Гордиев узел злосчастного пакта

Архив 200903/09/2009

23 августа мир отметил 70-летие подписания договора о ненападении между Германией и СССР, больше известного как пакт Молотова-Риббентропа.

Через неделю была отмечена другая веховая дата — семидесятилетие начала Второй мировой войны. Оба исторических события в мировом общественном сознании прочно связаны воедино и навсегда. В страшной войне с фашизмом участвовал и армянский народ. Конечно, прежде всего в составе советских войск. Но не только. Армяне диаспоры воевали в союзнических войсках, принимали активное участие в партизанском движении в оккупированных странах Европы. Но был при этом и Армянский легион, история которого полна еще белых пятен. Потому предлагаем материал об одном из его подразделений. Что касается оценки пакта Молотова-Риббентропа в России, правопреемницы Советского Союза, до консенсуса еще далеко. Споры своим накалом и бескомпромиссностью напоминают идеологическое противостояние времен “холодной войны”. Только в этот раз Кремль держит оборону в одиночестве, при отсутствии хоть каких-либо союзников за рубежом. Зато при поддержке большинства населения России. Тысячи разоблачительных публикаций не поколебали веру многих граждан в правильность принятых в 1939 году решений. Как показал опрос ВЦИОМ, проведенный накануне 23 августа 2009 года, 57 процентов жителей страны в заключении пакта Молотова-Риббентропа не видят ничего предосудительного. Впрочем, и в российском обществе одни считают договор позорным и называют его “спусковым крючком” Второй мировой войны, другие видят в нем необходимую меру защиты после “мюнхенского сговора”, который и развязал руки Гитлеру.

…Когда в 1935 году Германия официально отказалась выполнять условия Версальского договора, на горизонте отчетливо замаячил призрак новой войны. Но народы Европы, еще очень хорошо помнившие недавнюю бессмысленную бойню, готовы были на все ради сохранения мира. Вот тут и возникла идея умиротворения: вернуть Германии часть отобранного, чтобы успокоить Гитлера. Опыт не удался, “политика умиротворения” провалилась. После подписания 29 сентября 1938 года Мюнхенского соглашения Гитлер не стал довольствоваться одной только Судетской областью, и скоро Чехословакия (один из крупнейших в то время производителей оружия в Европе) перестала существовать как единое и самостоятельное государство. Причем в разделе страны наряду с Германией поучаствовали Польша и Венгрия. В обмен на Тешинскую область Чехословакии Польша — будущая первая жертва Второй мировой войны — получила на своих границах готовящийся к атаке вермахт. Вскоре на те же грабли наступит и Иосиф Сталин. У советского руководства был выбор — вступать в союз с буржуазными демократиями против Германии или договориться с Гитлером. Все они с точки зрения руководителей первого в мире государства рабочих и крестьян были врагами Советского Союза. В их адрес без разбора со страниц советских газет летела почти что площадная брань.
Разворот Москвы от проклятий в адрес фашистов до подписания пакта произошел стремительно и неожиданно для многих европейских партий и движений коммунистической ориентации. Гитлер торопил, все уже было готово для нападения на Польшу, и сделать это нужно было до осенней распутицы. Сначала умолкли газеты, а после недолгих консультаций Москва и Берлин 19 августа подписали экономическое соглашение. До начала осени времени оставалось катастрофически мало, и Гитлер в личном послании Сталину попросил его как можно скорее принять министра иностранных дел Германии Иоахима фон Риббентропа. Сталин вошел в положение и назначил встречу на 23 августа. Именно тогда и был подписан пакт Молотова-Риббентропа. Рабочее совещание завершилось банкетом с большим количеством тостов.
Гитлер признавался позже, что перед подписанием договора потерял сон — настолько важен для него был этот союз. Кроме основного договора о ненападении стороны подписали секретный дополнительный протокол (публикуется ниже) о разделе сфер влияния на случай “территориально-политического переустройства”, то есть попросту поделили между собой Восточную Европу. Случай “переустройства” скоро представился. 31 августа договор был ратифицирован Верховным Советом, правда, депутатам не сообщили о существовании секретного протокола, который затрагивал судьбу третьих стран. На следующий день немецкие войска пересекли границы Польши. 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии — началась Вторая мировая. 

