Интриги армянских выборов

Архив 201207/04/2012

Парламентская избирательная кампания в Армении вступила в свою решающую фазу. Выборы в высший представительный орган республики — Национальное собрание — пройдут 6 мая. Однако все предварительные стадии предвыборной гонки уже пройдены. 22 марта завершилась процедура выдвижения кандидатов-одномандатников и формирование списков партий, намеренных участвовать в борьбе за депутатские мандаты. На внеочередном заседании республиканской Центральной избирательной комиссии 1 апреля списки восьми партий и одного партийного блока были зарегистрированы. Претенденты на депутатские кресла будут оспаривать 131 мандат, 90 из которых формируются по пропорциональной системе, а 41 — по мажоритарной.

Значение предстоящих парламентских выборов в силу многих причин не стоит недооценивать. Во-первых, нынешняя кампания проходит за год до президентских выборов. Таким образом, накануне главного события пятилетия будет произведен генеральный смотр всех политических сил страны. Это крайне важно, поскольку последние крупные публичные политические состязания в республике проходили только в мае 2009 года. Тогда впервые в постсоветской истории Армении избирали городской парламент Еревана (Совет старейшин). Учитывая тот факт, что почти треть населения республики проживает в столице, а также ключевую роль ереванской политической инфраструктуры, тогдашние выборы стали важным общенациональным событием. Они же со всей очевидностью показали “пределы роста” Армянского национального конгресса, претендовавшего на роль главной оппозиционной силы страны. Теперь тест предстоит сдать уже не только в Ереване.
Во-вторых, формальное значение парламента хотя и уступает президентской власти, все же несопоставимо с той ролью, которую играет российское Федеральное собрание. Согласно статье 55 Основного закона Армении, президент на основании распределения депутатских мест в Национальном собрании и консультаций с парламентскими фракциями назначает премьер-министра. Таким образом, в республике как минимум де-юре реализован принцип “ответственного министерства”. И значение этого принципа повышается в конкретных исторических условиях в силу того, что политическое поле сегодняшней Армении фрагментировано до крайности. Это касается и провластных партий, и оппозиционных сил.
Таким образом, парламентская кампания в Армении будет иметь несколько интриг. Помимо непосредственного оспаривания депутатских мандатов это будет также борьба за “своего премьера” и за “своего президента”. В самом деле, от формирования правительственной коалиции в том или в ином составе будет во многом зависеть и политика действующего главы республики Сержа Саргсяна в последний год, оставшийся до ключевых выборов пятилетия. Напомним, что на прошлых парламентских выборах 2007 года партия “Процветающая Армения”, рассматриваемая многими политиками и обозревателями как проект тогдашнего президента Роберта Кочаряна, заняла второе место и стала младшим партнером в правительственной коалиции. Данный результат не был, конечно же, единственным фактором, повлиявшим на решение Кочаряна отказаться от поста премьер-министра. Однако преуменьшать его значение не следует.
Сегодня провластные силы в республике представлены тремя основными партиями. Республиканская партия выступает старшим партнером в правительственной коалиции и позиционирует себя как главная “партия власти”. “Процветающая Армения” также формально придерживается действующего политического курса, однако при этом пытается вести и свою игру. Риторика этой партии намного более популистская, чем у республиканцев. Главным “сюрпризом” ее списка стал “второй номер” — экс-министр иностранных дел Армении Вардан Осканян. Несмотря на то что он немало поработал над продвижением армяно-турецкой нормализации, после подписания “Протоколов” в Цюрихе он стал критически оценивать шаги власти по выстраиванию новых отношений с Анкарой. Не следует сбрасывать со счетов и близость Осканяна к Кочаряну, а также трения между “Процветающей Арменией” и главной “партией власти” по поводу выдвижения кандидатов в одномандатных округах. Как бы то ни было, “Процветающая Армения” хочет расширить свой электорат за счет оппозиционных сил и, конечно же, повысить свой статус среди провластных сил.
