“Голос Америки”: Армяне против младотурок…

Архив 201130/04/2011

Частично признанный геноцид
В связи с 96-й годовщиной геноцида русская служба “Голоса Америки” подготовила репортаж, включив в него мнения экспертов — публициста Александра Микаэляна, нередко выступающего с аналитическими статьями на страницах “НВ”, Юсуфа Канли, обозревателя Hurriyet Daily News, и Сергея Арутюнова, завсектором Кавказа Института этнологии и антропологии РАН, призванного, по замыслу ведущего Алексея Пименова, представить “среднюю” позицию, ту самую, которая наиболее соответствует истине. Арутюнов и постарался, да так, что турки могут отдыхать…

Ниже публикуем выдержки из этого довольно любопытного репортажа.
Пименов: “Почему… хлынул этот потоп?” — спрашивает себя персонаж романа Франца Верфеля “Сорок дней Муса-Дага” — великой книги о геноциде армян. И отвечает: “Здесь, как и всюду… расцветал национализм… Старые паши тонко чувствовали, что… запущенный дворец не выдержит излишних реставраций. Однако младотуркам удалось все-таки разрушить то, что создавалось столетиями. …Их непомерный национализм пробудил такой же национализм у порабощенных народов”.
Роман Верфеля вышел в свет в 1933 году. До холокоста оставалось меньше десяти лет. И вот, в 1944-м, в самый разгар Второй мировой, американский юрист Рафаэль Лемкин выпускает другую книгу — “Правление стран “оси” в оккупированной Европе”, — на страницах которой сформулировано понятие геноцида — международного преступления, состоящего в полном или частичном истреблении той или иной этнической, расовой или религиозной группы. В качестве основного примера Лемкин использует уничтожение армян османскими властями.
После войны дефиниции, предложенные Лемкиным и положенные в основу решений ООН, обрели международное признание. А вот с основополагающим примером — армянской резней 1915-го — дело и сегодня обстоит значительно сложнее. По сей день отказывается признать случившееся геноцидом официальная Анкара. А вместе с ней те, кому приходится считаться с ее мнением. Законодатели — в том числе американские — принимают резолюции: в них то, что учинили османские власти на втором году Первой мировой, характеризуются совершенно недвусмысленно. Но у Realpolitik свои законы, и власть исполнительная находит для квалификации тех давних событий самые жесткие определения. За исключением одного — слова “геноцид”.
Каковы же позиции сторон сегодня? И какими историческими свидетельствами они обосновываются? Это мы и попытались выяснить, обратившись к трем экспертам, придерживающимся разных точек зрения, начав с вопроса: что произошло 24 апреля 1915 года?

Александр Микаэлян: Турции придется
ответить за содеянное
“В тот день османское правительство издало мобилизационный приказ, согласно которому все армяне призывного возраста были обязаны явиться на призывные пункты. А несколько дней спустя их казнили товарищи по оружию. Цель — оставить области, населенные армянами, без защиты. И тут же начались репрессии: была уничтожена вся армянская интеллигенция Константинополя. Начался процесс обезглавливания целой нации. Примечательно, что у армян изымалось любое оружие — даже кухонные ножи. У армянского населения давно уже не было иллюзий относительно характера государства, подданными которого они являлись, но такого все-таки не ожидал никто.
Чем же объяснить кампанию, развязанную в апреле 1915-го? В действительности истребление армян началось раньше — в 1894 году и продолжалось до 1923-го. Что привело к гибели более чем двух миллионов человек. Почему? Еще в 1878 году турки поняли, что армянский вопрос — это лазейка для вмешательства европейских держав в турецкие дела. И, как сказал в свое время Талаат-паша, решило ликвидировать проблему, ликвидировав армян.
Первый погром произошел в 1908 году в Адане, т.е. в Киликии — на исторических армянских землях. Около тридцати тысяч погибло… Был и другой мотив — идеологический: млодотурки были ярыми пантюркистами — и вынашивали планы прибрать к рукам земли к востоку от Турции — и Азербайджан, и Среднюю Азию. Не случайно же Энвер-паша будет позднее стоять у истоков басмаческого движения… А армяне, конечно, были помехой. Как и другое христианское меньшинство — ассирийцы. …В 1915-м, по осторожным оценкам тогдашнего комиссара Лиги Наций Фритьофа Нансена, погибло примерно полтора миллиона армян. Европа и Америка — Анатоль Франс, Жан Жорес, Жорж Клемансо, американский посол в Стамбуле Генри Моргентау — люди разных политических взглядов — выразили свое негодование. Сам Кемаль Ататюрк, выступая в январе 1919 года на стамбульском процессе по делу младотурецкого руководства, осудил истребление армян! А что сегодня? Анкара опасается — и эти опасения более чем обоснованны, — что рано или поздно ответить за содеянное все-таки придется.
…Возможно ли историческое примирение? Возможно, если Турция откажется от предварительных условий. От шантажа… Но, увы, Анкара продолжает шантажировать — не только армян, но также Америку и Россию — своим сближением с арабским миром. Своей политикой неоосманизма…”

