Грузины не забыли Мишико, мечтают о российских пенсиях, а армянам Ахалкалаки обещают “золотые горы”

Архив 201611/10/2016

В Грузии прошли выборы… Ниже публикуется подборка материалов зарубежных СМИ

Озвучены частичные предварительные итоги парламентских выборов. Лидерами голосования стали «Грузинская мечта» (48,6%) и Единое национальное движение (27,14%).

Ниже публикуется подборка материалов зарубежных СМИ. «Пять лет без Саакашвили. Солнце. Покой. В воздухе хванчкарой разлита знакомая еще со времен Шеварднадзе расслабленность. Так что здравствуй – старая, добрая, душевная разгильдяйская Грузия, с которой Саакашвили боролся-боролся, которую насиловал, ломал бедную через колено, тащил в Европу, не понимая загадочную грузинскую душу», — пишет «Комсомольская правда», корр. которой на месте решил ознакомиться с предвыборной Грузией, с ее настроениями, особенностями. Издалека-то они неведомы, неосязаемы…

 

 

“Ареулоба» — по-грузински «бардак»

Где-то под Зугдиди. Европейская дорога от Мишико.

— Я твою маму! – торжественно сообщил нам сван. И врезался в корову. Автобус — в кювет, мимо пролетело изумленное лицо китайского туриста. Он еще не понял Грузию.

Сван в утренних сумерках забыл включить дальний свет. А кто-то в свою очередь забыл на дороге несчастное животное (раньше и водителей за свет и крестьян за блудных коров нещадно штрафовали, но нынче власть в Грузии не людоедская, нормальная – к мелочам не цепляется).

Потом, километров через сто, мы с китайцем и еще с целой оравой то ли чехов, то ли словаков, вынужденно сдружились. Потому что с шутками-прибаутками толкали матерящегося грузина в гору. У него в машине опять что-то отвалилось. Сван дико извинялся, поил китайца чачей. И обещал капитально починить свою колымагу. Как-нибудь. Дескать, давно по закону пора бы. Но «раньше ездила, ну!»

И лишь одна грузинка, глядя на наш веселый цирк-шапито, качала головой – и все повторяла «ареулоба». По-грузински это означало «бардак».

 

Главное не политика, а туристы

Думаю, собственные парламентские выборы Грузия (они состоялись в субботу) счастливо и не заметила бы. После Саакашвили она пока наслаждается покоем, не ведая – кто у нее президент, кто премьер. Наконец-то для Грузии главное не политика. А его величество турист. Благо в этом году его развелось фантастически много. Из Израиля, Южной Кореи. И особенно из России.

Наш брат русский обычно приезжает сюда на авто, и почему-то особенно часто из Питера. От чего тбилисские улочки словно перенеслись во времени куда-то ближе к СССР. Если раньше кириллица встречалась редко и стыдливо, то теперь как в Турции – вывески начинаются на русском, а в винных магазинах и вовсе громят даже священный английский.

Уют русской душе добавляет шансон из грузинских домов. И дивный местный матерок. Что доказывает — русский язык забыть можно, а вот мат – никогда. 200 лет. Генетика.

И все это кажущееся благолепие нарушает одинокий крик. От которого нервничают политики в телевизорах. От чего усилены полицейские патрули. Напряжены спецслужбы. И задумчивы политологи, зловеще не исключающие в Грузии в ближайшие дни ничего. Даже революцию.

Это из Одессы кричит Михаил Саакашвили. Кричит, что скоро в турецком городе Кемальпаша на границе Грузии он организует революционный штаб. Что если надо, переплывет Черное море. “Я обязательно вернусь – пообещал Грузии ее бывший президент. — Те люди, которые обещают меня арестовать, в результате встретят меня на границе с овациями. Милые граждане Грузии, остается всего несколько дней до того, как мы с вами встретимся, всего через несколько дней начнется новое будущее Грузии»

И расслабившиеся было “милые граждане Грузии” тяжело задумались – а что если в их жизнь снова ворвется Мишико?

 

За порядок, но без Саакашвили

Несколько лет назад все было очевидно и легко. Саакашвили так долго и методично разрушал местные обычаи, и особенно жестоко моральные устои, что ненависть к нему была всенародной. Предприниматели его ненавидели – за отъем бизнеса, политики – за избиение на площадях и пытки, интеллигенция – за атмосферу тотального страха. И размышлять, как закончатся выборы, было даже смешно. В сознании людей Иванишвили – белый рыцарь. Миша – маньяк. Но прошло несколько лет, и Грузия растерялась.

При мечтателях в стране началась легкая “ареулоба”. К свободе говорить и думать всегда привыкают быстро. А вот к выросшим ценам и коррупции (даже сторонники власти признают – “что-то не так в королевстве” в тендерах, например, как и при Шеварднадзе, побеждают “кто надо”) — нет. Люди, например, вдруг обнаружили, что то, что при старой власти от страха ремонтировалось за неделю, теперь делается за полгода и кое-как. Потому что, дескать, “ремонтировать выгодно”.

