Из метана возгорелось-таки пламя

Архив 200908/10/2009

Вчера на Нубарашенской горсвалке случилось историческое событие — церемония официальной передачи установки по приему и сжиганию биогаза городской мэрии
Торжественное открытие с традиционным перерезанием красной ленточки и брызгами шампанского, правда, намечено на будущий понедельник. Но уже вчерашняя акция по “приему-сдаче” — свидетельство начала функционирования установки, которого японские компании, зачинщики проекта в тандеме с ереванцами, ждали очень давно.
Переговоры шли как минимум пять лет, не так давно и вовсе нависла угроза приостановления проекта. Но нынешней весной все заладилось — окончательный договор был подписан в столичном муниципалитете. И ныне представители последнего в лице главы коммунального управления Гагика Хачатряна и компании “Нор барекаргум” произвели своего рода прием-сдачу установки. Отныне “Нор барекаргум” примется эксплуатировать японское ноу-хау. Будем надеяться, без эксцессов, собственно, быть их особо и не должно — японцы провозились с оснащением территории свалки довольно долго. Теперь мусорка являет собой аккуратное зрелище — присыпана слоем песка и нашпигована трубами, через которые метан собирается в газосборнике и успешно сжигается. Кстати, что немаловажно, процесс сжигания уже стартовал. Ежедневно обезвреживается порядка 500-600 кубометров биогаза! Оттого и зловоние Нубарашенской мусоросвалки значительно подсократилось. Но стало ли меньше метана, который, как известно, не пахнет?
Ответ на этот вопрос будет получен лишь после проведения мониторинга. В чем японская сторона, с учетом квот, которые светят в связи с утилизацией вредных выбросов, заинтересована. И ждать себя не заставит. Но уже сейчас понятно, что нейтрализуемых выбросов меньше, чем было бы в случае задействования всей территории мусоросвалки. Договор с японской стороной, как известно, было подписан с издержками. И второй этап реализации проекта — речь о трансформации энергии, получаемой в результате сжигания, в электрическую — пришлось законсервировать. В итоге из 24 га столичной свалки японцам достались лишь 6 га. Еще 15 га — это земли, в недрах коих биогаз начисто отсутствует и использовать их не было смысла. Остальные порядка 4 га земель, уверяют в мэрии, оставлены под новые мусорные захоронения. Но, согласитесь, и этих 4 га достаточно для изрядного задымления и загрязнения атмосферы.
Правда, есть надежда на то, что вторая часть проекта будет-таки реализована. Но для этого японской стороне необходимы все земли — лишь в случае полного использования “мусорного пирога” генератор, преобразующий энергию в электрическую, может быть рентабелен. Но говорить об этом рано. Дело в том, что довольно активно ведутся работы по выбору компании-оператора, которая займется разрешением мусорных проблем Еревана. И не исключено, что помимо сбора новоприбывшая компания займется также и утилизацией (способ сжигания также не исключен) мусора или биогаза. Лишь в случае если такой цели в заявке оператора не появится, японцы смогут претендовать на оставшиеся земли, а нубарашенцы — рассчитывать на окружающую среду, очищенную от метана в еще большей мере, нежели сейчас. Но новый мусорный оператор должен появиться в результате тендера лишь к концу 2010 года. А до той поры, уже к концу текущего года, будет проведен тендер на отбор компании-консалтера, призванной подготовить условия контракта. Именно согласно этому контракту “мусорный мессия” и должен будет функционировать. С желающими поучаствовать в конкурсе консалтинговыми компаниями, кстати, проблем нет — заявки в Минэкономики представили уже 16 компаний, из них будет выбрано 6 лучших. Словом, все идет своим чередом. И, надо полагать, через год с небольшим Ереван избавится от проблемы утилизации мусора. Важно, что главная подвижка в ее разрешении — поистине “революционный” факел, в котором метан разлагается на воду и углекислоту, и он уже загорелся. И, дай бог, никогда уже не погаснет!
Ася ЦАТУРОВА