Юсуф Канли: От рук бандитов
гибли не только армяне
…”Что произошло 24 апреля? И в последующие дни? — Нечто не вполне ясное. У нас нет точного представления об этом. Ясно одно — это была гражданская война. Империя находилась в состоянии хаоса. Был вакуум власти. И вот произошло насильственное переселение армян, поскольку наступали российские войска. Погибли люди, много людей. Не только армян — турки, курды и арабы погибали тоже. Чем объясняется решение о депортации армян? Тогда, в последней четверти девятнадцатого века, насильственное переселение было обычной практикой для многих стран. Это в наши дни она признана неприемлемой. Не следует забывать и другого, весьма серьезного обстоятельства: некоторые армяне сотрудничали с агрессивными русскими элементами, т.е. попросту с российской армией. Потому и возникла необходимость переселения — из соображений безопасности. Причем речь идет лишь об армянах, проживавших вблизи линии фронта. Иными словами, квалифицировать случившееся как геноцид недопустимо.
Куда переселяли армян? На территорию сегодняшней Сирии — тогда она входила в состав империи. В частности, в район Дамаска. Повторяю, нельзя забывать, что Турция находилась в состоянии войны, что наступали русские войска. И что армянские террористические группы нападали на мирное население.
Кто убивал армян? — Необходимо помнить, что не только турецкие, курдские и арабские банды были к этому причастны. Был вакуум власти… Еще один момент, о котором следует напомнить: еще до падения Османской империи, несмотря на все пережитые страдания, некоторые офицеры, причастные к переселению, были привлечены к суду. И повешены! И это очень хорошо известно.
… Армянская сторона говорит о полутора миллионах. Согласно другим данным, речь идет примерно о трехстах тысячах. Есть данные о том, что в тот же период погибло около трехсот тысяч турок. Иными словами, о цифрах идут споры. Но ведь дело, в конечном итоге, не в цифрах: даже смерть одного человека — огромная трагедия. Вся эта проблема крайне политизирована. А политизировать человеческую трагедию не следует. Да, это была темная страница в истории для всех национальностей.
Как воспринимаются те события в сегодняшней Турции? — По-разному. Некоторые считают, что надо принести извинения. А есть и такие, как я, полагающие, что было много плохого, но что виновато не только турецкое государство, но и общины. Что трагедия была общей. Я не раз бывал в Армении, не раз принимал армянских гостей в моем доме в Анкаре. Я не питаю вражды к армянам и не верю, что они питают вражду ко мне… Но нельзя судить, не разобравшись досконально в том, что произошло. Надо создать комиссию историков, пусть они и решат, кто в чем виноват. А не очернять одну лишь турецкую сторону.

