Город заполонили лже-Гагики Шамшяны,

Архив 201202/02/2012


или Дружит ли фотограф с Сатаной?

О первом и пока единственном армянском папарацци Гагике Шамшяне в республике уже давно ходят легенды. И что он дружит с самим дьяволом, так как успевает быть в самых разных точках страны одновременно, и что его боятся даже сильные мира сего, и что у него на затылке есть не только глаза, но и фотоаппарат. А недавно у Гагика появились двойники. Лже-Шамшяны ходят по городу и, представляясь именем своего “кумира”, с успехом проворачивают свои дела. Например, фамилия прославившегося папарацци помогает “клеить” девушек…

Молодой человек с фотоаппаратом наперевес на одной из остановок города подошел к молодой девушке и, чинно представившись Гагиком Шамшяном, выразил желание организовать ей фотосессию. Его уловка удалась бы, если б по иронии судьбы приглянувшаяся ему девушка не оказалась журналисткой, хорошо знавшей известного фотографа в лицо. Ложь была разоблачена, “фотосессия” сорвана, а лже-Шамшян выведен на чистую воду. Парень признался, что, имея отдаленное сходство с Гагиком, не раз прибегал к этой уловке, чтобы познакомиться с понравившейся девушкой. Он поведал, что имя папарацци на женщин действует безотказно.
Впрочем, называться Шамшяном люди решаются не только из любви к слабому полу. Недавно в Арабкире появился парень, который деловито фотографировал какие-то объекты. Он явно преследовал свои цели и, чтобы у хозяев объектов не появились ненужные вопросы, решил выдать себя за известного фоторепортера. Такой подход показался бы по меньшей мере странным любому иностранцу — за границей папарацци не любят и обычно гонят поганой метлой. А вот у нас Шамшян — национальный герой. Причем его жалует не только простой народ, любящий “зрелища”, которые Шамшян им поставляет, но и собственно те, кто попадает в его объектив. Вернее, не жалуют, а уважают. Видимо, за смелость, которую из этого парня, неоднократно битого, не раз попадавшего на скамью подсудимых, так никому и не удалось вытрясти.
Кстати, и сам Шамшян неоднократно попадал в курьезные ситуации. Как-то поехал он в один из отдаленных районов республики снимать автомобильную аварию. Не успел щелкнуть пару кадров, как навстречу ему выбежали разъяренные дэтэпэшники и сказали, что запрещают фотографировать. Гагик по своему обыкновению стал объяснять, что у нас в стране существует свобода информации и никто не вправе запрещать ему делать свою работу. Эти слова на автомобилистов не подействовали — один из них вышел вперед и воскликнул: “Ни кто не в праве снимать аварии, кроме Гагика Шамшяна!” Пришлось показывать ему журналистское удостоверение. Бедный аж засмущался, что не признал своего любимчика. Даже на время забыл про свою разбитую машину.
А вот на некоторых Шамшян наводит священный ужас. Недавно, возвращаясь в Ереван из Каджарана, где снимал видеорепортаж, он совершенно случайно стал свидетелем дорожно-транспортного происшествия. Ясно, что проехать мимо он просто не мог — вышел из машины и стал делать снимки. Увидев Шамшяна, хозяин одной из попавших в аварию машин с ужасом воскликнул: “Господи, помилуй! Правду говорят, что Шамшян — сатана! Откуда он тут взялся так быстро?” Эту историю мне рассказал сам “сатана” Шамшян. Смеялся: “А ведь так обо мне думает не только этот человек!” И только близкие Гагику люди знают, чего стоит ему такая оперативность. Не догадываются, что, чтобы поставлять людям информацию, Шамшян практически не спит — так, прикорнет часа три-четыре в сутки и вперед за очередными сенсационными кадрами. Зачастую в слякоть и дождь часами сидит в засаде, чтобы “словить” момент; рискуя свернуть себе шею, залезает на невероятные высоты, чтобы поймать нужный ракурс. А вы говорите — Сатана!