг. А на оборотной стороне купюры изображена сцена передачи учеником Христа Тадевосом этого полотна Абгару, и в результате его чудесное исцеление от проказы.
Как видите, сцены, запечатленные на этой купюре, более чем недвусмысленные. Однако не удивлюсь, если любители “денежных” развлечений умудрятся отыскать потусторонние знаки-предсказания и на этой банкноте.
Насчет эмблемы Центробанка тоже все предельно ясно: я попытался в ней реабилитировать замечательный, как уже сказал, знак — свастику…
— Вы по профессии также художник-дизайнер и работаете в основном на заказ. Вас это не угнетает?
— Отнюдь. Мнение — художник это человек, творящий, что его душе угодно — стереотип, отчасти являющийся наследием советской эпохи. Свобода самовыражения и вседозволенность в творчестве — вещи полярные. Если первое дает художнику необходимый импульс для созидания, то второе в силах исковеркать, уничтожить, свести до минимума все его потуги. Работа же на заказ, по сути, является творчеством с ясно поставленной задачей и рамками исполнения. Если задача поставлена четко, то это организует работу, дает направление поиска, и то, что кажется на первый взгляд ограничением свободы, на деле является некой систематизирующей силой. Будучи бывшим физиком, сформулирую это так: лишь путем ограничений становятся ясны правильные пути поиска алгоритма решения.
Что же до конъюнктурности подобной работы, то, думаю, не открою великого секрета, сказав, что самыми известными и великими “конъюнктурщиками” были Микеланджело и Леонардо. Если бы они в свое время не работали по конкретному заказу, многое из того, чем мы ныне восторгаемся, просто-напросто не существовало бы.
— Над какими проектами вы сейчас работаете?
— Одной из последних моих работ было художественное оформление книг директора Музея-института геноцида армян Айка Демояна “Военное искусство и вооружение Армянского нагорья в бронзовом веке” и “Военное искусство и войны Ванского царства” из цикла “Войны и военное искусство Армении”.
Одновременно с этими книгами в типографию был сдан оформленный мной альбом — частный проект, автором которого является сын известного в Иране художника-акварелиста Смбата Тер-Кюрегяна — Армен Тер-Кюрегян, профессор университета Беркли. Альбом состоит из репродукций картин Тер-Кюрегяна-старшего и называется его артистическим именем — “Сумбат”.
На данный момент к изданию готовится работа под названием “Маргиналы киликийских манускриптов” (проект Матенадарана). Это авторская работа ныне покойной Сусанны Ованнисян. Вместе с ее супругом фотографом Самвелом Аграмяном, подготовившим и систематизировавшим материал, я разработал визуальную концепцию-схему, принципиальный макет книги. Также к изданию при поддержке государства, в частности Министерства культуры, готовится большой альбом, который, уверен, вызовет интерес почитателей армянской живописи, так как в нем представлено творчество одного из выдающихся ее представителей — Арутюна Каленца.
Рубен ПАШИНЯН