Искоренение коррупции — дело рук самих коррупционеров?

Архив 201003/04/2010

Члены правительства, депутаты и другие должностные лица в Армении не должны заниматься бизнесом, сказал в интервью одной из местных газет глава армянского правительства Тигран Саркисян.

По словам премьера, один из важнейших признаков коррупции — это сращение государственного и частного, причем не во имя общественных интересов, а для решения личных вопросов. Что и говорить,  «хрестоматийное» определение.
 «Сегодня мы пытаемся решить самую главную задачу, а именно: члены правительства, депутаты, другие должностные лица не должны заниматься бизнесом. А если они собственники или имеют свой бизнес, то, заняв ту или иную государственную должность, должны передать управление им другому органу», — сказал Саркисян. Иначе говоря, депутаты и госчиновники могут иметь бизнес, но заниматься им они не должны. Зато должны, как считает глава правительства, постоянно и публично докладывать общественности о своем бизнесе и демонстрировать, что выполняя свои должностные обязанности, не могут своими решениями влиять на собственный бизнес. Многовато бизнеса получается, при том, что заниматься им нельзя. А если не заниматься, то как о нем докладывать?  Но если непременно  надо докладывать, то значит,  заниматься  все же придется. Скажем, в перерывах между заседаниями НС или правительства. Неужели, действительно нельзя?
 Премьер-министр отметил, что в парламенте уже представлен проект закона, предусматривающий внедрение института выявления интересов. Будет создана также комиссия по этике, которая станет контролировать процесс декларирования доходов и имущества высокопоставленных лиц. «При этом декларации должны быть открытыми, публичными. Будет создан также единый регистр, возможность доступа в который будет иметь каждый гражданин. Думаю,  это существенно ограничит коррупционные риски», — сказал Саркисян.
Думаем, существенно ограничить коррупционные риски можно будет лишь если мы рискнем и хотя бы в одном случае из десяти станем назначать  депутатом или членом правительства человека, не имеющего ярко выраженного бизнес-интереса. А то представьте себе ситуацию: запущен институт выявления интересов, и все депутаты по одному проходят тестирование, чтобы общественность знала, у кого какой  интерес и в какой сфере. Что даст нам это знание или информация о доходах людей с мандатом и чином?  Подсчитаем — прослезимся?  Или, может, уверуем, что искоренение коррупции — дело рук самих коррупционеров?
Соб.инф