“Искандеры: в Армении: политический сигнал Баку или новая политика России?

Архив 201601/10/2016

Тупиковые лабиринты в процессе карабахского урегулирования

Политико-дипломатический диалог по проблемам урегулирования карабахского конфликта все больше и больше напоминает разговор глухого с немым. А если иметь в виду интерпретацию конкретного документа каждой из конфликтующих сторон, то это еще и театр политического абсурда.

После четырехдневной апрельской войны, которая была остановлена при личном участии президента России Владимира Путина, произошло два важных события – встречи в Вене и в Санкт-Петербурге президентов Алиева и Саргсяна. Было озвучено согласие предпринять шаги для практического внедрения механизма мониторинга исполнения соглашений и расследования инцидентов, расширены возможности команды личного представителя председателя ОБСЕ, обозначена вероятность перехода к возобновлению переговорного процесса. Правда, под венским совместным заявлением не оказалось подписи Азербайджана. Впрочем, в Санкт-Петербурге было декларировано полноценное соблюдение трехсторонних бессрочных соглашений о прекращении огня 1994-1995 годов, под которыми стоят подписи Баку, Еревана и Степанакерта. Сопредседатель МГ ОБСЕ от США Джеймс Уорлик говорил, что «стороны должны совместно работать для реализации достигнутых соглашений, в том числе расширения миссии ОБСЕ», а «сокращение боевых действий делает возможным переговоры». Все предельно ясно. Однако в Нью-Йорке в рамках Генассамблеи ООН сопредседатели провели почему-то не совместную встречу с главами МИД, а отдельную с каждым из них. Стало очевидно, что назревает очередной кризис.

Выход из него сопредседатели, похоже, стали искать в неких новых предложениях, суть которых не озвучивается. Но именно с этими предложениями стала связываться возможность организации новой встречи министров или президентов. При этом утверждается и то, что некие «новые предложения» якобы звучали и в поздравительном обращении в честь Дня независимости Армении, направленного президентом Франции Франсуа Олландом. При этом Париж официально заявил о готовности стать очередной площадкой для переговоров.

Пелену таинственности создал и глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров. Говоря о намерении сопредседателей Минской группы посетить во второй половине октября регион, он не стал связывать их визит со стремлением МГ ОБСЕ приступить к практической реализации венских и санкт-петербургских договоренностей, сказав только то, что сопредседатели «выдвинут какие-то предложения» в связи со встречей президентов. «Может, мы всего и не сообщаем прессе, — подчеркнул Мамедъяров. — Однако могу сказать, что мы проводим обсуждения на уровне сопредседателей и министров». Он также рассказал, что до поездки в Нью-Йорк встретился в Москве с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, а это внешне создает вроде бы впечатление согласованности действий Баку с Москвой.

Ситуация стала еще больше запутываться после того, как глава МИД Армении Эдвард Налбандян выступил в университете Беркли в Калифорнии. По его словам, «мы вместе с сопредседателями прилагаем все усилия для ликвидации последствий апрельской агрессии. Во-первых, необходимо восстановление доверия к переговорному процессу и создание условий для его продолжения. Во-вторых, необходима реализация договоренностей, достигнутых в Вене и в Санкт-Петербурге, уважение и безоговорочное выполнение трехстороннего соглашения о бессрочном прекращении огня, и, в-третьих — расширение возможностей личного представителя действующего председателя ОБСЕ».

 

Однако представитель внешнеполитического ведомства Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил, что «глава МИД Армении в ходе своего выступления в университете Беркли по традиции пытался обмануть и запутать международную общественность, искажал суть и результаты встреч в Вене и Санкт-Петербурге». При этом Гаджиев «уточнил», что «МИД Армении, безосновательно внося в повестку второстепенные и третьестепенные технические вопросы, пытается уйти от решения главного вопроса», а «основным результатом переговоров в Санкт-Петербурге является необходимость сторонам армяно-азербайджанского конфликта приступить к субстантивным переговорам при посредничестве Минской группы». Их результатом «должно быть изменение нынешнего статус-кво и освобождение оккупированных территорий Азербайджана. Суть процесса переговоров состоит в этом», — указал Гаджиев. Это уже какой-то театр абсурда, стремление подменить понятия и сменить не только переговорную повестку, но и грубо ее сфальсифицировать. Интересно было узнать, что имеет в виду МИД Азербайджана, используя термин «субстантивные переговоры», с кем и как они ведутся, почему об этом никто ничего не ведает. Складывается устойчивое ощущение, что, по словам бакинского политолога Зардушта Ализаде, «карабахская проблема превращается в подобие палестинской». После апрельской войны Баку подписывает в Санкт-Петербурге соглашение, потом о нем напрочь забывает. Поэтому слухи о второй встрече в Москве президентов Азербайджана и Армении при посредничестве президента России так и остались всего лишь слухами. Теперь говорят о проведении очередной встречи в Париже, которая вряд ли состоится. То шли рассуждения, будто «Москва стремится к лидерству в процессе урегулирования», всех убеждали в наличии какого-то «плана» то ли Путина, то ли Лаврова. Теперь в Баку обвиняют США и Францию, как сопредседателей МГ ОБСЕ, в проармянской позиции.

Азербайджан все время балансирует на грани соблазна урегулировать конфликт военным путем. В результате в Армении появились российские оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» и реактивные системы залпового огня «Смерч». Что бы сейчас ни писали и ни говорили в Баку — это исключительный случай, поскольку ни у одной из армий государств-членов ОДКБ «Искандеров» на вооружении нет. Станут ли они для Баку сдерживающим фактором, сказать пока сложно. Но определенно — это важный сигнал Москвы в сторону Азербайджана.

ИА РЕГНУМ (29.09.2016)

Станислав ТАРАСОВ