Грузинские священники обещают отбить у азербайджанцев свою святыню

Архив 201222/05/2012

Конфликт вокруг приграничного монастырского комплекса чреват кризисом в отношениях между соседними странами
Вчера в Грузии состоялось массовое шествие протеста против агрессивных действий Азербайджана, самовольно взявшего под контроль считающийся спорным участок приграничной территории. Речь о местности на стыке Сагареджского района Грузии и Агстафинского района Азербайджана, известной множеством древних православных памятников. Расположенный там средневековый монастырский комплекс Давид Гареджи является жемчужиной грузинской архитектуры и считается одной из самых почитаемых святынь. Очередной виток конфликта, спровоцированный азербайджанскими пограничниками, грозит серьезным ухудшением отношений между Баку и Тбилиси.

 

Тысячи верующих приняли участие в пешем походе от центра Тбилиси до находящегося в 60-и километрах от столицы монастырского комплекса. Среди участников акции протеста было около сотни священников, известные деятели культуры, видные политики. Причиной гнева грузинских патриотов стали провокационные действия бакинских властей. 6 мая азербайджанские пограничники без согласования и предупреждения перенесли свой пост примерно на два километра вперед. Это именно тот участок, на котором находится Лавра Святого Давида — самый ценный из храмов древного монастырского комплекса. Эти действия соседями были предприняты вопреки достигнутой несколько лет назад договоренности о том, что стороны воздержатся от односторонних шагов до завершения работы межгосударственной комиссии по делимитации и демаркации границы. Провокация вызвала в Тбилиси волну негодования. Общественное движение “Защити Давид Гареджи” взялось мобилизовать добровольцев, готовых отстоять право грузинского народа на свою святыню. Особый драматизм ситуации придает тот факт, что лидеры движения, сомневающиеся в том, что вопрос удастся разрешить мирными средствами, взялись привлекать в свои ряды ветеранов войны, имеющих опыт боевых действий. Митинг, состоявшийся в воскресенье в Тбилиси, движение “Защити Давид Гареджи” провело совместно с федерацией боевых искусств “Шавпароснеби”, что само по себе уже весьма симптоматично. Активность протестующих косвенно поддержал Патриарх Всея Грузии Католикос Илия Второй. Накал страстей достиг того уровня, когда уместно беспокоиться о способности сторон сохранить мир.
Изначальной причиной спора послужила беспечность, с которой бывшие советские правители чертили почти формальные границы союзных республик. Черту, разделяющую Советский Азербайджан от Советской Грузии, как водится, решили провести по горному хребту. При этом не учли важное обстоятельство — хребет делит на две неравные части гигантский монастырский комплекс, объединяющий 20 высеченных в скалах церквей и более ста пещерных келий. Основная часть строений расположена на северной стороне горы, относящейся к Грузии. По азербайджанскую сторону “советской” границы оказалась лишь построенная в VI веке Лавра Святого Давида и несколько инкрустированных монахами келий. Именно Лавра всегда была основным местом паломничества православных, которые приходили сюда молиться из разных районов Грузии. С провозглашением независимости Азербайджан заявил о своем суверенитете в отношении всего южного склона хребта, включая расположенные на нем храмы и пещеры. Монастырский комплекс Давид Гареджи бакинские правители провозгласили памятником азербайджанского наследия, переименовав его в Кешиш Даг (Гора священников).
Уместный вопрос — каким образом христианская святыня может быть памятником наследия азербайджанцев, исповедующих совершенно другую религию? Придумать убедительный ответ было поручено Институту истории Национальной академии наук. Легенду придумали предельно простую. По новой азербайджанской версии, Кешиш Даг (Девид Гареджи) принадлежал вовсе не грузинам, а исповедовавшим христианство кавказским албанцам, которые, якобы, были предками современных азербайджанцев. Эта версия показалась тогдашнему президенту Абульфазу Эльчибею вполне любопытной и она была предложена в качестве официальной. В то же самое время та же самая легенда приводилась азербайджанцами в качестве аргумента их притязаний в отношении древних арцахских храмов Гандзасар, Дадиванк, Амарас. В отличие от арцахцев грузины тогда не проявили должной последовательности в своем законном праве отстоять свое историческое наследие. Результат этого пожинают по сей день.
“На означенной территории еще с IV века до нашей эры и по VIII век нашей эры находилось Албанское царство. Грузины там не жили. С течением времени на этом месте расселились кипчаги, принявшие христианство. Это наши предки. Кешиш Даг — памятник азербайджанского наследия. Это не подлежит обсуждению”, — заявляет заместитель директора Института археологии и этнографии Академии наук Азербайджана Наджаф Мусейбли. При этом ученый не приводит в оправдание своей версии никаких доказательств. А между тем доказательства грузинской версии налицо — на стенах монастырей и келий имеются свыше сотни надписей на грузинском языке. На стенах Лавры Святого Давида по сей день сохранились фрески с изображением царицы Тамары. “Утверждения азербайджанцев о том, что они являются наследниками кавказских албанцев, звучат примерно так же, как если бы сегодняшние турки заявили, что являются наследниками Византии. У серьезного ученого этот бред может вызвать разве что ироничную улыбку, да и то при условии, что ученый по натуре не агрессивный человек”, — заявил в интервью “News.am” тбилисский политолог Сосо Цинцадзе. При этом он отмечает, что “насколько азербайджанцы не имеют отношения к албанцам, настолько же албанцы не имеют отношения к храму Давид Гареджи”. “Это исконно грузинское культурное наследие, и албанцы тут ни при чем”, — заключает эксперт.
Ни в коем случае не ставя под сомнение бесспорный факт принадлежности комплекса Давид Гареджи к культурному и историческому наследию грузинского народа, все-таки считаю необходимым упомянуть о том, что первый монастырь на этом месте основали не грузины, а пришедшие сюда из Иерусалима сирийские монахи. А Лавра названа вовсе не именем грузинского царя Давида, как думают многие, а в честь одного из сирийских монахов.
Однако это никак не может отразиться на законном праве грузин считать своим все, что было создано на этом месте их предками. Еще одна важная деталь, на которую не могу не обратить внимание. Наряду с грузинами паломничество к Лавре Давида веками организовывали также армяне, принявшие халкедонское учение. Есть достаточно исторических документов, подтверждающих факт того, что многие из тамошних монахов и настоятелей церквей были нашими соотечественниками. Проводя обряды по грузинской традиции, они тем не менее молились на армянском языке и оставались армянами. К чести грузинских историков, в Тбилиси сегодня никто не ставит под сомнение факт того, что наряду с грузинами, сирийцами и греками значительный вклад в развитие монастырского комплекса внесли и армяне. Впрочем, усомниться в этом было бы сложно, если иметь в виду, что на стенах монастырей имеется около двадцати надписей на армянском языке, а также уникальная тетралингва — четырехъязычная надпись на грузинском, армянском, греческом и арабском. Так что наш интерес к исходу грузино-азербайджанского спора о принадлежности Лавры Святого Давида имеет вполне естественное историческое объяснение. Мы вправе иметь собственную позицию по данному вопросу, которая должна учитываться при обсуждении судьбы монастырского комплекса.
Ценность, которую представляет комплекс для грузин, вполне понятна. А почему азербайджанцы так упрямо отстаивают свое право контролировать вершину горы, на южном склоне которой находится Лавра Святого Давида? Причин несколько. Но главная из мотиваций военно-политическая. Дело в том, что участок этот имеет стратегическое значение. Эта доминирующая высота позволяет ее обладателю в случае необходимости вести прицельный огонь на расстояние десятков километров. Установленное на вершине горы дальнобойное орудие сможет бить прямой наводкой и по Тбилиси, и по Гяндже. Таким образом, стремясь взять ее под контроль, бакинские правители, с одной стороны, выдают свой страх о том, что грузинам она может пригодиться для атаки на второй город Азербайджана, с другой стороны, сознаются в том, что хотят на всякий случай иметь плацдарм для наступления на Тбилиси. Разговор этот, конечно, гипотетический. В ближайшей перспективе войны между Азербайджаном и Грузией никто не предсказывает. Но кто знает, как будут развиваться события в дальнейшем. Ведь кавказские татары не раз воевали с грузинами. Трофеи, привезенные в 1139 году грузинским царем Деметрием из покоренной им Гянджи, по сей день украшают Гелатский собор. Этого азербайджанцы грузинам до сих пор простить не могут. Бакинский политический обозреватель Кямал Али в одной из своих публикаций о комплексе Давид Гареджи на полном серьезе пишет: “Один очень важный человек в наших “верхах” объяснял мне принципиальную невозможность передачи Грузии высот в Агстафе тем, что возможна война с этой страной. Мол, тогда эти высоты, с которых простреливается вся наша территория до Гянджи, будет иметь стратегическое военное значение”. Так что теперь уже ясно, что упрямство азербайджанцев связано вовсе не со стремлением выглядеть цивилизованными созидателями, а с желанием сохранить форпост для наступления на Тбилиси.