Секретный дополнительный протокол
При подписании Договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:
1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению к Виленской области признаются обеими сторонами.
2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.
Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.
Во всяком случае оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.
3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.
4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.
Москва,
23 августа 1939 года
По уполномочию
Правительства СССР: В.Молотов
За Правительство
Германии: Риббентроп
Тогда еще никто не знал, что, стремясь извлечь уроки из позиционного кризиса Первой мировой войны, когда армии месяцами беспомощно перемалывали друг друга, не будучи в силах кардинально изменить линию фронта, немецкие генералы разработали новую стратегию боевых действий, получившую название “блицкриг”. Перед польской кампанией они и сами в нее еще не до конца верили. Но оказалось, что нововведение придало вермахту невиданную мощь — в Польше его успешно испытали и отточили. Так что разгром Франции в 1940 году занял всего несколько недель. О годах затяжной борьбы на взаимное уничтожение, как это было в начале века, речь уже не шла. И через два года после подписания пакта Молотова-Риббентропа немцы уже были под Киевом, а еще через несколько недель началась битва за Москву. Тогда уже Сталину пришлось просить помощи у Запада и настаивать на материальной помощи и скорейшем открытии второго фронта.
В современной Европе трудно найти сторонников Мюнхенского соглашения. Оно повсеместно признано провалом западной дипломатии, отличаются только оценки его “глубины”. В самом мягком варианте признается, что Англия и Франция “добросовестно заблуждались”, думая, что Гитлера можно остановить подачками.
Заявление премьер-министра Великобритании Невилла Чемберлена “Я привез мир нашему поколению”, сделанное у трапа самолета по возвращении из Мюнхена, стало объектом издевок и сарказма еще до начала новой войны. А после 1 сентября 1939 года в негативной оценке “мюнхенского сговора” были едины уже все — от левых до правых, включая Советский Союз.
С пактом Молотова-Риббентропа все оказалось сложнее. Нюрнбергский трибунал вообще постарался избежать детального разбора предвоенной ситуации — на нем, как известно, победителей не судили, хотя подсудимый Риббентроп (в конце концов приговоренный к смертной казни) активно пытался апеллировать к пакту. В то же время, несмотря на строжайшую секретность, о существовании секретного протокола на уровне слухов знали многие.
В 1945 году немецкий оригинал секретного протокола был захвачен советскими войсками и вывезен в Москву. Однако следы этого текста остались в многочисленных документах, последовали публикации, наибольший резонанс из которых получил сборник Госдепа США “Нацистско-советские отношения. 1939-1941 годы”, увидевший свет в 1948 году.
Понимая, что и сам пакт и секретный протокол к нему наносят вред образу СССР как главного борца с фашизмом, Сталин в 1948 году подготовил “историческую справку” под названием “Фальсификаторы истории”. Суть ее положений сводилась к тому, что договор объявлялся “гениальным” ходом советского руководства, предотвратившим объединение буржуазных стран и нацистской Германии против СССР.

С началом перестройки об исторической оценке пакта Молотова-Риббентропа и секретном протоколе к нему заговорили и в России. В 1989 году высший на то время орган власти в стране — Съезд народных депутатов СССР — принял постановление о политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года, в котором безусловно осудил заключение секретного протокола с фашистской Германией. Впрочем, дальше этого дело не пошло.
В последние годы в Европе сформировался новый политический мейнстрим — осуждение тоталитаризма вообще и тоталитарных режимов середины XX века, без разделения на “плохих” и “хороших”. Символом зла, нанесенного народам Европы этими режимами, был выбран договор между СССР и Германией от 23 августа 1939 года. 3 июля 2009 года Парламентская ассамблея ОБСЕ в “Вильнюсской декларации” призвала открыть архивы и отказаться от восхваления тоталитарного прошлого. Депутаты поддержали инициативу Европарламента, который предложил к 70-летию подписания пакта Молотова-Риббентропа объявить 23 августа общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма.
Последовали возмущенные ответы из Москвы, непосредственно перед памятной датой Служба внешней разведки опубликовала рассекреченные материалы, из которых следовало, что заключение пакта было единственной доступной мерой самообороны для СССР в сложившихся к 1939 году условиях. И снова недобрым словом был помянут Мюнхен. Словом, прошло 70 лет, а история все еще дышит нам в спину…
По материалам
прессы