Храни обувь твою

Архив 201011/11/2010

В конце 70-х годов на ногах многих ереванских модниц появились перламутровые сапожки. Пользовались они огромным спросом, и не только в Армении — их отправляли родственникам и знакомым в разные города страны и в качестве желанного дара преподносили ревизорам женского пола, частенько наведывающимся в солнечную республику. Автором перламутровой обуви считался известный в городе дядя Хачик, который помимо этого своего изобретения изготовлял различные лимонады, некоторые по вкусу не уступали знаменитому творению Лагидзе. Но в промышленно развитой Армянской ССР с ее хорошо раскрученным пищевым и обувным производством дядя Хачик с его сапогами и лимонадами оставался кустарем-одиночкой. Впрочем, кустарей-одиночек, подлинных виртуозов сапожного искусства, в те годы в Армении было много, в основном среди иммигрантов.

Они имели обширную клиентуру в Тбилиси, Баку, Сочи, Москве, Ростове и других городах страны. Кстати, считалось, что популярное в те годы слово “цеховик” было изобретено именно армянскими обувщиками, которые, имея большую склонность к частному и очень доходному промыслу, организовывали подпольные производства, скрываясь от всевидящего ока ОБХСС. Изделия армянских мастеров неизменно отличали высокое качество, изящество, довольно редкое в то время, и модные на Западе модели, которые доходили к ним невесть какими путями даже раньше, чем в столицу.
Между тем обувное производство в Армении было тем редким случаем, когда массовое промышленное производство ничем не уступало по части качества изделиям частных мастеров. Более того, в Армянской ССР только две отрасли — строительную и обувную — называли истинно национальными. Дело в том, что в те годы многие ведущие сферы перешли в непосредственное подчинение центра и стали закрытыми даже для местного руководства. Единственными несекретными сферами оставались строительство и обувное производство, которое в те годы процветало. Продукция двух армянских обувных объединений — “Масис” и “Наири” — пользовалась широчайшим спросом в обделенной импортом стране и наряду с прославленной продукцией чешской фирмы “Цебо” считалась вожделенным дефицитом. Известен случай, когда в ходе конкурентной борьбы за престижную должность собкора столичной газеты одному хваткому журналисту удалось одержать победу только благодаря тому, что он догадался обуть все руководство редакции в армянскую обувь.
К концу 80-х годов обувное производство Армении достигло пика своего развития, производя ежегодно до 20 миллионов пар кожаной обуви. И вся эта продукция полностью сбывалась. Несмотря на то что поставки за пределы республики осуществлялись в плановом централизованном порядке, руководители местной легкой промышленности жаловались, что их буквально донимают звонками из различных городов и областей страны с просьбой отправить им дополнительную партию армянской обуви. Так что смело можно сказать, что наряду с коньяком и знаменитыми иджеванскими коврами обувь была самым желанным и ценным презентом из Армении, с помощью которого можно было решить в столице много сложных проблем.
О том, сколько сегодня производится обуви в Армении, похоже, не известно даже статистике, которая знает все. По данным Национальной статистической службы на 2008 год, в стране было произведено кожи, изделий из кожи и обуви на общую сумму в 1222,6 миллиона драмов. Вычленить отсюда показатели обувного производства в стране невозможно. Впрочем, и без этого документального подтверждения можно со всей уверенностью констатировать, что в республике, бывшей еще недавно одним из признанных в СССР лидеров по части обувного производства, эта доходная сфера практически полностью разрушена, а то немногое, что от нее осталось, окончательно вытесняется с рынка импортерами низкопробной продукции китайских, корейских и турецких производителей. Согласно официальной статистике, в том же 2008 году в Армению было импортировано обуви, колготок и прочих аналогичных изделий на общую сумму, превышающую 28 миллионов долларов. При этом экспорт отечественного продукта — надо полагать, в основном обуви — едва перевалил за миллион долларов. Причины подобного дисбаланса, ощутимо бьющего по нашей экономике, давно и хорошо известны, тем не менее за все 20 лет никаких позитивных сдвигов в этой сфере, как, впрочем, и во всей легкой промышленности, тоже весьма успешной в советские годы, не наблюдается. В середине 80-х годов около 130 предприятий легкой промышленности Армении обеспечивали 30 процентов общереспубликанских поставок и 19 процентов ВВП. Сегодня на долю всей промышленности Армении приходится лишь 10-12 процентов ВВП. В легкой промышленности было задействовано 100 тысяч человек, имеющих стабильный заработок. Почему легкую промышленность, убедительно доказавшую свою эффективность, с переходом на рыночные отношения постигла столь тяжелая участь? По мнению некоторых экономистов, наша продукция по причине своей неконкурентоспособности не найдет спроса на мировом рынке, поэтому нам выгоднее ввозить, чем производить на месте. Выгоднее кому? Десяткам тысяч людей, пополнивших армию безработных, или импортерам дешевого низкокачественного ширпотреба, завалившего рынок ближневосточным, азиатским и турецким товаром?

