Иерусалим без армян?

Архив 200913/01/2009

Как арабская, так и израильская пресса со скептицизмом восприняли оптимистические прогнозы западных политиков относительно итогов состоявшихся в Аннаполисе переговоров главы палестинской администрации Махмуда Аббаса и президента Израиля Эхуда Ольмерта. Однако сами лидеры противоборствующих сторон, похоже, действительно верят в то, что им удастся сдвинуть решение ближневосточной проблемы с мертвой точки. Причем предпринятая ими попытка найти общий язык касается практически всех спорных вопросов. Таковых всего 14. Но самые важные из них — установление границ палестинского государства и статус Иерусалима. Диалог, начатый в Америке при посредничестве Джорджа Буша, не может быть безразличен Армении. Ведь предметом переговоров станет и вопрос принадлежности Армянского сектора Иерусалима.

Обсуждение вопроса о статусе Иерусалима недопустимо без вовлечения армянской стороны, которая обязана нести ответственность за сохранение тысячелетнего наследия, оставленного основателями армянской патриархии Святого города. Готова ли армянская дипломатия к такому экзамену? Чтобы найти ответ на этот вопрос, представим всю предысторию проблемы. Итак, как известно, армянская община Иерусалима почти ровесница христианства. Первые армянские храмы на Святой земле основала в середине первого века царица Эхинэ — вдова царя Абгара, который еще при жизни Христа уверовал в него и адресовал ему письмо с приглашением укрыться от притеснений в армянском городе Урфа. Мовсес Хоренаци свидетельствует о том, что после смерти царя в 42-м году нашей эры жена его отправилась в Иерусалим, где в это время свирепствовал голод. “Отдав все свои богатства, она закупила в Египте большое количество пшеницы и раздала ее всем голодающим”, — пишет летописец. Армянская царица воздвигла на Святой земле часовни — на месте вознесения Христа, на месте его рождения в Вифлееме, на месте захоронения головы апостола Якова. Армянские паломники, приезжавшие в Иерусалим, постепенно начали здесь обосновываться. Больше тысячелетия армяне — часть облика города. Новейшая история уже знает Иерусалим как город, состоящий из четырех секторов, — Арабского, Еврейского, Христианского и Армянского. Правителем Армянского квартала всегда был армянский патриарх. Вся земля сектора — собственность патриархии. Еще лет 50 назад Армянский квартал по своим размерам был больше, чем еврейский. В начале прошлого века на Святой земле у Армянской Апостольской церкви было около 70 монастырей и церквей. Сейчас осталось 14. Большинство из них — в пределах Армянского квартала. Население квартала после первой арабо-израильской войны сократилось в 8 раз. Сейчас статус постоянных жителей Восточного Иерусалима имеют лишь около трех тысяч армян.

У Армянского сектора Иерусалима нет отдельно оговоренного статуса. Но в городе трех религий в течение многих веков действовало правило — здесь ничего не должно меняться. Этот неписаный закон уважали все правители Святого города — и наместник османского султана, и эмиссар египетского монарха, и представитель английского мандата, и король Иордании. Решение о создании в Палестине еврейского и арабского государства, принятое Организацией Объединенных Наций в ноябре 1947-го, вполне позволяло сохранить статус-кво и в равной мере защитить интересы всех заинтересованных сторон, в том числе и армянской. Резолюция Совбеза номер 181/II предполагала провозглашение Иерусалима и его окрестностей особой интернациональной зоной под мандатом ООН. Для нас главное было в том, чтобы город оставался неделимым, а статус армянского квартала определялся согласно традициям, действовавшим столетиями. Однако этому плану не суждено было воплотиться в жизнь. В результате войны 1948-го года Иерусалим оказался разделен на Восточный (арабский) и Западный (израильский), а во время шестидневной войны 1967-го года израильтяне захватили и восточную часть города. ООН не признал суверенитет Израиля над завоеванными территориями. В Иерусалиме, провозглашенном израильтянами своей столицей, сегодня нет ни одного иностранного посольства. Почетный консул Армении хоть и живет сам в Западном Иерусалиме, официальным адресом представительства считается Тель-Авив.

Позиция арабских стран в вопросе статуса Иерусалима достаточно четкая: город должен быть разделен на две части. Западная может быть признана столицей Израиля, а восточная, которую арабы называют Аль-Кудс, — столицей палестинского государства. Но для Израиля этот подход неприемлем, так как в этом случае он лишится главной святыни всех иудеев. Ни один здравомыслящий израильский политик не пойдет на подписание соглашения, предполагающего отказ от Стены плача. Но как же быть в ситуации, когда стена, возведенная в свое время царем Соломоном, сейчас подпирает Храмовую гору, являющуюся святыней для всех мусульман? Стало быть, город все-таки придется делить по линии самой стены. Но к кому отойдет Армянский квартал?

