Или “вернуться назад”, или плыть к пиратам

Архив 201126/07/2011

Экспедиция Зория БАЛАЯНА оказалась на распутье: дальнейшее продвижение “Армении” по морям-океанам зависит от человеческого фактора, то бишь сомалийских пиратов. Как быть? Вариантов несколько, но все просто смешные. Пока решаются оргвопросы, командор углубляется в историю Индии, весьма богатую, красочную и… печальную.

Чтобы получить добро на выход из бухты в открытое море, в данном случае в открытый Индийский океан, нужно всего лишь “добро” портовой службы Коломбо и, конечно, метеорологов. Оба дали разрешение. Но не успели мы отдать швартовые, как примчались портовые чиновники, и, едва переведя дыхание, выпалили: “Штормовое предупреждение!” Мы пожали плечами, подумали: что-то не то. Кругом тишь да гладь. Но мы-то знаем, что такое штормовое предупреждение. В бухте, может, и спокойно, а за молом в открытом океане беснуется. Спорить не стали, зная о том, что это бесполезно. С чего бы это сразу трем чиновникам прибегать и говорить взахлеб, перебивая друг друга, словно шторм где-то там далеко, а пожар где-то здесь рядом.
Через полчаса пришел большой начальник в сопровождении двух маленьких. Большой был и больше весом, да и старше по возрасту, а маленькие были худенькими и держались позади. Короче, в приказном порядке со ссылкой на куда-то вверх (большой начальник показал большим пальцем) нас оставляют чуть ли не почетными гостями, пока не прибудет на остров Шри-Ланка наш посол из Дели Ара Акопян. Чтобы успокоить публику, скажу: никаких проблем с личностями и биографиями членов экипажа нет. Дело в другом. Перед нами встала проблема, связанная не с природным катаклизмом, не с конкретным каким-нибудь девятым валом, не с тропической духотой, которая просто убивает, а… с человеческим фактором. Нам категорически советуют или идти к Африке и огибать мыс Доброй Надежды, или… через Персидский залив и далее, наверное, на трейлере по всему Ирану до Мегри, или… вернуться назад. При этом добавляют, что до мыса Доброй Надежды тоже опасно, но не так, как в районе Аравийского и Красного морей.
Ну что ж. Выбор не очень-то и большой. Особенно интересен вариант “вернуться назад”. А как мы хохотали, когда картограф Гайк Бадалян четко и без запинки перечислил наш маршрут в обратном направлении. Ведь вряд ли кому-либо из нас могло бы прийти в голову произнести вслух наш маршрут в обратном направлении. Это же надо! Индийский океан: Цейлон, Сингапур, Индонезия, Австралия (порты не считаю). Тихий океан: Новая Зеландия, Пасхи, Чили, Магелланов пролив, Огненная земля, мыс Горн. Атлантический океан: Огненная земля, Аргентина, Уругвай, Бразилия, Карибское море, Панамский канал. Тихий океан: Мексика, США (Калифорния) и обратно, Панамский канал. Атлантический океан: остров Барбадос, Канарские острова, Гибралтарский пролив. Средиземное море, Северная Африка, Испания, порт Валенсия, оттуда продолжим по кусочкам маршрут легендарной “Киликии”: Мраморное море, Черное море и аж до Поти, даже еще дальше — до Батуми. Я попросил Гайка подсчитать мили, которые “Армения” уже оставила за кормой. Оказалось, он и так знает. Причем знает как прямо по карте, так и с учетом зигзагов и прочих кривунов. И не в милях, а в километрах. Ведь все равно мне придется пересчитать. Тем более что у всех со школьной скамьи в памяти остался навеки один показатель: длина экватора — 40 тысяч километров. И Гайк выдал: “По прямой “Армения” прошла до Шри-Ланки 30428 тысяч километров, а фактически около 86 тысяч с учетом вечной смены галсов. Вспомнилось заглавие материала, опубликованного в “Литгазете”: “Армения”: кругосветка в два экватора”. Так что мы можем прямо сейчас откупорить шампанское. Даже две бутылки. По одной на каждый экватор.

