Hurriyet: “За риторикой “одна нация — два государства” скрываются напряженность и непонимание”

Архив 201103/03/2011

“На заседании ОБСЕ в Астане в декабре 2010 года президенты Турции и Азербайджана изо всех сил старались преуменьшить вред, который WikiLeaks может нанести исторически близким отношениям между двумя странами. Документы, опубликованные WikiLeaks, содержат жесткую критику турецкой правящей Партии справедливости и развития (ПСР) со стороны президента АР Ильхама Алиева, охарактеризовавшего внешнюю политику Анкары как “наивную” и “ошибочную”…

Эти откровения лишь подтвердили секрет полишинеля: за риторикой “одна нация — два государства” скрываются напряженность и непонимание”, — пишет Hurriyet.

Подписание турецко-армянских протоколов, по мнению издания, стало тестом “братских отношений” с Азербайджаном. Этот шаг, предпринятый без какого-либо значимого прогресса в разрешении вопроса Нагорного Карабаха между Азербайджаном и Арменией, в Баку расценили как предательство со стороны ближайшего союзника. Но неважно, что считали в Баку, турки в отличие от них “не продавали своих азербайджанских братьев с целью удовлетворить Европейский Союз, в который они стремятся вступить, или чтобы не дать США официально признать резню армян в Османской империи в 1915 году”.
Перемены в турецком обществе в последние несколько лет, а не внешнее давление, расчистили путь для турецко-армянского сближения, — утверждает Hurriyet. В условиях демократических реформ в Турции старые табу начали рушиться, стала меняться даже трактовка событий 1915 года… Все больше людей в Турции начали открыто говорить о своих армянских корнях. “Армянский вопрос для Турции стал не просто делом внешней политики, но также и вопросом примирения со своей собственной многонациональной и мультикультурной историей, а также национальной идентичностью”.
Азербайджанцы, считает издание, были бы мудрее, если бы приняли к сведению этот нюанс и отказались от ожиданий, что политика Турции по отношению к Армении будет определяться интересами Азербайджана. “Но если азербайджанцы неправильно оценили вызванный внутренними причинами характер процесса, то турки,в свою очередь,не смогли реалистично подойти к оценке азербайджанских опасений. Турции казалось, что, примирившись с Арменией, она сможет с большей выгодой для Азербайджана воздействовать на ситуацию в регионе. Предполагалось, что Баку согласится с инициативой Анкары, так как у Азербайджана в любом случае нет более близкого союзника, чем Турция. …Правящая партия (ПСР) была чрезмерно уверена в своих возможностях влиять на азербайджанцев. В действительности же Азербайджан никогда не давал повода для подобного умозаключения. Поэтому поведение Турции в Баку было расценено как высокомерная попытка запугать Азербайджан, заставив его принять то, что соответствовало исключительно турецким внешнеполитическим интересам. Последующие угрозы Азербайджана — прекратить поставки газа в Турцию и подписание важных газовых соглашений с Россией — было попыткой сказать туркам, что у Азербайджана есть и другие возможности помимо того, чтобы безоговорочно следовать турецкой линии”.
“…Азербайджанская реакция на подписание протоколов выявила нечто большее, чем просто дипломатическое взаимонепонимание по поводу Армении. В Азербайджане растет негодование и возмущение в связи с тенденцией рассматривать АР как продолжение Турции. В то время как две страны имеют много общего в языке, в культуре, у азербайджанцев тем не менее присутствует свое собственное многослойное самосознание с сильным иранским, российским, европейским и кавказским наследиями… Азербайджанцы, восторгаясь экономическим динамизмом и военной мощью Турции, в то же время ощущают, что их собственное общество — более прогрессивно, в нем более высокий образовательный ценз, оно более светское, наконец. Поэтому они не приемлют покровительственного отношения со стороны “старшего брата”. Разная природа политических режимов в обеих странах и их внешнеполитические ориентиры еще больше усложняют эту картину. Азербайджанское правительство становится все менее терпимым к инакомыслию — вследствие последних выборов оппозиция уже и вовсе не представлена в азербайджанском парламенте. …Турция, в отличие от АР, может претендовать на то, чтобы считаться более демократической страной, хотя картину тут портит происламский уклон в отношениях с Израилем, Ираном, Суданом… Как бы то ни было, налицо отдаление Турции и Азербайджана друг от друга… Азербайджан, к примеру, сохраняет тесные отношения с Израилем несмотря на турецко-израильский конфликт. Азербайджан гораздо больше критикует нынешнее руководство Ирана, чем Турция, и его политика по отношению к Ирану идентична политике Запада. Что касается внутренней политики, то многие в Турции считают Азербайджан авторитарным нефтегосударством, живущим без оглядки на закон. Азербайджанцы со своей стороны, даже те, кто серьезно критикует собственное правительство, обычно не видят каких-либо заслуг в “умеренном исламизме” в стиле ПСР. Но не все так мрачно. Турки и азербайджанцы по-прежнему теплее относятся друг к другу, чем, возможно, к кому бы то ни было еще в этом мире. Но последние развития тем не менее означают, что романтическая фаза отношений по схеме “одна нация — два государства” — в прошлом”, — резюмирует Hurriyet.
Отдел политики