Грузины, потерявшие ненавистную сильную руку, вдруг ощутили — словно и нет теперь ее, власти… Возможно, потому на выборах участвуют аж 25 партий, предлагая избирателям всевозможные пути выхода из “безвременья”, по сути отвечая на всегрузинский вопрос: “Как бы сделать так, чтоб Саакашвили не было, а порядок был?”

И один из главных сюрпризов выборов – ответ неожиданный. Россия.

 

Российские паспорта для избирателей

Если уж совсем по-честному, то самый пророссийский политик Грузии вовсе не экс-спикер и экс-соратник Саакашвили Нино Бурджанадзе, как принято считать. А бывший тюремщик Владимир Бедукадзе. Именно он, обычный оперативный дежурный тбилисской тюрьмы, сверг Саакашвили.

Так часто бывает в истории – “шестерка” иногда бьет “туза”. Вроде и вождь всесилен, и в руках его дрожит вся страна, и мышь не проскочит и ходы все наперед просчитаны. А тут какой-то оперативник вдруг задумывается о справедливости.

— Каждый день я в тюрьме принимал по 60-70 человек, – вспоминает Бедукадзе, — 300 тысяч были посажены при Саакашвили, 800 убиты в камерах. Но меня поразил один случай — привезли грузинского полковника, у которого стали выбивать показания, что он агент ФСБ. Это был шестой или седьмой по счету. Я понял, что служу в чем-то вроде Гестапо”.

В итоге оперативник опубликовал перед выборами знаменитые видеокадры – как насилуют вениками заключенных. После чего партия Мишико потерпела историческое поражение, Саакашвили пришлось бежать из страны.

И сейчас Бедукадзе со своей партией “Центристы” оказался в центре нового скандала – на телевидении вышел его избирательный ролик, который, как говорят блогеры, порвал всех. В эти 10 секунд уместилось все запретное, о чем тайно судачат на грузинских кухнях.

“Центристы” обещали избирателям российские паспорта, пенсии и внимание – российские военные базы. Партию, понятное дело, тут же сняли с выборов (но цивилизованно, по формальному поводу), а я обнаружил Бедукадзе под известной фотографией веселого Сталина. Вождь народов словно только что кого-то объегорил, а вот Бедукадзе, наоборот, выглядел невесело.

— Но вы как-то самонадеянно пообещали народу российские пенсии? – начинаю осторожно. – Вы же, мягко говоря, не абхазы.

— Но в июне Путин и Нетаньяху подписали соглашение, по которому Россия перечислит всем русскоязычным пенсионерам в Израиле 54 миллиарда рублей – показывает на компьютере короткое сообщение серьезного российского агентства, и смотрит на него с надеждой — Это образец для нас. Но пенсии не для всех.

— Так, — вздыхаю, — а военные базы?

Из слов Бедукадзе выходило, что русские военные базы в Грузии — не только эффективная защита от соседей (в Тбилиси ходят упорные “народные” слухи, что у Армении и Азербайджана есть план избежать войны за счет… Грузии. Передав Армении один из населенных армянами грузинских районов вместо Карабаха.)

— А путь к возвращению в Грузию Абхазии и Южной Осетии?

— Грузины хотят жить с абхазами и осетинами в одном федеральном государстве, главным гарантом которого будет Россия, – мечтает грузинский пророссийский политик. — Мы призываем конституционно закрепить норму, что мы не входим в блок НАТО. И ввести российские войска в качестве миротворцев. Пусть страна называется не Грузия, а Империя!

На этих выборах один из политических гигантов — Саакашвили или Иванишвили должен умереть. И ситуация разогревается всеми способами. Сейчас перешли к взрывам.

Обстреляли экс-министра обороны Окруашвили, взорвана машина “национала” Гиви Таргамадзе (в России находится в розыске за организацию беспорядков на Болотной площади). Пока, к счастью, без жертв. В Тбилиси свозятся из районов сторонники противоборствующих сторон.

Большая часть сторонников Саакашвили едет из Зугдиди и Батуми. Кстати, о Зугдиди. В этом городке у границы с Абхазией баллотируется супруга Саакашвили Сандра Руловс. И по словам местных, она скорее всего победит. И я долго не мог понять – почему? Зачем грузинам эта голландка?

И только толкая в гору проклятый автобус непутевого свана, в разговорах с местными я понял. Кроме дороги, которую построил Саакашвили (пересажав, правда, непутевых подрядчиков), кроме высокогорного курортного местечка Местиа, который тоже стал туристическим центром при Саакашвили, в этом прекрасном нищем краю власти не сделали ничего. И ведь ничто так не выводит из себя избирателя, как болтовня о свободах на фоне безделья. И потому надеется Мишико на возвращение туда, где его ненавидят. Но пока не знают – кем его заменить.

