Госдеп США: “Знать не знаем, но осудить готовы”

Архив 201020/11/2010

Американское дипведомство как продолжатель традиций советского агитпропа

Люди старшего поколения хорошо помнят, как в былинные уже советские времена представители “трудового народа” гневно клеймили всякого рода отщепенцев-диссидентов. На страницах печати, по радио и телевидению звучали голоса многочисленных токарей, пекарей и слесарей, “глубоко возмущенных антинародной деятельностью” Солженицына, Синявского, Даниэля и тому подобных “врагов социалистической отчизны”.

Правда, было непонятно, каким образом названные и им подобные мастера слова могли вызвать праведный гнев трудящихся. Произведения диссидентствующих литераторов не издавались и ходили по рукам в виде “самиздата” — немногочисленных машинописных копий ужасного качества. Читали их — по ночам, под одеялом при свете карманного фонарика — очень немногие фрондирующие интеллигенты. Между тем “глас народного осуждения” постоянно крепчал. По этому поводу даже родилась анекдотическая фраза: “Я Солженицына, конечно, не читал, но всегда готов осудить!” Советский агитпроп с его топорными методами давно канул в Лету, а традиции и методы, как выясняется, остались. Причем проявляются они самым неожиданным образом и в самых неожиданных местах. Например, в США — этой цитадели всех свобод. Вот, скажем, официальный представитель американского Госдепа Марк Тонер провел два дня назад дежурный брифинг. Там его спросили: как, мол, относитесь к “активизации воинственной риторики сторон карабахского конфликта, в частности к недавнему заявлению президента Сержа Саргсяна, который пригрозил силой решить вопрос раз и навсегда”. Тонер признался, что “не в курсе данного заявления”, однако же призвал стороны противостояния к сдержанности. То есть отнесся неодобрительно.
Начнем с того, что очень нехорошо, когда представитель дипведомства “не в курсе”. Ведь его работа в том и состоит, чтобы знать. Еще хуже, когда дипломат, чего-то не зная, тем не менее считает возможным “призывать”. Получается некомпетентно и неумно. Известно, что президент Серж Саргсян никоим образом не грозил “решить вопрос силой”. Он сказал, что Ереван и Степанакерт войны не хотят и никогда не хотели, армяне были вынуждены защищаться от агрессии. И если Азербайджан совершит очередное нападение на Карабах, ответ будет “сокрушительным и окончательным”. Это не угроза, а предупреждение. Вполне “симметричная реакция” на многочисленные милитаристские заявления азербайджанского лидера Ильхама Алиева. Именно Алиев не просто “активизировал военную риторику”, а сделал заявления и высказывания соответствующего характера неотъемлемой частью своих выступлений. Чтобы убедиться в этом, достаточно бегло ознакомиться с речами азербайджанского президента на его официальном сайте. Все эти речи — а их только в последнее время было не менее двух десятков — буквально напичканы жесткими угрозами в адрес армянской стороны. Разумеется, вся чиновничья рать с упоением подпевает вождю. Не знать этого в Госдепе не могут. Однако что-то не припомнится, чтобы американская сторона (как, впрочем, и Минская группа ОБСЕ в целом) выступила с осуждением данного факта. Быть может, такое осуждение и остудило бы воинственный пыл официального Баку. Но этого не случилось, и там продолжали накалять обстановку высказываниями, совершенно неуместными в контексте ведущихся мирных переговоров. Может, Госдепу и другим задействованным в переговорах структурам уместно задуматься о том, что переговорный процесс буксует, кроме прочего, еще и потому, что никто не берется осадить зарвавшихся бакинских милитаристов, все время пытающихся “взять армян на испуг”. В ответ армяне всего лишь заявили, что угроз не боятся. Таков истинный смысл происшедшего. Очень жаль, что те, кому надлежит, не знают (или делают вид, что не знают) столь очевидных, общеизвестных вещей. В результате предстают в анекдотическом образе токарей и слесарей, всегда готовых неодобрительно высказаться в адрес не знакомого им Солженицына.