“Хиллари Клинтон не может позволить себе фиаско в вопросе протоколов”

Архив 201003/04/2010

— говорит издатель “Калифорнийского курьера”, вице-президент фонда LINCY Арут Сасунян
Несмотря на то что А.Сасунян находился в Армении (приехал на церемонию открытия школы в Нагорном Карабахе, строительство которой профинансировал фонд LINCY), обсудить с ним “горячие” вопросы, связанные с грядущей поездкой в Вашингтон президента РА и признанием США геноцида, довелось лишь по телефону. Беседа получилась несколько обрывистой (собеседник торопился на очередную встречу), но тем не менее три “пиковых” вопроса, интересующих в одинаковой мере и политиков, и неполитиков, в ней были затронуты.
Не надо связывать апрельский визит президента Армении в Вашингтон исключительно с армяно-турецкими протоколами. Основная цель поездки — присутствие на саммите по ядерной безопасности наряду с лидерами 44 стран, с ходу заявил Сасунян, отметив, что Армения приглашена, поскольку у нас есть АЭС.
— Впрочем, тут есть одно “но”: о том, что в Армении есть атомная станция, американцы знали изначально. Однако приглашение Еревану направили с опозданием, по крайней мере позже, чем другим странам. И, конечно, резонно предположить, что Вашингтон собирается обсудить также армяно-турецкие дела. Не случайно члены администрации так добиваются и присутствия премьер-министра Эрдогана. И если тот поедет в США (сегодня было сообщение о том, что он едет), это означает, что американцы дали ему четкие обещания, связанные с признанием геноцида. Точнее — с непризнанием…
— Как вы думаете, о чем будут говорить с президентом Армении в Вашингтоне?
— Мне кажется, что администрация Обамы всерьез встревожена заявлением Сержа Саргсяна о том, что если Анкара не ратифицирует протоколы в разумные сроки (кажется, президент дал им время до конца марта), то Армения отзовет свою подпись под цюрихскими протоколами. Думаю, армянского лидера попытаются отговорить от этого шага. И соответственно Вашингтон захочет добиться от Эрдогана заверений, что протоколы не останутся лежать мертвым грузом в турецком парламенте. Это один сценарий развития событий. Другой сценарий — если Серж Саргсян выкажет жесткую позицию, заявив о том, что со дня подписания в Цюрихе протоколов прошло полгода, а сдвигов никаких: Анкара не сдержала обещаний, ведет нечестную игру ради того, чтобы спокойно пережить еще одно 24 апреля, и Армения не собирается потакать ей в этой игре… Какой из сценариев наиболее реалистичный, я не берусь судить. Одно для меня определенно: госсекретарь Хиллари Клинтон не может позволить себе фиаско в вопросе протоколов, поскольку она инвестировала в этот процесс слишком много усилий и времени…
— Произнесет ли президент Обама 24 апреля слово “геноцид” или вновь предпочтет “Мец егерн”?
— Недавно я беседовал с высокопоставленным американским госчиновником и в разговоре с ним сказал, что у президента есть не два варианта, как всем кажется, а три. Конечно же, наиболее предпочтительный для нас вариант, если г-н Обама произнесет слово, причем так же легко и непринужденно, как он делал это в предвыборный период. Другой вариант тоже известный, когда слово подменяется “великой трагедией”, “человеческой катастрофой”, “Мец егерном”, наконец. Но президент может сделать и другое — вообще ничего не сказать. Это, на наш взгляд, честнее, нежели заниматься словесной эквилибристикой. Но если даже Обама скажет то, что следует сказать, этим он не сделает нам никакого одолжения. А вот самому себе, несомненно, окажет услугу — сдержав предвыборное обещание, он спасет свою репутацию, поднимет свой рейтинг. Нам же достаточно того, что геноцид признал президент Рональд Рейган.
— Есть ли надежда, что 252-я резолюция будет вынесена на голосование всего Конгресса?
— Для того чтобы это произошло, нам необходимо заручиться поддержкой 218 и более конгрессменов из 435. Словом, обеспечить большинство. И уж тогда спикеру Нэнси Пелоси не останется ничего, как вынести резолюцию на голосование. Пока мы не уверены в цифрах, поднимать этот вопрос не имеет смысла. Сегодня у законопроекта примерно 140 спонсоров — столько конгрессменов поставили свои подписи под 252-й. Но, по нашим подсчетам, число сторонников достигает двух сотен. Просто многие законодатели не хотят “светиться”, чтобы не становиться мишенью давления администрации США и Анкары. Об этом они говорят нам в приватных беседах и обещают поддержать законопроект во время голосования.