Но вернемся к обувному производству. Сегодня, по авторитетному мнению некоторых отечественных ортопедов, причиной многих проблем с нижними конечностями является некачественная обувь. В числе наиболее распространенных недугов, провоцируемых неудобной обувью, стало плоскостопие, которое, кстати сказать, является основанием для освобождения от армии. А то, что на наш рынок массово поставляется обувь дешевая, некачественная и “скоропортящаяся”, бесспорно. На днях специалисты государственной инспекции по защите рынка и прав потребителей Министерства экономики провели исследования обувного рынка Еревана и пришли к малоутешительному выводу, что он находится вне государственного контроля. Правда, довольно странно, что министерство, призванное от лица государства обеспечивать этот контроль, только теперь удосужилось заметить, что на нем происходит. Но главное — какие из всего увиденного сотрудниками госинспекции последуют оргвыводы.
По словам начальника инспекции Ашота Казаряна, большая часть продукции на рынке импортная, а местные производители работают подпольно, без регистрации. Ежедневно в Армению ввозится огромное количество обуви из Китая, Турции, арабских стран, и никто на границе не проверяет строение подошвы, из какой кожи сшита обувь — натуральной или искусственной. Импортеры могут беспрепятственно завозить обувь, изготовленную из токсичных материалов, зачастую даже не догадываясь об этом, и массово сбывать ее потребителю, искренне возмущался главный защитник рынка. К сказанному он добавил, что 60 процентов реализуемой на обувном рынке продукции не соответствует действующим требованиям и содержит элементы, опасные для здоровья как взрослых, так и детей. Комиссия зафиксировала отсутствие маркировки как на импортной, так и на продукции местного производства, отсутствие супинаторов, что приводит к развитию плоскостопия и быстрому изнашиванию. В сопроводительных документах нет никакой информации о составе компонентов обуви, не указана страна-производитель, а если указана, то зачастую неверно. По мнению г-на Казаряна, причина подобного беспредела на обувном рынке столицы в отсутствии закона, регулирующего эту сферу. Дерзнем внести маленькую поправку — скорей в нежелании иметь такой закон, который сильно осложнит жизнь заправилам одного из самых доходных рынков страны.
И поэтому правы те, кто настаивает на том, что реанимация традиционно развитой, ставшей хорошо раскрученным брендом Армении отрасли, сознательно торпедируется теми, кому массовый заброс в страну токсичного обувного хлама приносит сказочные дивиденды. Уже давно доказано, что рынку массового спроса, тем более в бедной стране, совсем не выгодно предлагать товар высокого качества. Честь марки его не волнует, напротив, чем ниже качество, тем быстрее обувь изнашивается и тем чаще потребитель будет приобретать аналогичный товар на рынке. Такова нехитрая логика рыночников, не озабоченных проблемами нравственности и не испытывающих сочувствия к своим малоимущим доверчивым согражданам. Отсутствие законодательного поля на протяжение всех этих лет усердно помогает им в этом.

