Хроники одной поликлиники

Архив 201129/11/2011

или Ждите ответа…

В редакцию “НВ” пенсионеры обращаются часто — кого возмущают растущие цены, кого — размер пенсии… 60-летняя Лили СААКЯН позвонила нам просто, чтобы выговориться после очередного похода в поликлинику номер 19, что в Бангладеше по месту жительства женщины. Накопилось…
Мы решили не играть, что называется, в испорченный телефон и отправились туда сами, чтобы убедиться в правдивости рассказа тикин Лили.

Что и говорить, интерьер тот еще. Начиная от несвежего, затхлого запаха отовсюду, линолеума в кабинетах — истоптанного, местами раздутого и оборванного, из под которого виднеется голый бетон, заканчивая креслами с изодранной обивкой и торчащей из-под нее губкой. Про обстановку кабинетов и говорить нечего. Общежитию студентов-химиков имени монаха Бертольда Шварца такое и не снилось: кушетки с потрескавшимися дерматиновыми подушками цвета детской неожиданности (не хватало разве только одеял из серого туальденора с надписью “ноги”), этажерки и шкафчики “времен Очакова и покорения Крыма”, двери старенькие и явно неоднократно для маскировки крашеные, потертые оконные рамы, потолок с отвалившейся и кое-где все еще свисающей побелкой, умывальник с трубой, перевязанной снизу тряпкой, рядом кусок обглоданного мыла и жалкое полотенце… В коридорах — посетители, сиротливо ожидающие своей очереди.
Как сообщила в беседе с нами Л.Саакян, чтобы попасть на прием к врачу, смена которого начинается, скажем, в 13:30, люди приходят с самого утра. И дело наверняка не в том, что осматривает их светило медицины, а просто темп обслуживания катастрофически медленный. Пенсионерка рассказала, что последней каплей стал ее недавний поход на кардиограмму, которая обернулась для нее настоящим мучением. “Во-первых, эта негигиеничная кушетка, на которую мне пришлось лечь. Пока на меня цепляли датчики, все думала — почему бы не брать с тех, кто может, по 100 драмов за чистую простынь. Я бы заплатила не раздумывая, — говорит она. — Когда пытались подсоединить присоски, стало ясно, что процесс этот займет немало времени. Аппарат старенький, присоски уже и не цепляются — стерлись. К тому же я заметила, что чистят их не спиртом, как полагается, а обычной водой. Представьте, сколько людей до меня проходили такую диагностику. От бесконечных нажимов присосками стало болеть тело. Медсестра не выдержала и попросила меня попридержать одну. Кое-как начали процедуру, также непонятно ее закончили. Когда подоспел врач, я уже одевалась. И слышу, как он медсестре говорит: “Что это ты наделала? Ничего ж не видно”. А она ему в ответ: “Да ладно, и так сойдет”. Словом, склеили какие-то бумажки и отправили к кардиологу, которая долго крутила-вертела распечатку и так ничего и не поняла. Единственное, чем смогла помочь, так это советом — отправиться в серьезный диагностический центр, где такая процедура обходится обычно в 10 тысяч драмов”.
Несколькими месяцами ранее Лили Саакян проверяла в той же поликлинике зрение. “Мне даже атропин не закапали для расширения зрачков. Как молодая врач проверила глазное дно —загадка, — рассказывает женщина. — Впрочем, никаких тайн. Она попросту полистала анкету, нашла записи предыдущего, кстати, весьма опытного доктора и переписала показания”.
У тикин Лили диабет, через каждые 50 дней она приходит в эту самую поликлинику за инсулином. Благо с этим проблем не возникает: если раньше диабетиков гоняли по этажам за подписями, прежде чем выдать порцию жизненно важного препарата, то теперь пациенты получают его почти сразу.
Но это только инсулин. Все остальные лекарства — проблема пациента. “Мне еще повезло. У меня сын, который недавно истратил порядка 300 долларов на препараты для сердца и суставов. А что сказать тем пенсионерам, которым неоткуда ждать помощи? — задается вопросом наша собеседница, подмечая, что упаковка терафлекса стоит 8 400 драмов (про другие лекарства и услуги на дому не говорю), тогда как пенсия ее составляет 18 400 драмов…”
Поликлиника N 19 не единственная в своем роде. Таких в городе множество, особенно на окраинах. Про марзы молчим. Попытки выяснить что-либо на сей счет в Управлении здравоохранения ереванской мэрии (именно под ее, так сказать, патронажем находятся эти медучреждения) результатов не дали. По крайней мере в отделе информации “горсовета” сообщили: мол, с вопросами нужно обращаться заведомо, изложить по существу и ждать ответа. “Таков закон, давайте его чтить”, — наставительно произнес чиновник.
Что ж, давайте: следовать букве закона — дело весьма похвальное. Но как-то хотелось бы, чтобы ее (букву то бишь) уважали всегда и везде, а не только когда речь об общении с медиа. Так что обращаться со списком вопросов к соответствующему управлению, пожалуй, не будем. Тем более что газеты, пусть даже русскоязычные, городские власти наверняка читают. Вот, надеемся, как раз и задумаются: в каком таком законе сказано, что, например, процедура принятия “системы” (капельницы) должна быть перемещена из поликлиники в близлежащую больницу и стать платной? Мало пенсионерам расходов, так еще и лишние 2 000 драмов придется выкладывать. Неплохо бы также узнать, почему некоторые ереванские поликлиники пребывают в столь поистине позорном состоянии. Куда уходят деньги налогоплательщиков? И почему в такой ответственной сфере, как лечение людей, заняты непрофессионалы? Вот, собственно, и весь свод вопросов. Может, ответите, господа? Конечно же, в письменной форме, как того требует закон. Мы ведь написали…