Хотели как получше…

Архив 201013/11/2010

В Первопрестольном Святом Эчмиадзине по инициативе сопредседателя Армяно-российской комиссии межпарламентского сотрудничества Николая Рыжкова открыт памятник Католикосу Вазгену I. Взору собравшихся, в том числе Католикоса Гарегина II, членов делегации Госдумы РФ, многочисленных гостей, предстала изваянная вездесущим Фридрихом Согояном фигура на невысоком постаменте. Вполне банальный памятник, выполненный в духе развитого соцреализма. Подобных множество на всем пространстве СНГ. Их сооружали по разным поводам, в основном для увековечивания памяти известных и малоизвестных личностей.

Что и говорить, Католикос Вазген I был личностью знаковой для армянской истории. Его любил весь армянский мир. Мудрый, добропорядочный интеллектуал, каким и полагается быть общенародному пастырю. Сооружение ему памятника в Св.Эчмиадзине, конечно, факт весьма отрадный, да и поставлен он по инициативе уважаемого и любимого Николая Рыжкова из самых добрых побуждений, но… Это “но” не дает покоя. Волей-неволей вспоминается другой памятник, вернее монумент, чье появление в Гюмри также связано с именем Николая Ивановича. Памятник жертвам землетрясения в связи с 20-летием катастрофы. Он также выполнен московским скульптором Фридрихом Согояном, весьма близким с властными людьми в Москве и потому очень активным. Грубое изделие соорудили в двух шагах от церкви Аменапркич. Все сделали вид, что город обогатился выдающимся памятником. Смотреть дареному коню в зубы как-то не принято. Потому что дар от хороших людей, да и автор рожден в Гюмри. Однако присмотрелись к медному изделию и прослезились. Уж очень он отдавал худфондом.
Не будем углубляться в эстетику вновь открытого памятника, а только зададимся вопросом — как он вообще появился? О том, что будет памятник Вазгену I, не знали ни в Министерстве градостроительства, ни в Союзе архитекторов, ни в Союзе художников. Решили поставить памятник и поставили. Но ведь Армения не целина, не какая-нибудь заштатная страна или окраина, где можно иметь памятники средней руки. Католикос Вазген I — выдающаяся, знаковая фигура национальной истории и памятник ему должен был быть наилучшим. Достойным.
По мнению искусствоведа Погоса Айтаяна, необходимо было провести серьезный конкурс и выбирать тщательно, не торопясь. Одного внешнего сходства тут чрезвычайно мало. Вазген I был просветленный, пронизанный святостью человек — таким он и должен быть увековечен.
Архитектор Левон Игитян также считает, что памятник человеку такого масштаба должен проходить через суровые фильтры, чтобы не ошибиться. “Памятник получился весьма среднeньким, обычным. Без искорки, без выдумки. Очень сожалею”, — говорит он. Таких мнений много.
История повторилась: опять личная инициатива, опять благородные побуждения, опять дар и опять весьма средний результат. А ведь монументальный памятник не картина — его в запасник не уберешь…
Пора наконец разобраться со вновь рождающимися в стране памятниками, процесс стал практически неуправляемым, стихийным.