По мнению некоторых аналитиков, исследующих наш обувной рынок, основная его проблема заключается не в том, что он завален некачественной китайской продукцией, не в том, что мы в избытке завозим низкопробную импортную обувь и не производим свою, а в том, что все, начиная от ввоза сырья и кончая реализацией готового продукта, организовано неграмотно, неэффективно, с максимальным ущербом для потребителя. Сегодня обувный рынок, как и все другие потребительские рынки страны, сильно поляризован. Представленная на дешевых ярмарках продукция исключительно скудна по части ассортимента — несколько сотен продавцов предлагают всего 10-15 видов обуви. А так называемые элитные магазины, высокопарно именующие себя представительствами известных западных фирм, кстати, тоже не брезгующие подделками под высокую моду, предназначены исключительно для отечественных снобов и обладателей толстой мошны. Впрочем, те из них, кто хорошо знает истинную подоплеку импортных шедевров, реализуемых в столичных бутиках, предпочитают отовариваться за рубежом. К примеру, достоянием широкой общественности стало нехилое приобретение главного налоговика страны — Гагика Хачатряна, который купил в Англии для своих сыновей две пары обуви общей стоимостью в 3 тысячи фунтов стерлингов.
На фоне этого обувного разброда с ярко выраженным социальным уклоном встает вопрос — где и как обуться гражданам со средним достатком, не испытывающим особого пристрастия к арабско-азиатским моделям и предпочитающим обувь строгую, классическую, удобную и доступную по цене? Где, в частности, можно приобрести приличную обувь женщинам, переступившим бальзаковский возраст, но еще не утратившим желание одеваться и обуваться красиво и удобно. Модные магазины предлагают туфли на метровых каблуках и невообразимых эпатажных расцветок, а ярмарки — унылую обувь коричнево-черных тонов, выдержанную в духе китайского соцреализма. Словом, образовалась ниша, которую профессионально и грамотно мог бы заполнить отечественный производитель, если бы государство смогло и захотело ему помочь грамотно выстроенной системой выгодных кредитов, льготным налогообложением, госзаказами на поставку. К слову, несколько лет назад в некоторых российских СМИ промелькнуло сообщение, что обувщики города Кимры Тверской области обули армянскую армию. Почему выгодный заказ ушел из страны, разве наши мастера справились бы с ним хуже, если бы им были созданы для этого нормальные условия? Однако за все эти годы практически полного разрушения обувного производства в стране со стороны правительства и Министерства экономики не было сделано ни одного сколько-нибудь заметного шага, направленного на возрождение этой отрасли. Скорее наоборот…
Приведем в подтверждение сказанного несколько примеров. В годы успешного процветания обувного производства оно стабильно обеспечивалось кожсырьем местного производства, хотя дополнялось и централизованными поставками. Наличие в общественном поголовье 800 тысяч голов крупного и полутора миллионов голов мелкого рогатого скота позволяло не беспокоиться по поводу сырьевой базы — объем заготавливаемых хромовых кожтоваров достигал 220-250 кв.дм. Сегодня собственного кожсырья мы практически лишились по причине массовой продажи мелкого рогатого скота в соседние страны. По данным Министерства сельского хозяйства, в 2009 году объем продаж вырос… на 1480 процентов и составил 142 тысячи голов. В нынешнем году в Иран уже экспортировано около 60 тысяч голов овец. В августе нынешнего года турецкие СМИ сообщили о том, что поголовье крупного и мелкого рогатого скота из Армении будет реализовываться в Турции. Выступая на международной конференции Турция — Индия — СНГ, директор компании “Антарак” Араик Маркарян заявил, что он намерен экспортировать в Турцию баранину и говядину. В этом намерении его поддержал и председатель Союза фермеров и кожевников Владимир Галстян, который вознамерился вывозить в соседнюю страну живой скот. Не остался в стороне даже министр сельского хозяйства Герасим Алавердян, который, по его словам, в принципе не против того, чтобы наш экспорт развивался, только нужно, чтобы это было основано на серьезных расчетах.
Между тем было бы совсем неплохо, если б подобную озабоченность вверенной ему отраслью проявил и другой член кабинета — министр экономики Нерсес Ерицян. Ведь, распродавая в соседние страны поголовье скота в таких больших количествах, мы не только обделяем собственное население молоком, мясом, шерстью, но и лишаем обувное производство сырьевой базы и тем самым всяких надежд на возрождение. Более того, кожсырье, выделанное из шкур проданных животных, возвращается к нам уже в виде дурно сшитых низкопробных туфель и сумок, наводняющих потребительский рынок.
В интервью, данном автору этих строк еще в начале 90-х, один из организаторов и руководителей обувной промышленности Армении с болью рассказывал, как расхищалось и продавалось на сторону ценное оборудование, уезжали из страны опытные профессионалы, разрушались традиции, которые бережно передавались из поколения в поколение. Сегодня армянские обувщики работают в самых разных городах и странах. В частности, газета “Деловой Петербург” сообщала о том, что из 70 тысяч армян, проживающих в их городе, 20 процентов занимаются собственным бизнесом половина из них — сапожным. Армянские обувщики трудятся в Саратове, Перми, Ростове, Сочи и даже на Крайнем севере. Многие перебрались и осели в США, Франции, Канаде, где всюду подтверждают высокую репутацию армянских мастеров обувного дела. Не случайно еще 5 лет назад одна из крупных американских обувных компаний — “Ту липс” — выразила желание построить в Армении фабрику по производству обуви с последующей поставкой готовой продукции в США и Иран. Судя по всему, большого энтузиазма с нашей стороны этот проект не вызвал…

…16 сентября 2008 года в пещере Арени в Вайоц Дзоре археологи обнаружили уникальную находку — кожаный башмак. Исследования раритета, проведенные в лабораториях Великобритании и США, позволили определить возраст уникальной обуви — 5,5 тысячи лет. Таким образом, на территории Армении была обнаружена самая старая кожаная обувь в мире. Это означает, что сапожным мастерством наши предки овладели еще в доисторические времена, в эпоху, именуемую Армянской медной эрой. По мнению независимого английского археолога Джакуи Вуда, древний башмак, найденный в пещере Арени, может быть самым ранним доказательством того, что подобная обувь зародилась в Армении и оттуда распространилась по всей Европе. С ним солидарен и его коллега из Ирландского университета Рон Пинхаси — один из руководителей раскопок в Арени. Ученые считают также, что набор предметов, обнаруженных в пещере, имеет определенное символическое значение. Какое? Быть может, наши далекие предки, первыми в мире овладевшие искусством производить обувь из кожи животных, таким образом завещали нам беречь и приумножать это искусство? Мы плохо исполнили этот завет…