Хотели как лучше, а получилось…

Архив 200917/09/2009

Идея выдачи компенсаций в обмен на чеки контрольно-кассовых аппаратов явно не доработана
На днях автор этих строк решил получить законную и, более того, регулярно рекламируемую компенсацию по накопившимся за три месяца чекам контрольно-кассовых аппаратов.

Впрочем, скажем откровенно: не в стремлении возвратить достаточно скромную сумму было тут дело, а в желании на личном опыте убедиться, что представляет из себя на практике данная новация, как работает новая система.

Личный опыт оказался прискорбным. Придя к 11 часам в налоговую инспекцию общины Нор-Норк, я не без удивления обнаружил, что с утра в очередь на получение вожделенной компенсации уже успели записаться более 160 человек. Мой номер во всяком случае оказался 163-м. Ну ладно, надо только радоваться, что народ столь трепетно относится к попытке правительства повысить собираемость налогов. Участвуют все, без различия пола, возраста и вероисповедания, оттого-то и такой ажиотаж. Надо думать, налоговики это предусмотрели. Удивляло, правда, что “вживую” очередь выглядела куда как скромнее — всего-то человек 40, не больше. Ну нормально, остальные вышли покурить, либо еще по каким делам…
Вскоре, однако, стало ясно, что покурить не шибко-то удастся. В очереди каждые полчаса проводили перекличку. Причем тех, кого на месте не оказалось, безжалостно вычеркивали, хотя им до попадания в заветный кабинет было еще очень далеко. Непонятно, зачем тогда списки составлять… Постепенно из гула масс стала вырисовываться определенная картина.
Увы, тона этого полотна трудно было назвать солнечными. Оказывается, даже чемпионы-”жаворонки”, явившиеся сюда к семи утра, за пару часов до начала работы, обнаружили, что они в списке далеко не первые. Кто этот список составлял? Как попали в него счастливчики из первых восьми десятков? Мученики очереди выдвигали самые разные версии. Мы в сказанное, конечно же, совершенно не верим, но донести “vox populi” до тех, кому ведать надлежит, обязаны.
Оказывается, люди, пришедшие сюда с сотней-другой чеков, по которым полагается минимальная компенсация в размере 5-10 тысяч драмов, на особое гостеприимство рассчитывать не могут. Ожидание для них длится, бывает, целыми днями, а результат нулевой. В самом прямом смысле — денег как не было, так нет. В чести другие — те, которые являются с большими конвертами, туго набитыми чеками. Такие сдают этих самых чеков тысячами. Откуда берут — неясно, но ведь берут же. Соответственно, и “навар” их ожидает солидный — даже не в десятки, а в сотни тысяч драмов. К таким “носителям счастья” девочки-инспекторы подходят с чувством глубокого понимания. Часами занимаются столь почтенными клиентами. И тут есть как объективные причины (тысячи чеков и указанных на них платежей за пару минут не пересчитаешь), так, вероятно и иные, несколько более субъективные. Относительно последних умолчим, ибо ничего точно не известно. Но факт, что с одним таким крепким еще дедком инспекция занималась более двух часов. За это время в кабинет сумели проникнуть еще двое “блатных” чеконосителей, а очередь не продвинулась ни на шаг. Словом, пустое это, оказывается, дело — пытаться получить компенсацию. Трепать нервы, давиться в очередях и терять дни ради нескольких тысяч драмов — себе дороже. Особенно для людей работающих. Это же надо со службы отпрашиваться — за счет зарплаты, между прочим…
Безусловно, система, много лет уже действующая за рубежом и оттуда пересаженная на нашу почву, дает сбои. Так бывает всегда, когда мы что-либо нетворчески копируем. Сама идея, заметим, хороша (вроде марксизма, который ведь тоже — в теории — неплох, только почему-то после применения во всех подопытных странах оставались горы трупов). Тут надо помнить, что теория — теорией, а практика много богаче и диалектичней. То, что немцу хорошо, армянину (русскому, киргизу, нанайцу и т.д.) — сплошное мучение. Как в приведенном случае. Поэтому налоговикам да и самому правительству не грех бы задуматься, как усовершенствовать систему. При этом мы отнюдь не призываем увеличить число инспекторов, занимающихся подсчетом чеков и указанных в них сумм. Понимаем, что такое предложение нереально. Но вполне реально было бы отменить компенсацию, взамен ощутимо расширив “лотерейную” составляющую чековой “эпопеи”. Сегодня по номерам чеков, которые ежемесячно разыгрываются, мало кто (и мало что) выигрывает. Слишком низка вероятность. Ее можно повысить — пусть выигрыши начинаются не с совпадения первых четырех, а, скажем, трех чисел. Пусть они станут ощутимей, стартуя не с 5-и, а, скажем, с 10 тысяч драмов. Главный выигрыш может составить в таком случае все 10 миллионов. В случае отмены выплат компенсаций денег на это, безусловно, хватит. Понимаем, что наше предложение далеко не единственно возможное. Вероятно, и не лучшее. Но что-то делать надо, потому что если так пойдет дальше — здоровая в своей основе идея будет полностью дискредитирована. И пользоваться ее плодами будут совсем не те люди, для блага которых все это задумывалось.
Армен БАГРАТУНИ