Интрига до упора: кто играет Высоцкого в фильме “Спасибо, что живой”?

Архив 201101/12/2011

Фильм “Спасибо, что живой” выходит в российский прокат 1 декабря, но до сих пор от публики скрывают, кто сыграл роль главного героя — Владимира Высоцкого. Скрывают, во-первых, страшные тайны, военные и государственные. Во-вторых, постыдные факты: сомнительное происхождение, украденную в детстве булку. В-третьих, какую-нибудь ерунду, чтобы казалось, что это страшная тайна — как в старом анекдоте, когда мать перед свадьбой научила дочь никогда до конца не раздеваться, потому что в женщине должна быть загадка, и та долгие годы ложилась спать в шапке.

К какому же типу относится тайна роли Владимира Высоцкого в фильме “Спасибо, что живой”? Очевидно, что не к государственным, если только его не играет сам Владимир Путин, что маловероятно. Есть вариант, что актера вообще нет никакого, а есть новейшая компьютерная супертехнология, которую надо во что бы то ни стало скрыть от конкурентов.
Остаются две версии: либо разглашение фамилии актера, играющего Высоцкого, скомпрометирует всю картину, либо это та самая шапка, благодаря которой сохраняется интрига, когда других интриг нет. Если принять на веру, что роль Высоцкого сыграл Сергей Безруков, то все очевидно. После череды ролей от Есенина до Иисуса Христа Безруковым уже пугают детей — кушай хорошо, иначе вырастешь, станешь известным и тебя Безруков сыграет.
Ну а если все же не Безруков? Тогда зачем скрывать? Еще можно предположить, что исполнитель роли Высоцкого в фильме “Спасибо, что живой” связан каким-нибудь адским контрактом с конкурирующей компанией, и если бы вскрылось его участие в проекте Первого канала, ему бы грозила страшная кара.
Некоторые говорят: это для того, чтобы Высоцкий на экране не ассоциировался ни с каким другим человеком, а как бы он сам — живой. В какой-то мере это работает, но главная ли это причина? Что касается реальной причины, она, думается, банальна: Высоцкого в фильме играет целый набор факторов. Фигура — актер, внешность и мимика — компьютер и грим, голос — синтезатор. Но сказать об этом вслух как-то неудобно. Впрочем, наберемся терпения.