Третья формально провластная сила — партия “Оринац еркир” — вообще пережила сложную эволюцию. Она успела побывать и в умеренных оппозиционерах, и в партнерах власти, а ее лидер, секретарь Совбеза республики Артур Багдасарян, в предыдущем созыве Национального собрания даже успел побывать на посту спикера. И если “Процветающая Армения” в большей степени пытается критиковать республиканцев с “традиционалистских позиций”, то “Оринац еркир” говорит о необходимости более гибкой внешнеполитической линии путем усиления партнерства не только с Россией, но и с Западом.
Если же говорить об оппозиционных силах, то в их стане разброд и шатания намного серьезнее. Армянский национальный конгресс, ведомый первым президентом республики Левоном Тер-Петросяном, слишком сосредоточился на митинговой активности и борьбе против фальсификаций. Во многом деятельность этой политической силы при всей условности аналогий напоминает протестное движение российской “несистемной оппозиции”. Все тот же акцент на уличный формат и правозащитную риторику в ущерб политической, все то же отсутствие новых людей и новых идей, конкретных альтернативных программ. Генеральные направления “политики партии” обсуждаются от митинга к митингу. При этом у нее слаба связь с регионами и, напротив, сильны претензии на элитарность, что создает Конгрессу немалые проблемы.
Старейшая армянская партия Дашнакцутюн уже не первый год является носителем бренда, в чем-то напоминающего российскую КПРФ. Та же апелляция к “славному прошлому”, жесткая патриотическая риторика, но отсутствие конкретных дел, которые отвечали бы сегодняшней повестке дня. Добавим к этому, что в период президентства Левона Тер-Петросяна Дашнакцутюн официально закрывалась по обвинению в террористической и антигосударственной деятельности.
Поэтому вряд ли стоит надеяться на консолидацию этих двух оппозиционных колонн. Нет больших надежд и на консолидацию кого-нибудь из оппозиционеров с партией “Наследие”. Последняя представлена отдельной фракцией в парламенте, а на выборах по ее спискам пройдут так называемые “Свободные демократы” — вчерашние активисты Армянского национального конгресса. “Лицо” “Наследия” экс-министр иностранных дел Армении Раффи Ованнисян считается у “дашнаков” слишком “прозападным” и “протурецким” (хотя в реальности оба эти “титула” являются не более чем пропагандистскими штампами). Что же касается Армянского национального конгресса, то здесь есть проблема личных взаимоотношений двух лидеров. Заметим, правда, что Ованнисян пытался договориться о мобилизации потенциалов оппозиционных сил и даже высказал готовность снять свою кандидатуру в одном из мажоритарных округов, чтобы не соперничать с представителем конгресса. Однако две оппозиционные партии не смогли договориться о “цене вопроса” (то есть об ответном снятии претендентов).
Следовательно, на выборах мы увидим еще одну интригу, а именно — борьбу за самого сильного оппозиционера и самую мощную “партию власти”.
Что касается других политических сил республики (Компартия, Демократическая партия, “Объединенные армяне”), то при всем уважении к этим объединениям их шансы на прохождение в парламент (и уж тем более на победу) выглядят призрачными. У Компартии при всех имеющихся в армянском обществе ностальгических настроениях репутация отягощена ролью в карабахском конфликте на первых его стадиях. Демократическая партия и “Объединенные армяне” хотя и играют на политическом поле Армении не первый год, до сих пор не показали заметных результатов.
Конечно же, в Армении, как и в любой постсоветской республике, в парламентской кампании будет еще один незримый игрок — администрация президента, которая также может бросить несколько “гирек” на весы той или иной силы. Или, напротив, совсем не бросать.
Как бы то ни было, по итогам парламентской кампании республика возьмет курс на следующую цель — президентские выборы-2013.

Сергей МАРКЕДОНОВ
“Новая политика”, Россия