…В целях безопасности нам предлагают (желательно с сопровождением) пройти, огибая юг Африки. При этом пока неизвестно, как обогнем Мадагаскар — через Мозамбикский пролив или по восточному побережью острова? Однако такой вариант не только отнимет у нас еще чуть ли не полгода, но и придется вернуться в Средиземное море вновь через Гибралтарский пролив. Не очень-то красиво получится. Коль уж вращаешься вокруг шарика, то надо идти в одну сторону, а возвращаться с другой. Слава Богу, Средиземное море это позволяет: выйдя через Гибралтарский пролив, вернуться через Суэцкий канал.
Да еще вдобавок пострадает заглавие будущей книги “Армения” — от моря до моря”. Само название “от — до” предполагает, что вышел, скажем, на западе продолговатого моря, а вошел на крайнем востоке.
Ничего не поделаешь. Который уж день сидим у моря и ждем не погоды, а добрых вестей. Нас устраивает, конечно, только финишная прямая через Аравийское и Красное моря. Нас все устраивает. Пусть хоть вертолеты тащат нашу яхту над этими морями. Сегодня утром в Коломбо у знаменитого буддийского храма встретили большого слона. Такой крепкий, мускулистый. И подумалось, вот бы был он плавучим, устроить бы на спине наш одномачтовый шлюп и поплыть туда, где воды Индийского океана соединяются через Суэцкий канал с водами Средиземного моря. Идея эта осенила, может, не случайно. По крайней мере пишу эти строки поздно вечером, а идея с “плавучим”слоном меня все еще преследует. Здесь есть некий смысл. Поживем — увидим.
Пока не знаю где — наверху или внизу — “проложат” маршрут финишной прямой. Пока то да се, мы отправимся в Калькутту и предварим встречу с легендарным “проармянским” городом рассказом об “Армянской Индии” или “Индийской Армении”.
Не будем пересказывать страницы истории. Выудим всего лишь яркие и впечатляющие эпизоды из истории армянства в Индии. Любопытный факт: первая армянская церковь была построена задолго до массового переселения армян в Индию. В 1562 году в городе Агра. Это родина самого, пожалуй, популярного императора Индии Акбара, который взошел на трон в четырнадцать лет. И именно в этом городе он женился на красавице-армянке Мариам Замани Бегум, с которой я был “знаком” благодаря двухтомному энциклопедическому словарю издательства “Амарас” “Армянки”. Там есть биография армянки, ставшей индийской царицей, которая прославилась своим высоким интеллектом и благотворительностью. А теперь о главном: первую в Индии армянскую церковь возвели в Агре под эгидой Любви. Двадцатилетняя невеста Мариам потребовала от двадцатилетнего жениха-императора Акбара построить церковь и именно там повенчаться. Я не знаю, имя какого святого носила церковь в Агре. Нет об этом даже в энциклопедическом словаре “Спюрк”. Но думаю, не будет греха, если назовем ее церковью Святой Любви. Не так много было тогда армян в Агре. Это потом нахлынули соотечественники. Церковь звала их. Вообще я давно ищу ответ на вопрос: сколько же нужно армян в общине, чтобы построить церковь? Не простой ведь вопрос. А ведь он есть. В самом деле, сколько?
Когда появляется необходимость иметь церковь? Когда же, так сказать, количество переходит в качество, слово — в дело, мечта — в осязаемую реальность? Искал. И, кажется, нашел. Об армянах Индии писали больше, чем о наших соотечественниках, живущих в других регионах мира. Писали не только такие крупнейшие историки, как Алишан и Лео, но и многочисленные участники и свидетели событий. Вот что пишет один из первых европейских исследователей Индии Франсуа Мартен: “Здесь активно действуют армяне, которые с давних времен обосновались в Индии и занимались торговлей. Были армянские семьи, которые имели состояние, оцениваемое в миллионах”. (В перерасчете на сегодняшний курс в долларах — это миллиарды.) И, конечно, всех европейцев поражало то, что армяне непременно строили церкви.
Вот еще один документ: “Еще задолго до появления европейцев в Индии армяне, которые, казалось, не могут жить без церкви, играли значительную роль в жизни страны, вели обширную торговлю со всеми крупными странами Европы и Азии… Поэтому европейцы, поселившиеся в Индии в первой половине ХVII века, воспользовались связями армян и через них сумели получить у индийских правителей разрешение на строительство факторий и на торговлю в Индии”. (Наивные наши соотечественники не знали, что после все обернется против них со страшной силой.) Есть интересный договор между армянами и англичанами. Подписал его видный деятель Ходжа Фанос Калантар 28 июня 1668 года. Договор о совместном сотрудничестве, взаимопомощи. Шла предварительная бурная переписка. И вот англичане, зная о том, что армяне и впрямь не могут жить без своей церкви, скрупулезно рассчитали даже то, сколько нужно армян в той или иной общине, чтобы строить свои Божьи дома. И узнали: “Сорок армян и больше”. Читаю у знаменитого М.Сетяна: “Армянам было разрешено также поселиться и свободно торговать в городах и гарнизонах Компании, где они могли занимать все гражданские посты и должности наравне с англичанами. Далее: армянам было разрешено свободное исповедание своей религии. В качестве дальнейшего поощрения англичане выделили землю для церквей, где только сорок или более армян станут жителями любого города на территории Компании”.
Так что, как видим, в свое время велись и такие расчеты, даже конкретная цифра. Сорок армян достаточно, чтобы начать строить церковь. Это факт, с которым надо считаться.
Индийский океан