Контроль над улицами “Армянской патриархии”, “Араратской” и “Сент Джордж” крайне важен для Израиля, так как именно по этим улицам еврейские паломники обычно идут из Западного Иерусалима к Стене плача. Замечу, что этот путь вовсе не самый короткий. Но верующие евреи идут дальней дорогой, чтобы пройти через Армянский квартал. Причин для этого несколько. Первая — иудеи опасаются идти через арабонаселенные кварталы, так как были случаи нападений на них. (Арабы живут не только в мусульманском, но и в христианском квартале. И только в армянском секторе нет ни одного палестинца.) Вторая причина — еврейские паломники стремятся идти к Стене плача именно по “Араратской улице”, так как в сердце Армянского квартала находится священная для всех иудеев гора Сион. Вся идеология сионизма построена на возвращении к этой святыне. Спустя почти 16 веков евреи смогли наконец вернуться к Сиону, но обнаружили, что там давно уже живут армяне…

Армяне предпочли бы остаться в пределах арабского государства, так как это позволило бы им сохранить естественную связь с Вифлеемом, где армянская церковь владеет одной третью всех христианских святынь. Но дабы эта позиция не воспринималась со стороны Израиля как попытка поддержки в конфликте арабской стороны, патриарх объявил, что допускает любой статус Иерусалима, при котором Армянский квартал, во-первых, будет целостным, во-вторых, будет в пределах того же государства, в который войдет Христианский квартал. Оба условия совершенно обоснованны, так как патриархия не может быть отделена государственной границей от находящегося в Христианском секторе Храма Рождества Христова, в котором армяне контролируют треть всех святынь. Однако почти все предложения международных посредников откровенно пренебрегали оба требования армянской стороны. В 2000-м году в ходе проходивших при содействии Билла Клинтона кэмп-девидских переговоров на полном серьезе обсуждался вариант, согласно которому Армянский квартал должен был быть поделен между Палестиной и Израилем. По сведениям тель-авивской газеты “Едиот ахронот”, под контролем Израиля должны были остаться улицы “Армянской патриархии” и “Сент Джордж”. Согласно арабским источникам, две трети Армянского квартала Клинтон обещал палестинцам, треть — израильтянам. При этом никто не интересовался мнением на этот счет Святого престола Армянской Апостольской церкви или же официального Еревана. Предложенная схема выглядит чудовищной. Реализация такого сценария была бы для армянской патриархии катастрофой. К счастью, тогда инициатива провалилась. Договоренность, достигнутая между Аббасом и Ольмертом, вновь возвращает вопрос в повестку, и иерархи армянской церкви вместе с армянскими дипломатами уже сейчас должны создать условия для того, чтобы исключить ситуацию, при которой нас попытаются поставить перед свершившимся фактом. Есть ли у Святого престола и у МИД Армении достаточно возможностей для того, чтобы заставить сильных мира сего считаться с нами? И как может выглядеть обоснование права голоса при решении вопроса статуса Иерусалима?

Свое слово должен сказать не только Эчмиадзин, но и официальный Ереван. Армянское государство может объяснить свои претензии на место за столом переговоров необходимостью защиты интересов жителей Армянского квартала, значительная часть которых имеют лишь статус “постоянных жителей” и являются лицами без гражданства. (Факт, что ни одна другая страна, кроме Армении, не может выступать от имени иерусалимских армян.) Оставлять все бремя ответственности за судьбу Армянского квартала на плечах иерусалимского патриарха Торгома ни в коем случае не допустимо, так как нельзя исключить возможность давления на него как со стороны израильского правительства, так и внешних сил. Кроме того, у патриархии просто нет ни тех профессиональных ресурсов, ни того политического потенциала, ни того международного влияния, которые необходимы для ведения переговоров на нужном уровне. До недавних пор патриархия была против вовлечения людей со стороны. Но сейчас уже многие иерархи из окружения архиепископа Торгома Манукяна вслух говорят о том, что миссия сохранения Армянского Иерусалима им одним не по силам. Нужно привлекать Ереван и диаспору.

Кстати, уже есть блестящий опыт эффективного сотрудничества патриархии, структур диаспоры и армянского МИДа. Именно благодаря совместным слаженным усилиям удалось добиться восстановления справедливости в вопросе прав на принадлежащее армянской церкви угодье Парон Тер (Барун Дер). Летом 2002-го года израильская армия начала возведение здесь стены безопасности, отделяющей Израиль от палестинской автономии. Были вырублены сотни вековых оливковых деревьев, из которых производится масло для церковных лампад. Это было не просто нарушение прав собственности. Ведь в результате земли патриархии оказались поделенными между Израилем и Палестиной, что создавало серьезные проблемы. Благодаря вмешательству правительства Армении и армянского лобби Америки проблему удалось решить. Министерство обороны Израиля уступило. Стена была перенесена. Так, значит, возможно заставить считаться со своими правами. Следовательно, мы просто обязаны заранее заявить о том, что требуем права голоса при рассмотрении вопроса о статусе Иерусалима. Это не только способ отстоять многовековое наследие, но еще и возможность заметно расширить рамки своей внешней политики. Заявка на участие в переговорах о судьбе города трех религий предоставляет армянской дипломатии уникальный шанс стать реальным, непосредственным участником глобальных, международных политических процессов. И мы обязаны этим шансом воспользоваться.
Артем ЕРКАНЯН