Харизма половой тряпки,

Архив 201027/02/2010

или Хорошо, что отныне закон не позволяет оскорблять оппонентов
Когда в конце прошлого года бельгийский премьер Херман ван Ромпей стал постоянным председателем Европейского Совета, многие недоуменно пожали плечами. Конечно, новый пост “президента Европы” только на вид солиден. На деле председатель Евросовета выполняет приблизительно те же функции, что и английская королева.

Но все же было обидно, что во главе Европы оказалась столь бесцветная, практически малоизвестная за пределами Бельгии фигура. Да и сравнение с английской королевой, признаем, сильно хромает. Королеву многие ее подданные любят и все без исключения чтут и уважают. Хермана ван Ромпея не любят, с чем еще можно было бы смириться — не красная девица. Но, как выяснилось, его еще не уважают. Причем некоторые настолько активно, что можно говорить о презрении. Буквально вчера депутат европарламента, но при этом лидер британских противников евроинтеграции Найджел Фарадж высказался в адрес европейского президента в самых нелестных выражениях. Если бы такие слова прозвучали в Лондоне в официальном выступлении, Фараджа непременно привлекли бы. Судите сами. “Нам говорили, что когда у Евросоюза появится президент, это будет значительная личность, лидер планетарного масштаба, стоящий во главе 500 миллионов человек, а вместо этого мы получили вас. Мне не хочется быть грубым, но действительно у вас харизма мокрой половой тряпки и вид мелкого банковского служащего. Вы совершенно не подходите для этой работы, и я могу с уверенностью заявить, что выступаю от имени большинства британцев, когда говорю, что мы вас не знаем и знать не хотим и чем скорее вы уйдете, тем лучше”. Словом, прошелся Фарадж по ван Ромпею — круче не бывает.
Начался скандал, спросите вы? Да ничуть. В одном из комментариев сказано: “Ван Ромпей отреагировал в свойственной ему сдержанный манере, сказав, что считает такое поведение недостойным”. На этом он счел инцидент исчерпанным. Нет, конечно, с Фараджем связываться — себе дороже, это известно. Ругатель имеет реноме этакого “европейского Жириновского”. В частности, известен тем, что остался сидеть, когда европарламент стоя рукоплескал принцу Чарльзу, произнесшему речь на тему глобального потепления. “Лучше бы принц высказался против конституции ЕС”, — заявил он. Ужасный тип, что и говорить. Но при всем том реакция европейского президента как-то не впечатляет. Слишком уж политкорректно он себя повел. Словно и впрямь мелкий клерк, удостоившийся разноса со стороны начальства. Получается, что британец где-то даже прав, и в лидеры Европы попал не солидный деятель, а… Не будем повторять выражений Фараджа.
Дело тут, разумеется, вовсе не в ван Ромпее как таковом. Подобное обращение пусть и с номинальным, но ведь официальным руководителем объединенной Европы очень сильно роняет имидж ЕС в мире. Особенно в тех его уголках, где принято уважать начальство. Совершенно непонятно, как после этого будут относиться к послам Евросоюза где-нибудь, скажем, в Афганистане, Ираке и других подобных местах. Смеяться над ними станут презрительным смехом. Потому что — если можно пройтись по президенту… Послам, возможно, это и все равно, они тоже люди вполне политкорректные, а вот делу их (важному и нужному) будет нанесен ущерб. Возможно, Фарадж этого и хотел, как знать, он же, как уже сказано, против европейской интеграции. Потому что англосаксы — это все же не континентальная Европа, у них свои взгляды на вещи.

В этой связи приходит на ум недавно принятый нашим парламентом закон об оскорблениях. Некоторые сочли, что тут пахнет цензурой. Почему нельзя назвать деятеля Х “гнидой”, если он гнида и есть, причем общепризнанная? Покушение на свободу выражения мнений! Но я думаю, что покушения нет и закон в целом правильный. Во-первых, потому, что пресловутый Х занимает какую-то ступень в государственной иерархии. И оскорбления в его адрес косвенно относятся и к государству. То есть к каждому из нас, поскольку мы является гражданами этого государства. Во-вторых, оплеванный Х — это ведь наш доморощенный тип, а не тихоня-бельгиец. Он и слова-то такого — “политкорректность”, возможно, не слышал. Пораженный в лучших чувствах, он вполне способен по-своему разобраться с обидчиком. То есть история с “гнидой” вполне может найти продолжение, что время от времени и случается. А в результате мы предстаем в виде, мягко говоря, людей не до конца цивилизованных. Скажут — если оскорбитель не боится мести со стороны разнузданного Х, так закона он тоже не испугается. Как знать! Одно дело — обложить политического оппонента всеми словами, получить по башке и потом долго носить повязку словно медаль, заслуженную в боях за торжество демократии. И совсем другое — выплатить по приговору суда довольно-таки нехилый штраф. Никакого героизма, никакого шума, одни убытки. Тут важно только научиться отделять оскорбления от критики, пусть даже жесткой, и наоборот. Не станем уподобляться Ленину, который, называя Троцкого “иудушкой” и “проституткой”, искренне считал это политической полемикой. Но и по следам ван Ромпея тоже не станем идти. Лучше всего следовать по пути закона.