“Иран должен знать, что заплатит дорогую цену”

Архив 200924/09/2009

Завершился визит в Москву председателя правящей парламентской коалиции Израиля, председателя фракции “Ликуда” Зеэва ЭЛЬКИНА. Господин Элькин незадолго до его вылета из Москвы в интервью корреспонденту газеты “КоммерсантЪ” заявил, что поставка Тегерану российских зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-300 может подтолкнуть Израиль к нанесению удара по Ирану. Это можно считать косвенным подтверждением того, что тайный визит израильского премьера в Москву был связан именно с этой проблемой.
— Всю последнюю неделю в России и Израиле много говорят о тайном визите израильского премьера Биньямина Нетаньяху в Москву. Видимо, визит как-то связан с иранской ядерной проблемой?
— Могу сказать, что я был последним израильским политиком, видевшим премьера перед его отъездом в Москву. Мы встречались у него дома и беседовали полтора часа.
— Обсуждали предстоящую поездку?
— Я воздержусь от комментариев.
— А зачем нужна была такая таинственность?
— Есть ситуации, при которых хотят сохранить конфиденциальность. В международных отношениях иногда принята эта модель.
— Почему не сделать это в рамках официального визита?
— Иногда нужно переговорить достаточно быстро, не привлекая внимания СМИ. Это право государственных лидеров, которым они время от времени пользуются.
— Напомните, когда израильский премьер пользовался таким правом?
— Ну, встречи с лидерами некоторых арабских стран или представителями американской администрации бывали неоднократно. И о большей части из них общественность вообще ничего не узнала.
— Тем не менее визит Нетаньяху связывают с иранской проблематикой…
— Все намного шире. В последнее десятилетие Россия сталкивается с теми же угрозами со стороны исламского фундаментализма, что и Израиль. Проявления террора случаются не только в Тель-Авиве или Иерусалиме, были они в Москве и в европейских городах. Дело в том, что с точки зрения Израиля ядерный Иран рано или поздно приведет к ядерной гонке на Ближнем Востоке. Все это приведет к ядерным Саудовской Аравии, Египту, может быть, даже ядерной Сирии. Это абсолютно новая геополитическая ситуация, полностью изменяющая правила игры в мире. В конце концов это приведет к утечке ядерных технологий к террористам. Как показывает практика борьбы с исламским экстремизмом, его технологии, методы да и сами террористы свободно перетекают из Египта в Афганистан, из Афганистана в Чечню, из Чечни в Москву и так далее.
— На протяжении последних лет Израиль постоянно говорит, что у него с Россией общий враг — радикальный ислам, один из спонсоров которого Иран. Но сотрудничество РФ с Ираном продолжается. В чем же дело?
— Не могу сказать, что нас не слышат. Позиция России на Ближнем Востоке в последние годы стала намного более взвешенной. Это мы видим по ее отношению к Сирии, Ливану, ХАМАСу, а также происходящему в Иране. Пока у нас разные взгляды на то, какой вклад в иранский ядерный военный проект вносит строительство АЭС в Бушере. Я не уверен, что Россия до конца сознает ту скорость, с которой развивается это направление в Иране. Мы приближаемся к точке невозврата, когда остановить Тегеран на пути к ядерной бомбе будет уже невозможно. На принятие решения у нас остаются месяцы.
— Помимо Бушера есть и другие направления российско-иранского сотрудничества…
— Конечно. Вопрос поставок в Иран российских ЗРК С-300 — тоже фактор проблемы. Такие поставки не только не добавят стабильности, они еще и сузят временные рамки, которые мы можем себе позволить, ожидая мирного решения проблемы. С нашей точки зрения ЗРК значительно осложнят или сделают невозможным немирные методы решения проблемы, а потому могут вынудить Израиль начать действовать намного раньше, чем это пришлось бы в нынешних условиях. Надеюсь, в Москве понимают, что осуществление поставок может стать если не сигналом к началу операции, то по крайней мере значительно ускорить развитие событий именно в этом русле.
— Тем не менее надежда на дипломатию остается?
— Пока мы ждем результатов диалога. Но у нас есть сомнения, что они будут… Иран должен знать, что заплатит дорогую цену за развитие своей ядерной программы. Необходимы очень серьезные санкции.
— Как против Ирака Саддама Хусейна в 1990-е годы?
— Еще жестче.
“КоммерсантЪ”,
21.09.2009 г.