Горячий турецкий мачо и холодная нордическая дама

Архив 201120/01/2011


Развод Анкары с ЕС, наступивший раньше бракосочетания, выгоден России и Армении
Мировая печать активно комментирует последние события во взаимоотношениях Турция — ЕС. Впрочем, назвать происходящее “событием” можно лишь с натяжкой. Речь идет о скандале, возникшем между канцлером Ангелой Меркель и премьером Реджепом Эрдоганом. И это совсем не тот случай, когда “милые бранятся — только тешатся”.

Будучи с визитом на Кипре, германский канцлер резко раскритиковала позицию Анкары в решении проблемы разделенного острова и прямо заявила, что, не изменив свой подход, Турция даже мечтать не должна о членстве в ЕС. Конечно, в последнее время Европа не раз давала понять, что рассматривает Анкару в качестве “нежелательного гостя”, но столь жестко об этом было заявлено, пожалуй, впервые. Не станем рассматривать суть европейско-турецких противоречий по кипрскому вопросу. Это лишь повод, причина охлаждения глубже. В Европе, особенно в Берлине и в Париже, опасаются получить партнера, который очень скоро захочет диктовать Старому свету свои условия и понятия. Поэтому и предлагают Турции “ассоциированное партнерство” и тому подобные суррогатные варианты — все, что угодно. кроме полноценного членства в ЕС. Турки оскорблены в лучших чувствах: им обещали совсем другое. Поэтому премьер Эрдоган, который, правда, и обычно-то не очень сдержан на язык, высказался по адресу Меркель в том смысле, что она “не создает о себе впечатление как о дальновидном лидере, имеющем видение”. Параллельно Эрдоган опубликовал в авторитетном американском Newsweek открытое письмо, где назвал Евросоюз организацией “коматозной, застойной, гериатрической”. Площадка для выступления выбрана, конечно, не случайно. Американские друзья должны знать, кто виноват в “восточном дрейфе” Турции, кто отталкивает ее от Запада, провоцируя сближение с государствами, симпатии у США отнюдь не вызывающими. Впрочем, кое-что в статье Эрдогана оспорить трудно. Экономическая и демографическая ситуации в Европе и в Турции разнятся кардинально — и отнюдь не в пользу ЕС. Поэтому Анкаре надоело стоять у европейских дверей в позе послушного просителя. Напротив, она может сыграть роль спасителя Европы, особенно если учесть, что через лет 40, имея 80-миллионное население, выйдет на второе место в еврозоне по объему экономики. Так что роли переменились, и еще надо посмотреть, кто тут должен выступать просителем. По словам Эрдогана, его страна “становится глобальным и региональным политическим игроком, ведет активную политику от Балкан до Ближнего Востока и Кавказа. Это не романтическое “неооттоманство” — это реальная политика, основанная на новом видении глобального порядка…” А такой “орднунг от Эрдогана” означает, что “Евросоюз нуждается в Турции для формирования более крепкого, более богатого и масштабного союза. Надеюсь, европейцы придут к пониманию этой реалии, когда еще не будет слишком поздно”. Впрочем, турецкий лидер понимает, что европейцам его ультиматум что мертвому припарки. И завершает статью риторическим восклицанием: “Иногда я думаю, может быть, мощь Турции — лишь препятствие на ее пути в Евросоюз?”
Словом, кажется, европейско-турецкий развод случился раньше долго ожидавшейся свадьбы. Последствия этой новой ситуации обещают быть многочисленными и неоднозначными. В том числе и для нашего региона. Особенно если учесть, что Анкара никогда не стала бы разговаривать с Брюсселем в таком тоне, если бы не ощущала за спиной крепнущую поддержку России. По многим причинам (экономическим, политическим, ментальным, наконец) этот союз обещает быть куда более перспективным и плодотворным, чем дружба с Европой. И не стоит думать, будто ради сотрудничества с Турцией Москва, как однажды уже случилось в истории, пожертвует интересами Армении. В существующих условиях это все равно что пожертвовать собственными интересами. К тому же новая политика заключается в сочетании интересов, а не в их противопоставлении. Возникает любопытная конфигурация. Укрепление российских позиций в регионе объективно выгодно Турции и Армении, но не выгодно Азербайджану и Грузии. Линия разлома пока не особенно очевидна, она лишь намечается. Но чем глубже будет становиться пропасть между Анкарой и ЕС, тем теснее и прочнее станут турецко-российские контакты. Нетрудно догадаться, что рано или поздно это реанимирует армяно-турецкий диалог. И в этом случае позиция того же Баку будет значить не столь много. Она, кстати, уже и сейчас не играет особой роли: Анкара прямо заявляет, что именно российская позиция является главенствующей в разрешении карабахского конфликта. И это лишь одна из выгод, которые уже извлекает Москва из охлаждения турецко-европейских отношений. Думается, дивидендов такого характера будет становиться все больше.