Сергей Арутюнов: Младотурки уничтожали армян,
как Сталин — чеченцев
…24 апреля была начата депортация. Было секретное распоряжение Талаат-паши. Правда, готовилось оно заранее. До этого были отфильтрованы находившиеся в армии мобилизованные армянской национальности. Потом из них составили строительные батальоны. А затем их попросту уничтожили. Официально говоря, это не был приказ на уничтожение. Официально было приказано перевести весь армянский контингент в Месопотамию, подальше от театра военных действий. Но условия их перегона были такие, что они массово погибали по пути. И, кроме того, подвергались нападениям иррегулярных войск хамидие, состоявших не из турок, а из курдов. Которые их и резали. Большая часть не была непосредственно убита, а погибла от голода и болезней. Ведь гнали их пешком по пустынной местности — без воды, еды и медицинской помощи. Те, кто смог доплестись до Палестины, получили там некоторую помощь.
…Турки были разные. Некоторые старались помочь, укрывали армян, бежавших от депортации. Некоторые пытались в меру своих возможностей сделать этот перегон более цивилизованным, но таких, конечно, было меньшинство. Большинство обращались с этими людьми как со скотом, и считали, что чем больше их подохнет, тем лучше.
Чем было мотивировано решение о депортации? Тем, что при продвижении русских войск армянское население подымало восстания, организовывало дружины, нападавшие на обороняющиеся войска с тыла. В русских они видели освободителей и надеялись с их помощью свергнуть турецкое иго.
…Да, младотурки прежде выражали (на словах) намерение предоставить армянам все права, даже, возможно, какую-то автономию… Это сказалось на их пропагандистской риторике… Ведь районы, где жили армяне, многонациональные. Там жили и курды. С точки зрения турок, курды были дикари, но дикари, которыми еще можно управлять… Были там и переселенные черкесы, которым они доверяли. И использовали их при уничтожении армян. Кроме того, там были ассирийцы, к которым было такое же отношение, как к армянам. Были курды-езиды, к которым относились точно так же. И, наконец, греки. Которых резали, как и армян.
Когда мир узнал об этом? Довольно скоро. Там находились европейцы, в частности миссионеры, несколько европейских консулов. Был американский консул, опубликовавший книгу “Провинция бойни”. “Я не очень высокого мнения об армянах, — писал он. Это не тот народ, который заслуживает восхищения. Но те безобразия, которые с ними творятся, не должны твориться с людьми”. …Германия принимала какие-то меры, чтобы образумить турок. Поэтому в Стамбуле и регионе Стамбула никаких эксцессов не происходило.
Насколько сильны были антиармянские настроения в народе? Это было, как антисемитские настроения в гитлеровской Германии. Были разные немцы, и были разные турки. Среди менее обеспеченных и менее образованных слоев населения антиармянские настроения имели место. Но были и образованные люди, более либеральные и демократически мыслящие, которые поддерживали правительство, но считали, что так действовать нельзя. Или просто исходили из гуманистических соображений.
…Турция считает, что если она признает случившееся геноцидом, то армянское лобби — прежде всего в США — потребует, чтобы турки за это как-то заплатили. С моей точки зрения, эти опасения напрасны. …Население Армении около трех миллионов, но в эти три миллиона входят и те, кто находится за рубежом (?! — ред.). В основном в России, но многие перебрались и на Запад. Если сейчас Турция что-то предложит им, то, может быть, десять или двадцать тысяч на это и клюнут. Но подавляющее большинство из Франции, Калифорнии, даже из Аргентины, Уругвая и Парагвая в Турцию не поедет. Будь турки поумнее, они могли бы предложить реанимировать Севрский договор 20-го года. И организовать автономную республику Западная Армения, как неотъемлемую часть Турции. С двухпалатным парламентом. И каждому прибывшему — домик и участок земли. Но при условии постоянного проживания там. За исключением горстки людей, никто туда из Калифорнии не поедет.
Геноцид армян и холокост: в чем общие черты и в чем различия? — Под холокост подводилась биологическая, расовая основа. Это подавалось как избавление от еврейства как от угрозы здоровью великой германской нации. В отношении армян такого не было: считалось, что если христианин примет ислам, то можно и жизнь ему сохранить. Но, конечно, все равно это был геноцид. Как было геноцидом и то, что делали с чеченцами и ингушами. Это был геноцид под флагом депортации. Сталин хотел избавиться от этого беспокойного племени на стратегически важном Кавказе, как до него турки хотели избавиться от армян. В других районах, но тоже стратегически важных. Конечно, евреи никогда не выступали против немцев с оружием в руках, а армяне против Турции выступали. Все эти банды на рубеже девятнадцатого-двадцатого веков. Абречество с национально-освободительной маркой.
Что делать? — Признать геноцид. Но и армяне должны признать, что они не всегда идеально вели себя по отношению к мусульманскому населению. В том числе и во время карабахской войны. Ну что же, сражались мы друг против друга. А теперь откроем архивы, пусть историки честно изучают прошлое. И будем строить новые отношения…

“Голос России”: Неназванная правда

Обозреватель Михаил Шейнкман в радиоэфире “Голоса России” прокомментировал апрельское заявление президента США.

