Холод и пламя милосердия

Архив 201024/04/2010

Кто-то из наших героев из рубрики “Социум” вызывает сочувствие и желание помочь, кто-то, к сожалению, нет. Но нельзя обвинить обездоленных и страждущих, что их истории не настолько трагичны, что сердца людей остаются холодными. Это проблема последних. Аврелий Августин сказал: “Холод милосердия — есть молчание сердца; пламя милосердия — есть ропот сердца”. Как ни прискорбно, но чаще сердца молчат. 

Так, история многочисленной семьи Гаяне Гарибян, обитающая в вагончике в 10 кв.м рядом с кладбищем в Саркаваге среди одичавших собак, осталась практически незамеченной. Когда-то они жили около Оперы, но из-за тяжелой болезни главы семьи пришлось продать квартиру. Лечение не помогло, мужчина почил от всех дел земных. Семья осталась без крыши над головой. Сначала они скитались по родственникам и близким, иногда жили на съемных квартирах и всеми силами старались выкарабкаться из нищеты. И это им почти удавалось. Но тут новые испытания: сын оказался замешанным в драке и его осудили, а у Гаяне врачи обнаружили опасную болезнь. Денег на операцию не было, и женщина просто занялась самолечением. В конце концов она получила группу инвалидности, для чего ей все-таки пришлось лечь в больницу и потратить на это остаток скромных семейных денег. Знакомые помогли устроиться сторожем на участке в Саркаваге. Уже пять лет Гаянэ вместе с сыном, дочерью и двумя малолетними внучками живет в этом вагончике. Летом они ухаживают за садом — вскапывают землю, поливают, удобряют, пропалывают, собирают урожай совершенно бесплатно. За это хозяин предоставил им вагончик, который летом раскаляется до невыносимости, зимой совершенно не держит тепла, но это хоть какое-то пристанище. Гаяне получает пособие по инвалидности в размере 13 тысяч драмов, дочь Сона, мать-одиночка, — пособие по бедности, 22 тысячи драмов. Выйти на работу она не может, так как ухаживает за маленькими детьми и больной матерью. Сын Саркис, недавно досрочно освобожденный из тюрьмы из-за псориаза, не может найти работу. Красные шелушащиеся пятна, покрытые чешуйками и вызывающие невыносимый зуд, покрыли участки кожи на голове, спины, локтевых и коленных суставах. Открытые раны кровоточат. Вид, конечно, не презентабельный, посему отказ в работе. А недавно у матери обострилась болезнь и она попала в больницу. Семья сейчас в крайне тяжелом положении. 
На следующий день после публикации статьи в редакцию позвонила женщина-врач и сделала “замечание”, мол, псориаз — болезнь не заразная и из-за этого парня из тюрьмы не могли освободить, вместо того чтобы, соблюдая клятву Гиппократа, оказать помощь больному. Увы, не все врачи входят в дом для пользы больного, будучи далекими от всего намеренного, неправедного и пагубного. В тот же день позвонил хореограф Геворг и предложил бесплатно заниматься с 8-летней Мери танцами. Но нужны деньги, чтобы добираться из Саркавага до центра Еревана, которых у семьи не хватает даже на хлеб. Свои пожертвования принесла одна беженка, работающая уборщицей. Удалось собрать одежду для 5-летней Ани. На этом все. Хочется вновь обратить внимание наших читателей и власть имущих на эту семью. 

История еще не старой русской женщины Аллы Бондаренко, коротающей свой век в Доме престарелых в Норк-Мараше и сходящей с ума от невыносимых болей от трофической язвы, нашла отклик. А именно, Институт хирургии им.Микаеляна взял все расходы по лечению и обеспечению медикаментами больной на себя. До этого Алле предлагали “по госзаказу” ампутацию ноги, но это нельзя было назвать выходом, так как вторая нога тоже поражена варикозом и вся тяжесть перешла бы на вторую ногу. Да и ампутацию делают при гангрене, а у больной рана чистая, светлая, без нагноения, чернота, свидетельствующая о наличии гангрены, отсутствует, а значит, ногу возможно сохранить и вылечить. Благо за дело взялись профессионалы-”микаеляновцы”. Директор института Артур Тамазян вместе с главным врачом Руфиной Овакимян, заведующим отделением сердечно-сосудистой хирургии Тиграном Султаняном и врачом-хирургом Гургеном Оганесяном организовали все по высшему разряду. Редакция “НВ” доставила больную в Институт Микаеляна, где она прошла полное обследование. Эпикриз врачей был таков, что ногу можно спасти, потребуется лечение в течение 6-8 месяцев и специальный уход. Обеспечение всеми необходимыми лекарствами Артур Тамазян взял на себя. Необходимо было решить вопрос питания. Директор Дома престарелых Арамаис Алоян дал свое согласие на доставку питания в больницу. Но тут пришло другое решение — главный врач Дома престарелых Левон Симонян предложил переоборудовать комнату в интернате под палату и решить вопрос санитарного ухода за больной, лечение будет проходить под наблюдением врачей из Института хирургии. Долгое время поддержку Алле Бондаренко оказывал настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы протоиерей Арсений Григорянц, который не только заботился о душе больной, но и обеспечивал ее обезболивающими лекарствами. Доза потребления медикаментов росла вместе с ростом трофической язвы, дошло до того, что Алла выпивала в день по 10-12 таблеток кетаналритарта и накома, которые, как оказалось, вовсе не подходили ей. Покупая дополнительно лекарства, она влезла в долги, с которыми после публикации статьи ей помогла расплатиться директор издания “Impress” Кристина Арутюнян. Остается только порадоваться за Аллу Бондаренко, пожелать ей выздоровления и поблагодарить всех, кто откликнулся. 
Каждый милосердный поступок — это ступень лестницы, ведущей к небесам. Это слова американского проповедника Генри Бигера. Задумайтесь, сколько ступенек прошел каждый из нас?