 

«Золотые горы» для армян Ахалкалаки

Ахалкалаки – город в Самцхе-Джавахети. В этом регионе Грузии, согласно данным 2014 года, проживают более 80 тысяч армян. Чем живут эти люди, почему там остро стоит вопрос незнания государственного языка и чего они ожидают от парламентских выборов, которые пройдут 8 октября? — эти вопросы звучат в  репортаже “Эхо Кавказа” (проект радио “Свобода”).

В Ахалкалаки холодно. Октябрь только начался, но снег уже выпал здесь дважды. Местные говорят, что настоящая зима придет, когда белые хлопья покроют землю в десятый раз. В маленькой будке, где Анушик ведет свой бизнес уже больше 30 лет, тепло. Спирали электрического обогревателя горят ярко-красным. Анушик – портниха. Она много улыбается, говорит, мешая армянские и грузинские слова с русскими. Из-за этого понять ее не всегда легко, но она с лихвой компенсирует это жестами и мимикой:

«Маленькая будка. Тут я работаю. В 10 прихожу, в шесть ухожу. Беру 3-5 лари, что делать? У людей нет денег сейчас».

Анушик не жалеет похвалы в адрес местных властей – все хорошие, все, кроме одного чиновника, говорит она, и настолько резко меняется в лице, что не сразу понимаешь, что происходит. Чиновник, по ее словам, виноват в том, что у ее социально незащищенной знакомой отобрали пособие. Анушик долго ругает «ирода», как она выразилась, но потом говорит, что в остальном местные власти буквально идеальны.

Люди здесь голосуют “традиционно”. Обычно правящая партия побеждает безоговорочно. Но последние выборы четыре года назад в Ахалкалаки были несколько иными – оппозиция в общей сложности получила до 30% голосов, такого до этого не было, говорит Рима Гарибян, директор Информационного центра Джавахети. По ее словам, сейчас ситуация более раскрепощенная – оппозиционные партии начали встречаться с населением, а люди в свою очередь даже ходить на эти встречи. Раньше такого не было, говорит она.

Для того чтобы узнать, что думают жители Ахалкалаки о предстоящих выборах, мы идем на рынок. Люди неохотно говорят о политике, хотя особого напряжения не чувствуется. Многие говорят, что на выборы не пойдут, т.к. не видят в этом смысла – мол, все равно ничего не меняется:

«Заранее знаем, кто будет (выиграет выборы), зачем идти?

– Откуда вы знаете?

– Знаем. Вы тоже знаете.

– А если все пойдут на выборы и выберут другого кандидата?

– Правильно, если все пойдут и сделают правильный выбор, но… Не знаю. Может быть, и пойдем. Смотря какая погода будет, настроение…»

Большинство из тех, кто открыто выражает свою позицию, прямо говорят, что будут голосовать за Энзела Микояна – кандидата от «Грузинской мечты». Хотя некоторые даже не знают, какую именно партию он представляет:

«Программа Энзела Микояна нам очень интересна, мы ее читаем. Он делает то, что обещает. Это мы знаем на 100%.”

– А это кандидат от какой партии?

– От какой партии, не знаю, но – Энзел Микоян!»

Рима говорит, что до 2000-х Ахалкалаки жил очень обособленно. Люди понимали, что живут в Грузии, но было ощущение, что Грузия в их жизни не участвовала. Это в свою очередь влияло и на их отношение к выборам, а также на желание и возможность отстаивать свои гражданские права. Главным препятствием на пути к интеграции этнических меньшинств в грузинское общество является незнание государственного языка, говорит собседница:

«Мы не знали государственного языка. И сейчас взрослое поколение не знает языка. И ощущение, что в Тбилиси поедешь за какой-то услугой или в больницу, ты будешь там себя не очень комфортно чувствовать, потому что не знаешь языка… Лучше поехать в Ереван, там ты знаешь язык, там ты можешь найти больницу, там ты можешь поговорить с врачом. Сейчас этот процесс все-таки ломается».

Молодое поколение стало учить государственный язык. Даже в самом офисе Информационного центра Джавахети висит доска, на которой зеленым маркером аккуратно выведены грузинские слова. Абитуриенты начали поступать в грузинские вузы, появляются специалисты, которые смогут трудоустроиться в Грузии, а не искать работу за рубежом.

Но в целом, говорит Рима, процесс интеграции идет очень медленно. Кроме того, нужно понимать, что взрослое поколение государственного языка уже не выучит и в этом нет их вины. А кандидаты в депутаты продолжают обещать золотые горы, развитие региона и рабочие места. Правда, без конкретики. А люди от этого очень устали, констатирует собеседница.