Граффити затянувшегося переходного периода

Архив 201016/11/2010

Нам долго казалось, что граффити до нас не дойдет. Казалось, что разрисованные уличными художниками стены — удел всего остального мира, но только не Армении. Как мы ошибались! Глобализация не оставила нашу страну в покое, и граффити проникли вначале чрезвычайно робко, как бы стесняясь, но потом процесс пошел ускоренными темпами. Год назад в Центре экспериментального искусства даже открыли выставку “Каллиграффити”. Это была первая и достаточно удачная попытка показать образцы подобного творчества.
Несмотря на то что граффити становится все больше и больше и оно принимает изощренные формы, далеко не все считают это искусством, а скорее хулиганством. Думается, они ошибаются. Ведь даже в Ереване настенные изображения стали изощреннее и красочнее, став частью городского декора.

Появились первые граффити в нынешнем смысле слова в 60-х годах в Нью-Йорке. И пошло-поехало. Авторов, как правило, неизвестных, стали называть райтерами, ибо в большинстве своем они именно писали, а не рисовали на стенах, мусорных баках, мостах — повсюду. Даже в туннели подземок спускались эти отчаянные ребята, шурующие по ночам и вдали от чужих глаз. Постепенно сложились целые стили и направления, стали известны имена мэтров, как например грека Димитроса, живописующего в Манхэттене. О Бэнкси и говорить не надо — мировое светило.
Так что к граффити относятся по-разному. Снобы, конечно же, называют это вандализмом, демократы от art-а — частью современного массового уличного искусства. Скорее всего правы и те и другие. Надо сказать, что истинные райтеры — ребята с понятием и подлинную, ценную, историческую архитектуру не марают.
В братской эсэнговщине серьезные граффити появились в середине 90-х и попали в струю. К нам это дело дошло пару лет назад и вызвало смерчи негодования, торнадо нелюбви. Поймали бы ребят — прибили бы. Но граффити, точнее — именно каллиграффити, есть и здравствует, правда, в весьма ограниченном и скромном ассортименте. Никто, конечно, не призывает отечественных райтеров начать тотальное изукрашивание столицы и прочих городов и населенных пунктов. Но и отворачиваться от этого явления просто смешно, тем более что каллиграфия как таковая — вид или подвид графического искусства — у нас ушла со сцены в самую тень. Мы легко и безмятежно расстались с многовековыми национальными традициями. Кто знает почему? Между тем даже в более чем продвинутых странах — в Японии прежде всего — каллиграфия процветает. Ну и еще во многих местах.
А вообще-то, граффити-каллиграффити как эпидемия — не убережешься. По крайней мере после первоначальной долгой и безуспешной борьбы по всему миру оную прекратили. И райтеры успокоились и работают на всяких малоценных поверхностях. Так, московские граффитисты вполне открыто и официально расписывают пресловутые пятиэтажки. И ничего, совсем не страшно. В Европе, Америке и везде они работают крупномасштабно и от души расписывают, в частности, бетонные дебаркадеры. Очевидно, качественные граффити-каллиграффити могли бы оживить и многие отечественные жилые дома сероубогой “архитектуры” и прочие унылые стены и заборы, которых в стране навалом.
Самовыражаться армянские таланты страстно желают и уже самовыражаются. Кое-где. Но, к великой печали, часто на камне, что сильно затрудняет очистку — ведь граффити-каллиграффити штука временная. Американские, европейские и прочие райтеры трудятся на окрашиваемых поверхностях, что народ и местные власти не раздражает. До этого наши еще своим умом не дошли. За кордоном даже рады, что ребята одушевляют скучные городские виды. Почему бы нет, неужели это хуже постылых и грязных стен, оплеванной среды, которые почему-то у нас раздражения не вызывают. Пока же наши граффитисты осваивают подземные переходы. К сожалению, далеко не все из артсменов виртуозы…