Григор АГАХАНЯН: от “рабиза” до “Джинн джана”

Архив 201125/06/2011

Его по праву можно назвать самым беспокойным и самым ищущим человеком в армянском шоу-бизнесе. Сотрудничество со студией “Аспарез”, работа в театре “Метро” и Театре песни, выпуски альбомов “Top ten of Rabiz”, передача “Скрытый талант” на Шант ТВ — и это далеко неполный его послужной список. Перманентный поиск, зачастую сопровождающийся безапелляционной сменой формата, стал естественным состоянием певца, артиста, шоумена (всего и не перечислить)… Григора АГАХАНЯНА. — Гриша, как ты все это успеваешь, да и вообще, как дошел до жизни такой?
— Началось все в 91-м — с заболевания “рэпом”, от чего я так и не излечился по сей день…
— Врач, и не смог победить болезнь. Ты ведь по образованию, кажется, доктор?..
— И не просто доктор — дипломированный стоматолог! Хотя, как говорится в известном фильме, к “науке, которую я на данный момент представляю, это не имеет никакого отношения”. Тогда в темные и холодные, но очень живые и, как оказалось, безумно плодотворные для деятелей искусства годы, мы все пытались найти себя. Разница лишь в том, что кто-то, посчитав найденное достаточным, остановился, а кто-то — в поиске и по сей день.
Я горд, что являюсь одним из основателей театра “Метро”. Сегодняшней молодежи, наверное, сложно будет понять, что двигало людьми, которые в блокадном городе взяли и вдруг ни с того ни с сего создали новый театр… Или же почему актеры Театра песни вдруг стали сами строить свой театр…
— Арамо клеил обои, Гриша таскал пемзоблоки… Сегодня, увы, этот коммунарный дух улетучился. Разве это хорошо?..
— Это нормально. Обидно, конечно, что этого уже никогда не будет. Но, возможно, что-то подобное повторится, но уже в другом виде и очень не скоро. Сегодня мало-мальски популярный певец уже выставляет свою ставку-таксу — иди заставь его потаскать кирпичи. В лучшем случае пошлет подальше…
— Вернемся к твоему заболеванию “рэпом”.
— Нельзя сказать, что для меня исполнение рэпа было первоочередным — исключительно попытка самовыражения. И я пытался не просто исполнять рэп, но и инсценировать это как-то по-новому. Появилась танц-группа “Теа-джаз”. Одна из “Теа-джаз” — Майя Маркарян — впоследствии стала певицей и до сих пор выступает с сольной программой.
— “Top ten of Rabiz” появился уже, когда вы сблизились с “Новыми армянами”?
— Да, точнее, с моего знакомства с Артуром Джанибекяном. И вот однажды, когда мы сидели у меня дома — кажется, это был 97-й год — появилась идея создания нового, кавээнистого альбома. Обсуждалось несколько вариантов — была даже версия взять для обработки народные темы, а потом “рабиз” перетянул в свою сторону.
— Многие считают эти альбомы “первыми ласточками” засилья низкопробной музыки на нашей эстраде. Ты себя не считаешь виновным или, так сказать, ответственным за этот “грех”?
— Не секрет, что “рабиз” всегда в той или иной форме являлся главным украшением армянских “кэфов”. Другое дело — количество и качество, и не думаю, что наши альбомы можно рассматривать как серьезный вызов общеизвестным законам диалектики. Все “Top ten of Rabiz”-ы были сделаны на высоком музыкальном уровне, работали прекрасные музыканты и, что самое главное, мы довольно остро и оригинально пытались шутить или, как теперь принято говорить, поприкалываться на тему “рабиза”. Ведь все равно “рабиз” слушают и слушают много — ну, так уж пусть лучше слушают это, чем, пардон,.. то.
И, скажу вам, чудо не заставило себя ждать — люди, привыкшие к Татулам, Шаво и Арамам, повыкидывали эти диски и стали слушать нашу продукцию — то есть как бы тех же исполнителей, но уже в нашей интерпретации. Так что можно как угодно рассматривать эти альбомы: и как попытку поднять планку “рабиз” на более удобоваримый уровень, и как попытку увести фанатов “рабиза” в сторону иных жанров — рэпа, рока, джаза, джаз-рока и т.д.
— Сегодня ты лицо телеканала “Шант” и ведешь передачу “Такнвац таханд” (“Скрытый талант”). Не считаешь ли ты, что передачи подобного формата, где на ребенка сразу обрушиваются комплименты, цветы, признание и т.п. — не столько внушает ему дух и смелость, сколько награждает апломбом и самоуверенностью? Чуть ли не у каждого “такнвац таханда” сегодня есть в интернете свой сайт, плюс фанаты, самомнение и, возможно, даже свой тариф…
— О сайтах не в курсе — с интернетом не дружу. А вот что касается вопроса, то тут палка о двух концах. С одной стороны, конечно, прекрасно, что сегодняшние дети, в хорошем смысле слова, более наглые, чем мы когда-то. Они более упорны и более уверенно идут к своей цели. Но вместе с тем многие дети понимают, что им надо очень серьезно учиться, чтобы достичь профессионального результата. Все зависит от человека — от его воспитания и внутренней культуры. Был случай, когда ребенка, которого уже затянуло в звездные сети, нам удалось вернуть на круги своя и наставить на путь истинный, ведущий, в его случае, в музыкальный вуз. Умные, повторюсь, все прекрасно понимают и принимаются за учебу. Им мы помогаем. А серость, как известно, пробьется сама.
— Что еще, на твой взгляд, изменилось и не в лучшую сторону?..
— В глобальном смысле, вседозволенность и отсутствие цензуры привели к тому, что изменился угол, под которым сегодняшнее поколение смотрит в свое творческое будущее. Если мы глядели с надеждой и где-то с завистью — вверх, то они смотрят спокойно и самоуверенно — по направлению вытянутой руки. Нет того благоговения перед сценой, уважения и преклонения перед теми, кто работает на ней уже много лет. Все познается в сравнении, и, я уверен, оно будет в пользу будущего. Я верю и очень болею за наших детей — они талантливы, красивы и, дай им Бог, суметь не просто прославиться, но и везде достойно представлять свою Родину.
— Напоследок произнеси несколько слов о творческих планах. Источники донесли, что ты репетируешь новый спектакль — опять смена формата?..
— Возвращаемся к тому, с чего начали — вечный поиск! В один прекрасный день я решил, что мне необходим спектакль. Сначала мы со сценаристом Кристом Манаряном пытались пробить одну идейку, а потом наша общая подруга — прекрасный модельер и художник Карине Атанян — рассказала о своем необычном сне, который впоследствии и лег в основу будущего спектакля. Во сне она находит лампу с джинном, но вопреки логике не джинн стал исполнять ее желания, а она принялась угождать нежданному гостю. Вот такой вот незамысловатый, на первый взгляд, сюжет — чем все это закончилось, узнаете на премьере спектакля “Джинн джан”.
Мои партнеры по сцене — актриса Камерного театра Ирина Даниелян и актер Левон Арутюнян. Режиссер — Артур Саакян, продюсер спектакля — Армен Амбарцумян. А Крист Манарян, кроме сценария, станет автором и музыки к спектаклю. Работа кипит, так что надеемся в ближайшем будущем приятно порадовать наших зрителей!