Голубой шантаж

Архив 201024/04/2010

В суде общей юрисдикции Центр и Норк-Мараш слушается дело о шантаже. Оно считалось бы ординарным, если бы не одно обстоятельство. Как шантажист, так и его жертва — гомосексуалисты. Более того, в качестве “компромата” преступник избрал именно однополую сексуальную связь. 

Первое слушание по делу, обещавшему наделать шуму, стало и последним, когда заседание проводилось открыто. Защитник пострадавшей стороны выдвинул ходатайство о том, чтобы отныне процесс шел за закрытыми дверьми. Оно и понятно — тема слишком щепетильная. Именно поэтому называть имена как виновника, так и его жертвы мы не станем, а лишь опишем, что же все-таки произошло между двумя людьми, придерживающимися нетрадиционной ориентации. 
Итак, отрицательный герой этой истории — продавец одного из отечественных супермаркетов. Согласно обвинительному заключению, которое обнародовал на первом заседании суда прокурор Арутюн Саргсян, этот 22-летний парень неоднократно вступал в интимную связь с лицами своего пола. Его очередным сексуальным партнером и стал пострадавший. Однако на этот раз обычным сексом дело не ограничилось. Подсудимый записал все любовное действо на свой сотовый телефон. И отнюдь не для личного просмотра. Этой записью он стал шантажировать партнера. Видимо, последний не афишировал свои нетрадиционные наклонности и их обнародование было для него крайне нежелательно. Взамен разоблачительного видео преступник потребовал 762 тысячи драмов. Удивляться такой некруглой цифре не стоит. Мужеложец подсчитал, что именно столько в национальной валюте составляют кругленькие 2 тысячи американских долларов. 
Правда, шантаж не получился и гея арестовали. Для его жертвы вся эта история вылилась в настоящую трагедию. Несмотря на то что с начала разоблачительного процесса прошло больше двух месяцев, он все еще пребывает в стрессовом состоянии. Именно поэтому он поначалу не планировал “отметиться” в зале заседания, о чем собравшихся оповестил один из его друзей. Впрочем, к концу заседания жертва шантажа нашла в себе силы предстать перед судьей Гагиком Аветисяном и сообщить, что собирается уехать в Россию. “Из-за обвиняемого я потерял работу”, — объяснил он…