“Институт моральной компенсации”

Архив 201006/04/2010

Под такой высокопарной и безупречной формулировкой подается законодательная инициатива группы депутатов — партнеров по правящей коалиции, призванная перевести статьи о диффамации в СМИ из уголовно-правовой плоскости в гражданско-правовую.

Освобождение от уголовной ответственности преследует цель внедрения в стране института компенсации морального ущерба, об этом недавно на совместной пресс-конференции заявили правозащитник Вардан Арутюнян и депутат от Республиканской партии Оганес Саакян, комментируя законопроект о внесении поправок и изменений в Гражданский кодекс. Саакян — один из соавторов поправок, наряду с Ованесом Маргаряном (“Оринац еркир”) и Рубеном Геворгяном (“Баргавач Айастан”). По словам Саакяна, изменения преследуют цель внедрения института моральной компенсации в гражданско-правовые отношения. Если прежде за провокационную статью журналист мог быть осужден на лишение свободы, то теперь он понесет всего лишь материальную ответственность. “Всего лишь” уместнее использовать в кавычках. Даже при том что г-н Оганесян заверял, что, дескать, главное не финансовая выплата, а опровержение, поскольку “для человеческого авторитета публичное извинение имеет более важное значение, чем финансовая компенсация”… Но в таком случае было правильнее так и написать в поправках — провинившиеся должны публично извиниться перед жертвой диффамации. Однако в поправках фигурируют не слова, а цифры. К тому же мы уверены, что не все народные избранники, госчиновники и бизнесмены столь же великодушны, как Оганес Саакян, чтобы довольствоваться извинением. И наверняка все они прекрасно представляют себе, что означает для журналиста да и для любого печатного издания пенальти в размере 250-кратной минимальной заработной платы. А ведь это самая мизерная планка штрафов, подсчитанных нашими не ведающими делами прессы избранниками.
За клевету по неосторожности предусматривается штраф в размере 500-кратной минимальной зарплаты. 250 минимальных зарплат, получается, можно “выбить” в любом случае — всегда найдется вылетевшее по неосторожности одно слово, скажем, кличка того или иного депутата, которая хоть и действительна, но, наверное, причиняет определенное моральное неудобство ее носителю. При этом забывается, что еще больший моральный ущерб их клички наносят народу. За умышленную клевету придется платить в 1000-кратном размере, и это, пожалуй, не все. Остается вопрос — кто будет разбираться — умышленна или неумышленна эта клевета? И вообще, насколько неправда то, за что могут призвать представителей СМИ к ответственности? И, наконец, кто судьи?
Примечательно также, что авторы законопроекта, кстати, благополучно принятого в первом чтении и одобренного Венецианской комиссией, намерены продолжить свой “славный” труд, в итоге которого будет разработано также приложение к поправкам, в котором будет уточнен список оскорбительных или клеветнических слов (?!). Несомненно, список этот станет “бестселлером” в журналистских кругах. А теперь другой вопрос: кто получит моральную компенсацию, если журналист или газета не смогут заплатить драконовский штраф и, соответственно, прекратят свою деятельность? Не кажется ли нашим законодателям, что своими поправками они дают козырь в руки коррумпированных госчиновников и зарвавшихся бизнесменов, которые за любое не понравившееся им слово могут преспокойно, с помощью штрафов, расправиться со СМИ? Венецианская комиссия, одобрившая эти поправки, явно не вникала в ситуацию, в которой находится армянская пресса. Она исходит из евростандартов, в которые вписываются размеры наших штрафов. Еврокомиссаров, понятное дело, не волнует бюджет армянской прессы, но депутатов НС он не может не интересовать. А значит, в их инициативе присутствует изрядная доля преднамеренности. И при этом формально не придерешься. Шутка ли — диффамация отныне не уголовно наказуемое преступление. И это большой прогресс. Заплати штраф — и не работай. Спокойно!
…Истина же в том, что существуют две реальности. В той, в которой пребывают народные избранники, другая система ценностей и ориентиров и климат другой, куда более благополучный, хоть воздух и протухший. Вот они по своим меркам и подсчитывают для нас штрафы. В реальной же реальности, в которой находятся СМИ, совсем другие заботы и проблемы. Если авторы этих поправок изъявят желание с ними ознакомиться, мы можем ввести их в курс дела. А пока остается предложить им проявить последовательность и все глубже внедрять “институт моральной компенсации”. Почему бы не подумать о моральной и материальной компенсации народа посредством обложения штрафами коррумпированных чиновников? Если, скажем, кто-то обокрал государство по “неосторожности”, то за это можно потребовать всего лишь возвращения расхищенной суммы, а если преднамеренно… Тут определенно есть о чем подумать. Что до клеветы в СМИ, то ее, конечно же, следует пресекать, но для этого вовсе не обязательно душить и без того робкое слово.
Отдел политики