Из ереванских птичек в городе остались лишь вороны

Архив 201210/04/2012

1 апреля мир отмечал Международный день защиты птиц. И хотя событие не осталось без внимания и в нашей стране — в столичном Зоопарке дети своими руками сколачивали скворечники, а лучшему мастеру был вручен приз, — тем не менее отечественным пернатым не позавидуешь. Как сказала координатор Экологического общественного альянса Сильва Адамян, с каждым годом краснокнижных представителей птичьего мира становится все больше. Если лет 10 назад в этом списке было всего 65 видов птиц, то сегодня их 110! Заметно сократилась и численность некраснокнижных летающих представителей фауны — в частности, ряды таких птиц заметно поредели в Ереване. Причин много и главная, пожалуй, отсутствие желания бороться и контролировать на госуровне со всеми негативными явлениями, что в итоге приводит к дефициту пернатых.

По словам Адамян, из этих 110 видов краснокнижных птиц в зоне особого риска ныне пребывают как минимум четыре — белоголовый сип, бородач, сокол и черный гриф (черный гриф занесен не только в Армянскую, а и в Международную Красную книгу!). Крайне немного и отдельных видов водно-болотных — речь, в частности, о пеликане и розовом фламинго. Но если розовый фламинго — птица перелетная, то отмеченные виды являются у нас гнездящимися. И смена их обитания — явление для нас крайне нежелательное. Между тем в связи с нарушением среды обитания в Армении немалое их число подалось в Грузию — коллеги-экологи соседнего государства констатируют увеличение численности тамошних колоний. Немудрено — скажем, из-за дискомфорта от пролегающей рядом автотрассы в свое время из окрестностей села Дсех улетел белоголовый сип — в итоге мы лишились колонии из почти 20-30 особей активно размножающихся птиц.
Одна из насущных проблем для пернатого мира Армении — отсутствие корма. В частности, это ведет к сокращению численности хищных птиц — ведь белоголовый сип, черный гриф, сокол и бородач питаются исключительно падалью. Но где ее теперь отыскать? Отечественные охотники и браконьеры умудряются отстреливать все, что движется по полям да лесам — от кабанов до зайцев. Найти падаль в виде крупного рогатого стервятникам тоже сложно — фермеры предпочтут сдать околевшую скотину в производство, либо оприходуют ее сами, нежели оставят гнить в поле. Иные ловкачи — своего рода птичьи спекулянты, — умудряются отловить краснокнижников, дабы реализовать их за пределами страны по баснословным ценам. Адамян располагает вполне конкретным фактом — когда в Иран за 50 тысяч евро (!) был продан сокол. Оглашать имя человека, который сбагрил редкую птицу иноземцам, она не стала — как говорится, не пойман не вор. Да и рассказан случай был в тесном дружеском кругу. Эколог недоумевает, как подобное могло быть — ведь любой груз, отправляющийся за пределы страны, досматривается таможенниками. Однако на таможне эксперту заявили, что такая птица зафиксирована у них не была. О тревожном факте Адамян информировала Минохраны природы. Однако имел ли сигнал некий резонанс, ей неизвестно. Адамян обеспокоена самим явлением — по ее словам, на Зейтунском птичьем рынке редчайшие птицы хоть и не выставлены в открытую продажу, тем не менее, поинтересовавшись, можно запросто найти человека, который предложит любую редкую птицу по редчайшей цене! С чем она смириться не может. Ведь если в определенных случаях справиться с исчезновением ряда видов крайне сложно — скажем, водно-болотные, как правило, мигрируют из-за отсутствия мест гнездования, вызванного, например, осушением болот в сельхозцелях (по этой причине на грани исчезновения находятся журавли — ред.), — то в данном конкретном случае все в наших руках. Достаточно только наладить систему контроля.
Того же контроля недостает и обитателям Армашских озер — для отстрела обитателей коих специальный веб-сайт приглашал едва ли не охотников со всего мира. Причем за удовольствие убить одну птицу предлагалось уплатить 500 евро! После неоднократных обращений в правительство и Минохраны природы удалось добиться лишь ликвидации сайта. А вот система контроля на озерах не внедрена до сих пор. То ли оттого, что территория эта — чья-то частная собственность, то ли по иным причинам? Сильва Адамян говорит, что пернатые обитатели Армашских озер являют собой золотой фонд Армении, потерять который по меньшей мере непростительно! Впрочем, и водно-болотные иных водных территорий пребывают ничуть не под меньшей угрозой истребления. За исключением Севана — куда, по данным “НВ”, в связи с поднятием уровня в последние пять лет вновь вернулись цапли и еще несколько видов, — жители остальных водных территорий переживают непростые времена: за многими усиленно бдят браконьеры и охотники. Последние отстреливают ценные виды азарта ради или по случайности, а вот браконьеры преследуют конкретные цели. В том числе якобы чтобы утолить голод. Источники “НВ” уверяют, что ныне в пищу идет и мясо цапли, и аиста. А в Армавирской области, к примеру, народ подсел на осоеда.
Наверняка аналогичная ситуация имела бы место и в Ереване. Да только в последние годы здесь можно поживиться разве что воронами да воробьями, занявшими место певчих птиц. Последние медленно, но верно покидают Ереван — виной тому масштабные строительные работы и сокращение зеленых территорий. Наконец, серьезный стресс переживают певчие птицы, чьи гнезда оказываются рядом с кафе и ресторанами, в коих грохочет музыка. Председатель Ассоциации “За устойчивое человеческое развитие” Карине Даниелян заявляет, что музыкальная какофония являет серьезный стресс для птиц. И ведет к сокращению видового разнообразия — старожилы помнят, что в 1923-м, когда Ереван лишь формировался и озеленялся, орнитологи насчитывали 140 видов пернатых, однако к концу 1980-х их стало уже 180. Увы, за годы энергетического кризиса и “стрессовых” лет, на протяжении коих столица активно застраивается, этот показатель сократился до 160-170 видов. Беда вовсе не в чисто эстетическом факторе — в том, что ереванцы лишаются возможности наслаждаться пением птиц, — а в том, что мы лишаемся и их санитарных функций, т.к. они являются активными “борцами” с насекомыми. Те же ласточки, к примеру, избавляют нас от комаров. Но это обстоятельство отечественными архитекторами не учитывается. И если в любой европейской стране на углах у крыш домов непременно предусматриваются удобные птичьи пятачки, то наши ласточки подобных удобств лишены. Туго в столице и со скворечниками: в 2000 году началась программа по обеспечению птичек жильем. Но с 2005-го число аллей и деревьев сократилось и ныне процесс приостановлен — дабы пристроить скворечник, следует учесть расстояния между деревьями, их высоту и толщину ствола. “Наши дворовые территории должны зазывать к себе птиц, а не отталкивать, как сейчас — говорит Даниелян. — В них же ныне идут бесконечные бои на предмет застройки и искоренения зеленых насаждений. И мало кого интересует, что лишая столицу зелени, беспардонно внедряясь в среду обитания птиц, мы по сути лишаем нормальной среды и себя. Ведь если оседлые места покидают птицы, стало быть, и нашим детям в этих дворах, на этих улицах нормально развиваться нельзя. Птица ведь не только красивое создание, птица — индикатор нормального образа жизни!..”
Ася ЦАТУРОВА