Хурик Сурузян обнаружила Аменхотепа III

Архив 201013/03/2010

Для одного из самых известных египтологов мира Хурик Сурузян спасение памятников египетского искусства давно уже стало главной целью жизни. Многие творения древних мастеров, хранящиеся в Лувре и египетском музее Каира, своей новой жизнью обязаны именно Хурик Сурузян. Научные работы доктора Сурузян, посвященные памятникам времен правления Рамессидов, давно уже стали классическими. Она же является соавтором “Каталога Каирского египетского музея”. С командой Германского археологического института она работала на раскопках заупокойного храма Сети I в Курне, а также в пирамидном комплексе царя Сиофру.

Не так давно египетско-немецкая археологическая “Миссия Колоссов Мемнона и храма Ком эль-Хеттана” под руководством Сурузян приступила к раскопкам погребального храма Аменхотепа III (1387-1348 г.д.н.э.), обнаружив под грудой камней две гигантские статуи, достигающие до 20 м в высоту и весом примерно в 700 тонн. Совсем недавно Хурик Сурузян и ее команда египетских и европейских археологов при раскопках на восточном берегу Нила обнаружили часть огромной статуи египетского фараона Аменхотепа III, правящего около 3 тыс. 400 лет назад, — голову из красного гранита, украшенную белоснежной короной. В марте прошлого года при раскопках все той же гробницы были обнаружены две статуи Аменхотепа из черного гранита.
Все началось в 2004 году, когда немецкий египтолог Райнер Штадельман, супруг Хурик Сурузян, в плодородной долине Нила у горных массивов при помощи специальной техники обнаружил статую. В настоящее время колоссы располагаются на поле у дороги, окруженной густым кустарником. Еще до начала раскопок Сурузян обратилась в World Monument Fund с просьбой внести эти статуи в список “100 монументов, которым угрожает опасность”. По окончании изучения района раскопок и определения суммы на расчистку территории был составлен план огромного подземного храма, по своим размерам превосходящего некрополь Рамзеса Второго. “Не думаю, что нам удастся реконструировать огромную территорию храма, — говорит г-жа Сурузян. — Ведь в отличие от многих других святилищ Египта он был почти полностью разрушен: не сохранились его пилоны и стены, растащенные более поздними царями и вандалами, использовавшими Ком эль-Хеттан как каменоломню. Каждый этап работы, — продолжает Хурик, — волнителен по-своему. Когда мы обнаружили статую Тейе, супруги Аменхотепа III, и когда я увидела ее лицо и ноги, у меня буквально перехватило дыхание”.
Огромный торс колосса из второго пилона храма пришлось поднимать на поверхность земли при помощи аэроподушек. Вначале торс был поднят на высоту 2 метров, затем — еще на 3,12 м. Дабы предотвратить дальнейшее разрушение памятников, оградить их от подземных вод и солей, декорированные фрагменты колосса были тщательно обернуты плотным материалом и закреплены канатами. “Каждый отдельный фрагмент, “ложащийся” на свое место, — это кусочек спасенного от забвения искусства, — говорит Хурик. — Мы не имеем права равнодушно взирать, как погибают общечеловеческие ценности”.
В самом ближайшем будущем команда Сурузян приступит к осушению перистольного двора храма, под которым проходят канавы. Пожалуй, самым амбициозным проектом Хурик Сурузян является проект консервации гробницы Аменхотепа III, одного из самых могущественных фараонов. В ближайшие несколько лет она планирует на месте гробницы открыть музей под открытым небом.
По материалам Sun