Граница с Ираном под угрозой

Архив 200917/10/2009

Великий имам и президент Ахмадинежад

Одни только слухи о смерти великого аятоллы Али Хаменеи могут стать причиной дестабилизации, которая нарушит связи Тегерана с внешним миром

Пятый день в иранском интернете и зарубежной печати активно муссируются слухи о смерти верховного правителя страны великого аятоллы Али Сеида Хаменеи. Блоггеры обмениваются информацией о том, будто 70-летний духовный вождь, потеряв сознание после полудня в понедельник, был срочно госпитализирован в одну из частных клиник Тегерана, однако из комы так и не вышел.

Для нас это весьма неприятное известие. Любая дестабилизация в Иране чревата проблемами. Гражданская война, о возможности которой сегодня говорят эксперты, поставит под вопрос налаженные связи нашей республики с соседней страной, способна очень негативно отразиться на иранском экспорте в Армению и даже на поставках иранского газа. Другое дело, что пока никакой внятной информации из Тегерана получить практически невозможно. Поэтому сейчас сложно сказать, действительно ли Али Хаменеи скончался (в всяком случае посол ИРИ в Ереване эту информацию опроверг), однако очевидно, что в высших эшелонах власти страны происходит нечто экстраординарное. Не случайно на улицах иранской столицы намного больше, чем обычно, военных, членов гвардейского Корпуса стражей исламской революции и полицейских, а ведущие государственного телеканала предстают на экранах в черных одеяниях. Тем не менее не исключено, что слухи о кончине верховного правителя не соответствуют действительности. Два года назад “неожиданная смерть” Али Хаменеи так же активно обсуждалась блоггерами, однако оказалось, что это дезинформация. Так может быть и на сей раз. Однако ясно, что ситуация в стране за это время кардинально изменилась. Напомним, что 12 июня нынешнего года в Иране прошли президентские выборы, победу на которых, по официальным данным, одержал действующий глава государства Махмуд Ахмадинежад. Однако оппозиция в лице своего основного кандидата, реформатора Мир-Хусейна Мусави, которого открыто поддержал экс-президент аятолла Али-Акбар Хашеми Рафсанджани, с поражением не смирилась, утверждая, что подсчет голосов сфальсифицирован. Оппозиционеры вывели на тегеранские улицы сотни тысяч своих сторонников. Около месяца в столице и других крупных городах проходили акции протеста и столкновения с силами правопорядка, жертвами которых, по утверждениям оппозиции, стали сотни человек, в то время как власти заявляли лишь о 19 погибших. Тысячи людей были арестованы, многие из них до сих пор пребывают в тюрьмах. В тот момент от низложения Махмуда Ахмадинежада спасла только лишь поддержка, которую он получил от аятоллы Али Хаменеи. Однако великий имам долго колебался, прежде чем выступить на стороне Ахмадинежада. Дело в том, что после выборов “Совет мудрецов” — высший религиозный орган страны, состоящий из 86 аятолл, раскололся. Многие открыто демонстрировали поддержку противникам Ахмадинежада. Это и было причиной колебаний Хаменеи.
Даже если великий аятолла пока жив, ясно, что у него действительно возникли серьезные проблемы со здоровьем и в настоящий момент Али Хаменеи вряд ли дееспособен. Именно поэтому ни подтверждений, ни опровержений распространяющихся, словно лесной пожар, слухов со стороны компетентных государственных органов до сих пор не последовало.
Такая ситуация чревата самыми тяжелыми осложнениями. Несомненно, подавленная, но отнюдь не разгромленная окончательно оппозиция, пользуясь поддержкой ряда авторитетных членов “Совета мудрецов”, попытается взять реванш за летнее поражение. При этом в высшем органе духовной власти вновь неизбежно усилятся противоречия между сторонниками умеренных реформ и аятоллами, выступающими за “жесткий курс”. В таком раскладе Махмуд Ахмадинежад, которого безоговорочно поддерживают военные, службы безопасности, военизированные подразделения ветеранской организации “Басидж” и Корпус стражей исламской революции, способен пойти на самые радикальные меры для удержания власти. Очередное кровопролитие неизбежно вызовет резко отрицательную международную реакцию и, скорее всего, сразу положит конец нынешним осторожным попыткам США несколько улучшить отношения с Тегераном. При этом ясно, что если Иран окажется на грани гражданской войны, Запад поддержит светские и духовные силы, которые принято называть “умеренными”. В Вашингтоне крайне не желали бы, чтобы новый духовный вождь, которого предстоит — в случае смерти или окончательной утраты дееспособности нынешнего лидера — избрать членам “Совета мудрецов”, был продолжателем курса Хаменеи на конфронтацию с Западом и тотального примата исламской идеологии.
В любом случае, если дело дойдет до выборов нового духовного лидера страны, раскол в правящей элите неизбежен. Слишком высоки ставки: верховный правитель располагает практически неограниченными полномочиями. Ему полностью подконтрольны судебная система, государственные СМИ, армия, Корпус стражей исламской революции, а также Совет стражей — духовный орган, который рассматривает принятые парламентом решения и вправе наложить на них вето.
Среди кандидатов на высший пост в государстве фигурируют имена аятоллы Махмуда Хашеми-Шахруди и экс-президента Али-Акбара Хашеми Рафсанджани. Последний считается не только самым богатым человеком страны, но и сторонником умеренных реформ и осторожного сближения с Западом, а также диалога с Израилем. Что касается Хашеми-Шахруди, то его также трудно назвать ортодоксом. Во всяком случае в бытность руководителем судебной системы Ирана он в 2002 году принял решение, отменяющее побивание камнями в качестве смертной казни. Впрочем, оппозиция утверждает, что Махмуд Ахмадинежад может попытаться провести на пост верховного (но при этом подконтрольного лично ему) лидера сына Хаменеи — Моджтабе. Ближайшие дни покажут, какое направление примут события в соседней стране, которой мы от души желаем стабильности и покоя.
Армен ХАНБАБЯН