“И нечего удивляться, что в Грузию так рвутся кататься на лыжах и проводить время”…

Архив 201728/02/2017

С руководителем компании “Ареви Тур” (одной из самых опытных в стране) Геворком ГАСПАРЯНОМ беседуем в Цахкадзоре: мороз, солнце, слепящий снег, лыжники, канатка — подходящий антураж для размышлений о реалиях армянского туризма.

Реалиях зачастую непростых, несмотря на оптимистичные отчеты госчиновников. Послушать их, у нас чуть ли не Монте-Карло: сыпят цифрами, показателями… Подвижки в этой сфере и правда есть, только это заслуга отнюдь не госсектора, а частных турфирм. И статистика на самом деле не такая уж впечатляющая — особенно на фоне соседней Грузии. По словам Геворка, знающего в Армении чуть ли не каждый уголок, туристический потенциал у нашей страны огромный, только вот используется он нерационально… Но обо всем по порядку, тем более что Геворк с друзьями инициировал новый проект, цель

которого сделать страну более привлекательной для любителей пеших маршрутов.

— Вы устанавливаете указатели с обозначением местности… Расскажи, что это будет?

— Начну с того, что в Лос-Анджелесе в 2013-м была зарегистрирована Armenian Hikers Association (AHA ARMENIA — Ассоциация горного пешего туризма. — Авт.). В этом году мы открыли местное отделение этой организации у нас и теперь устанавливаем указатели с подробным описанием маршрута для тех, кто хочет изучать нашу Армению самостоятельно, без помощи гида. А таких, кстати, немало, и если они будут знать, что для них созданы все необходимые условия, то, поверьте, наш туризм от этого только выиграет… Указатели необычные — это не дерево и не металл. Это камень — метровый белый травертин. Он хорошо виден отовсюду на расстоянии 700 метров. Выбор материала не случаен: мы решили тратить выделенные нам деньги на местного производителя, к тому же камень неразрывно связан с нашей историей и культурой… Так что любители пешего, экстремального или велосипедного туризма могут смело ими пользоваться, а вот для скалолазанья они ни в коем случае не годятся…

— Понятно, что проект недешевый, грант получили?

— Нет, это все на средства, выделенные ассоциацией — наши соотечественники в США просто решили сделать что-то хорошее для своей родины. И деньги тратятся исключительно на материал и техработы, а мы все делаем на волонтерских условиях и ни копейки себе не берем…

— Госструктуры как-то отреагировали на ваш проект, особенно с учетом того, что руководство Комитета по туризму сменилось?

— Замечу, что за последние несколько месяцев госсектор пошел на сближение с нами, я имею в виду турагентства в целом. Прежде заинтересованности комитет к нашей работе не проявлял, при том что практически вся сфера держалась на плечах частников. Надеемся, с приходом нового руководства диалог наладится. Тем более что в некоторых вопросах без участия государства не обойтись. Вот по поводу проекта мы обратились в комитет и нам оперативно ответили: прислали письмо, в котором пообещали наладить и взаимодействие с другими госструктурами — это чтобы ни у кого не возникало вопросов о том, кто мы и что делаем. Из Министерства территориального управления тоже сообщили, что наше письмо переправлено во все марзы и люди на местах готовы сотрудничать, помогать, чем могут. Словом, обнадеживает, что к нам появился интерес, тем более мы обозначили четкий план действий: до мая месяца все самые востребованные пешие маршруты будут “оснащены” указателями с маркировкой.

— Геворк, все же согласись, что туризм у нас развивается не так стремительно, как хотелось бы. Ты говоришь об инфраструктурах, а у нас элементарно нормальных туалетов нет…

— Проблем уйма. Да взять хотя бы Цахкадзор. Посмотри, какие очереди, цены неоправданно высокие на все — начиная от билета на канатку, заканчивая невкусной едой… Сервис так себе, все пущено на самотек — по принципу, все равно приедут, никуда не денутся. А ведь зимние виды отдыха можно сделать нашей фишкой: и природные условия для этого есть, и погодные — с ноября по апрель можно реально зарабатывать для страны деньги и имидж. Что нам нужно? Новая канатка и отлаженная работа инфраструктур…

— А эта чем плоха? Вроде бы считалась крутой и современной…

— Когда-то да. Сейчас она безнадежно устарела: кабинки открытые — в них ветрено и холодно, скорость подъема низкая. Мы не любим, когда нам приводят в пример Грузию, но там, например, открыли очередной горнолыжный курорт, где и условия лучше, и канатка какая нужно, и трассы удобнее. И обойдется все это обычному туристу в разы дешевле. И нечего удивляться, что туда так рвутся кататься на лыжах и проводить время… Те же авиаперелеты в Ереван и обратно влетают в копеечку. Как только цены на билеты станут доступнее, люди потянутся…

— Я так понимаю, под “горнолыжными курортами” подразумевается не только Цахкадзор…

— Конечно, не только. Например, Джермук, где плохая канатка и никудышные трассы. Почему бы не развивать эту сферу там? У нас есть Гегамский хребет, где вполне реально проложить двадцатикилометровые трассы. Уверяю, один подобный проект поможет улучшить качество жизни в близлежащих селах, а заодно и во всем регионе. Так что дело выгодно всем сторонам: и инвесторам, и фермерам, и туристам, и нам, простым гражданам — мест для досуга станет больше и бюджет пополнится.

— Ты упомянул близлежащие села… Уже который год говорится о пользе экотуризма. Как в этом направлении дела идут?

— Экотуризм в процессе, дела идут неплохо, но, конечно, могли бы быть и получше… Лишь отдельные деревни задействованы в разных проектах: в одной хлеб пекут, в другой фрукты сушат, в третьей вино давят… В принципе, у всего этого есть своя клиентура и пора начать думать об увеличении подобных мест. Вообще туризм — штука очень разнообразная. Спрос может варьироваться: одни предпочитают ночлег в палатках и походы, другие ценят комфорт, останавливаются в приличных отелях (их у нас, кстати, немало) и передвигаются исключительно на удобном транспорте… Сложности возникают, когда бывают заказы на группы по 500 человек и предложить им хоть какие-нибудь услуги невозможно — ресурсов просто не хватает… Замечу, что для привлечения туристов мало объявлять через сайт: мы, скажем, занимаемся экотуризмом или “байкингом” — милости просим. Тут нужно концептуальное видение: знание местности, особенностей жителей региона, необходима четко разработанная, продуманная до мелочей программа… В нашем деле надо постоянно работать над собой. Увы, у нас в стране это приходится делать самому: я вот за свой счет часто езжу на трейнинги, узнаю что-то новое, учу язык, осваиваю горный велосипед и скитуры (это тот же поход, но на лыжах). Отделения туризма есть в некоторых наших вузах и даже в Физкультинституте открыли факультет альпинизма, но это вовсе не означает, что оттуда выходят надежные кадры. Так что учиться и постигать все тонкости приходится самому…

— А что больше всего мешает тебе работать?

— Дороги. Они у нас ужасные. Любая, даже самая крепкая машина может выйти из строя: это всегда нервотрепка, ну и туристы не скрывают недовольства… Стоит отметить еще и некоторую нестабильность условий работы. Скажем, может, завтра поедем с группой в Амберд и окажется, что за вход надо платить, либо в Гарнийском ущелье кто-то перекроет тебе путь и потребует денег. А ведь туры заказывают заранее — за год, и тогда эти траты не планировались…