Молчание — знак. Барак Обама опять промолчал. Хотя говорил, как всегда в этот день, эмоционально, звучно, традиционно. Говорил так, как и год, и два назад. Как говорили до него предыдущие американские президенты. Но, как и они, в очередной раз не сказал главного. Слово “геноцид” так и не прозвучало.
Эта история тянется уже много лет. Каждый раз 24 апреля, в день, который считается началом массовой расправы над армянами в Османской империи в 1915 году, армяне всего мира ждут, что президент США, кто бы им ни был, признает турецкие преступления против этого народа геноцидом. Полтора миллиона человек тогда лишились жизни и крова. Но Обама и сейчас ограничился словосочетанием “великая резня”. Он использует его уже в третьем обращении к многочисленной армянской диаспоре. Таким образом, ожидания, что он, наконец, выполнит обещание, данное в ходе предвыборной кампании, опять оказались обманутыми.
В этом смысле Обама не первый и, очевидно, не последний. Признать геноцид в походе за голосами миллионов американских армян обещали и Билл Клинтон, и Буши, отец с сыном. Но все они ограничивались лишь сопереживанием. Трудно сказать, почему именно американское признание так принципиально для армян. Ведь первое массовое преступление в истории человечества, совершенное по этническому признаку, уже признано многими странами мира. В их числе Россия, члены ЕС, Канада, государства Южной Америки, Ватикан, Европейский парламент, Всемирный совет церквей, да и в США 42 штата. В некоторых государствах отрицание геноцида вообще приравнено к уголовному преступлению. В иных готовится или обсуждается соответствующий законопроект.
Но ждут армяне признания именно из Вашингтона. Может быть, потому, что именно оно должно означать победу исторической справедливости над политической конъюнктурой. Все прекрасно понимают, Белый дом может сколько угодно сочувствовать армянам, но пока он заинтересован в союзе с Анкарой, он никогда не приблизится к точке невозврата в отношениях с ней. А признание геноцида означало бы именно это. Исключительно поэтому США всякий раз использует многоточие. Ведь ко всему прочему варианты с признанием — это мощный рычаг давления на Анкару. Сказать “геноцид” — значит отказаться от этого. “Я поддерживаю мужественные шаги армян и турок по усилению диалога, в котором признаются факты их общей истории”, — примирительно подчеркнул Обама.
Но теперь это уже не устраивает ни Ереван, ни Анкару. Первый требует от Вашингтона исторической принципиальности. Вторая настаивает на политической беспристрастности. И те, и другие чувствуют себя ущемленными. И для США это крайне неприятный симптом. Ведь это именно Белый дом возложил на себя ответственность за примирение Турции и Армении. Но дальше протокола о намерениях оно не пошло. И то, что называли успехом американской дипломатии, вот-вот обернется ее провалом. Поскольку Анкара продолжает выдвигать предусловия, в числе которых решение Карабаха в пользу Азербайджана и отказ от политики международного признания геноцида. А в Ереване именно поэтому все больше сторонников денонсации этих соглашений.
И вполне может быть, что накануне парламентских выборов президент Саргсян дезавуирует эти протоколы. Формально у него есть на это право. Турция не демонстрирует конструктива. Политически у него есть для этого повод. Ситуация в самой Армении требует для повышения правящего рейтинга сильных действий. И отмена договоров в этом смысле может быть самым эффективным из них. Геополитически у него есть для этого основания. Ведь в Армении так и не дождались, чтобы от президента США вначале было слово.
По большому счету, США вынуждают армян не только помнить, но и ждать, что скажут об их трагедии в Вашингтоне. Но вместо слова “геноцид” — слова. И только там, где надо, — молчание. Все знают — это знак согласия. Вот только ни Анкара, ни Ереван до сих пор не могут понять, согласие с кем из них. А в общем для любого президента США день армянской памяти — это как день сурка. Ритуал — не более того. И каждый год без изменений. И весна наступает все равно. Независимо от того, когда он ее объявит…