“Великий исход: часть II?”

Архив 201723/03/2010

Так озаглавил свой комментарий обозреватель Hurriyet Daily News Бурак Бекдил
“Убийство турок-уйгуров китайской полицией — геноцид. Я специально использую этот термин”, — говорил в июле 2009 г. Эрдоган”.

Автор приводит и другие утверждения премьер-министра на ту же тему: “Я был в Дарфуре и не заметил там геноцида. Мусульмане не совершают геноцид”, — заявил “герой дня” в ноябре прошлого года.
В нынешнем марте, как, впрочем, и ранее, глава турецкого правительства утверждал: “Политики не могут выносить суждения о геноциде. Это дело историков”.
Эти три высказывания позволяют понять природу мыслей премьера о геноциде, считает обозреватель. “Обобщив их, можно прийти к выводам: 1) никто из политиков, кроме самого Эрдогана, не должен судить о геноциде — о преступлении, которое мусульмане не совершают; 2) гибель сотен тысяч армян не может считаться геноцидом, но смерть менее сотни турок-уйгуров — геноцид; 3) геноцид — это нечто, бросающееся в глаза при визите в ту или иную страну. Если геноцида не видно, значит, его не было”.
После убедительной преамбулы Бекдил обращается к нашумевшему заявлению премьера. “Спустя почти столетие после массовой депортации армян из Оттоманской Турции турецкий лидер говорит о второй их депортации, теперь уже из турецкой Турции. Не случайно западные СМИ обвиняют Эрдогана в расизме. … Такое безумное заявление мог сделать какой-то лавочник или таксист, которому в ответ мы могли бы объяснить, что это не дело — провоцировать “Великий исход-II” в XXI веке. Слова таксиста и лавочника мы бы забыли через 10 минут… Но совсем другое дело, когда премьер-министр страны угрожает армянским иммигрантам массовой депортацией — и вовсе не потому, что они в чем-то провинились, а лишь по той причине, что иностранные законодатели приняли Армянские резолюции.”
Как в действительности Турция могла бы депортировать армянских иммигрантов? — задается вопросом обозреватель. “Полиция могла бы начать коллективную охоту на армян по всей стране? Она должна была останавливать каждого нелегального иммигранта, а после выяснять его национальность? Скажем, если бы попался грузин, то его следовало бы похлопать по плечу и отпустить. А вот армян — ни за что!”
Обрисовав возможную картину и ничуть не сгустив краски, Бекдил предполагает, что сейчас некоторые члены кабинета Эрдогана, некоторые его советники ломают голову над тем, как посредством дипломатического языка “откорректировать” слова премьера и заверить международное сообщество, что заявления Эрдогана были неверно поняты. Автор комментария не без сарказма предлагает воспользоваться следующими доводами.
“Можно заявить, — пишет он, — что Эрдоган угрожал депортировать армянских иммигрантов, поскольку он находился под давлением фашиствующих генералов. Можно также сказать, что премьер сказал это не в качестве угрозы, а для того чтобы продемонстрировать, насколько гостеприимны турки, особенно исламисты”. Не изменяя своей тональности, Бекдил советует окружению премьера “срочно организовать инициативу “Армянские иммигранты” и в рамках ее провести пышное мероприятие. Пусть премьер выступит перед армянами, скажет им, что они самые дорогие его гости. Потом можно раздать иммигрантам подарки. Но все это непременно должно происходить перед камерами иностранных СМИ, чтобы весь мир увидел возвращение к себе нашего либерального, сердечного и толерантного премьера… Но на всякий случай армянским иммигрантам все же лучше помолиться, чтобы вдруг в эти дни далекие новые иностранные парламенты не признали геноцид (Бурак Бекдил не впервые употребляет это слово без кавычек — ред.), точно так как это сделали уже с два десятка парламентов разных стран. И еще: армянам совсем не лишне потренироваться, чтобы научиться выдавать себя за грузин. Это на тот случай, если правительство все-таки натравит на них полицейских”.
Отдел политики