В ходе саммита НАТО Михаил Саакашвили провел с Ильхамом Алиевым переговоры о судьбе комплекса Давид Гареджи. Попытки найти компромисс пока безуспешны. Но если такой компромисс в принципе возможен, то ясно, что найден он будет благодаря обмену территорий — Азербайджан признает суверенитет Грузии в отношении Лавры Святого Давида, а взамен получит землю соседнего района, причем заметно большую по площади. Саакашвили готов уступить Алиеву стратегическую высоту на другом не менее значимом участке государств границы. Но официальный Баку выдвигает дополнительные условия политического характера. Это не может нас не беспокоить, так как нетрудно догадаться, что условия эти касаются отношения тбилисских властей к Армении. Уже упомянутый выше Кямал Али в своей статье пишет: “Мы вправе и в силах заставить Саакашвили учитывать национальные интересы Азербайджана, превратившегося в последние 10 лет в кормильца Грузии. Мы должны поставить перед Грузией условие — закрыть армянскую границу, как это сделала в 1993 году Анкара. Так Тбилиси поможет нам решить территориальный конфликт в Карабахе”. Политический эксперт утверждает, что Баку должен пойти на уступку Грузии лишь в случае, если заручится реальными гарантиями того, что Саакашвили готов перерезать Армении кислород. “Нам не нужна сильная Грузия. Если даже нынешняя слабая Грузия выдвигает перед своим кормильцем-Азербайджаном территориальные претензии, то что будет, когда она наберет силу? Нам нужна такая Грузия, которая будет от нас зависеть, и хвост на Азербайджан поднять не решится”, — заключает бакинский политобозреватель.
Вот ведь какая невеселая участь отводится грузинам бакинскими политтехнологами. Невольно задумываешься — как же все-таки грузины позволяют так грубо топтать свое достоинство? За соседей обидно…