Почему мэрия разрешила снос типографии № I?

Архив 201601/11/2016

Взрыв, раздавшийся вечером 27 октября на улице Анрапетутян 65, превратил в руины часть здания типографии № I. Акцию интеллигентно почему-то называют демонтажем, хотя это элементарное разрушение

 

В качестве нынешнего владельца здания TIMES.AM называет бывшего гендиректора завода «Макур еркат», то бишь «Чистое железо», Геника Карапетяна. Правда, по ТВ он честно смотрел из экранов телевизоров и говорил, что он, Геник, ни при чем. Во всем, мол, виноваты строители из «Нор тех». Извинялся, что была пыль. Обмолвился, что тут будет гостиница.

Как всегда, никто вроде бы ничего не знал о разрушении здания. Ни Минкультуры, ни Союз архитекторов. Полная неожиданность. Теперь вот творческая интеллигенция вновь взволновалась и льет горькие слезы. Последний раз слезы проступили, когда ночью был уничтожен рыжий домик XIX в. на ул.Арами 30. Казалось, это будет последняя жертва, но не тут-то было. Больше месяца назад, когда начали разбирать крышу типографии, я случайно встретил автора будущей постройки Арсена Арустамяна и выразил надежду, что он деликатно реконструирует здание. Архитектор, потупив взор, сказал, что проект сделан СіЩіСбхЭг, т.е. как бы поточнее – «созвучно». Он отлично знал, что значительная часть здания идет под снос. Промолчал…

Сейчас во всю тиражируется мнение министра культуры, что здание типографии №1 не имело архитектурной ценности. Внесем ясность. Это образец промышленной архитектуры, здание было специально построено для типографии в конце 1920-х гг., автором называют Н.Баева. Но кто бы ни был… Здание – памятник городской истории и культуры, не оказавшееся в списках тех, что находятся под защитой государства. Несколько лет назад был уничтожен высокий кирпичный дымоход — труба типографии, куда десятилетиями уходили вредные газы от цинкографии от литейного цеха, неожиданно выглядевшее в этом месте. Этакий раритет. Без сомнения, пустующее здание после переноса типографии могло бы послужить в качестве, к примеру, Музея современного искусства или Музея архитектуры — внутри было отличное пространство для любой экспозиции. Однако такой расклад не для армянских владельцев каких-либо зданий. Люди, как правило, далекие от культуры, они знают одно: здание мое, что хочу, то и делаю. И пусть пропадает пропадом история, культура, архитектура и прочая интеллигентская ерунда.

Проблема упирается в то, что никак не появится закон или подзаконный акт о том, что может сотворить с доставшимся ему зданием владелец, а что не может ни под каким видом. Все об этом знают, но дело с места не трогается. И не тронется, пока есть приватизированные или приобретенные здания, стоящие на приколе. Хотя бы много лет запертое и проступающее здание «универмага Сталинского района»(арх. Г.Таманян ) на ул. Аршакуняц. Его вполне может взорвать старый или новый владелец и построить нечто многоэтажное. И вновь будет сюрприз.

Почему и как типография №1 была продана, то есть приватизирована – вопрос открытый. Времена были такие, полные ошибок. Геник Карапетян, как говорят, купил здание у некоего не последнего в стране высокого чиновника. У кого, точно не известно. По некоторым данным, это был экс-мэр Е.Закарян. Но он хотя бы здание не тронул, не то, что Г.Карапетян. Но что сказать о мэрии, которой как бы нет? Молчание ягнят. А здание не где-нибудь на отшибе – прямо в центре. Мэрия молчит, да и что может сказать, если разрешение на снос, уничтожение, разрушение, «демонтаж» дает мэрия. И только мэрия. Другого варианта нет по определению. Мэрия могла не разрешить, тормознуть, потребовать проект именно реконструкции всего П-образного здания, с типичными архитектурными решениями конца 20-х годов. Однако градсовет мэрии подобного проекта не рассматривал. Единственный вывод, который напрашивается – это абсолютное безразличие мэрии, которой рулит Тарон Маргарян, к истории и архитектуре столицы. А может вообще не ведают, что творят.

Ереван по недоразумению (так получается) попал в руки воинствующих дилетантов, которые к тому же ничему учиться не хотят, и единственное, что они умеют, так это использовать город в качестве своего имущества, которое может быть продано. Это и произошло.

Что же делать? Объявить впредь мораторий на демонтаж любого строения и заново пройтись по всему городу. Дифференцировать здания. Отобрать те, что нельзя трогать, те, что можно подвергнуть реконструкции ( да и то в стиле и духе времени постройки) и т.д.

А всем чиновникам при этом надо понять, что государство обязано охранять не только отдельные выдающиеся здания, но также некую среду, которая может быть вовсе не выдающейся, но исторически яркой и типичной. Такой, как на Айрапетутян и Вардананц.