“Гоголь-моголь” от Хачатура Хачатряна

Архив 201115/01/2011

В сентябре 2009 года на яичном рынке Армении произошли довольно существенные изменения: многолетний устойчивый лидер — Лусакертская птицефабрика — был потеснен и в число предприятий, занимающих доминирующее положение на рынке, были включены Ереванская птицефабрика и фабрика “Аракс” с совокупной долей участия около 30 процентов. Совокупность эта обусловлена тем, что владельцем обоих предприятий является известный бизнесмен Хачатур Хачатрян, глава компании “Х-групп”. В целом же заправляют яичным рынком страны 6 крупных птицефабрик, которым принадлежат его 95 процентов со всеми вытекающими отсюда и очень ощутимыми в эти предновогодние дни последствиями.

С яйцами, если не считать годы тотального горбачевского дефицита, в Армении особых проблем никогда не было. В среднем каждый житель республики потреблял 170-180 яиц в год, что вполне соответствовало требуемым нормам. В начале 90-х годов эта отрасль первой вышла из ступора, сперва наладив бесперебойный импорт иранских яиц, а затем уже перейдя на стабильное собственное производство. Перебоев в поставках этого продукта не было даже в традиционно ажиотажные предновогодние и предпасхальные дни, так что народ, привыкший к переполненным яичным прилавкам, перестал запасаться ячейками на “черный день”, уверовав, что бело-желтому продукту дефицит в Армении уж точно не грозит.
Но, как метко подметил Аркадий Аверченко, “если дефицит нам не грозит, то его всегда можно нам устроить” — и как в воду глядел. Аккурат перед Новым годом цены на яйца круто поползли вверх, достигнув 100-120 драмов за штуку, а потом и вовсе исчезли. Возбужденные граждане, обретя былую сноровку в борьбе за вожделенный продукт, бросились штурмовать прилавки, на которые изредка поступали заветные ячейки. Самые отчаянные ринулись на птицефабрики, где завязывались бои местного значения. Словом, яичная тема стала доминирующей в канун праздников, оттеснив все другие события, и приняла бы еще больший размах, если бы большинство СМИ не закрылось на новогодние каникулы.
Версий возникшего дефицита возникло множество. Одни утверждали, что виной всему куриная чума, из-за которой пришлось уничтожить значительную часть яйцекладущего поголовья. Эта версия была немедленно и категорически отвергнута начальником Госинспекции по ветеринарии и безопасности продуктов питания МСХ Гришей Багяном. Последний заявил, что куриная чума была зарегистрирована в октябре лишь в трех селах Сюникского марза и своевременно были предприняты все меры, чтобы предотвратить распространение этой болезни. Если не считать, что отдельные случаи куриной чумы были отмечены также в Лорийском и Гегаркуникском марзах, главный борец с пищевым браком в основном прав — ареал распространения куриной чумы не мог вызвать таких глобальных потрясений на яичном рынке страны. По другой версии, возникший ажиотаж спровоцирован преступным сговором между крупными производителями. Кстати, этого мнения придерживается и председатель парламентской комиссии по экономическим вопросам Вардан Айвазян. Другой парламентарий, глава комиссии по финансово-кредитным и бюджетным вопросам Гагик Минасян, оговорившись, что не владеет темой, тем не менее возможность сговора решительно опроверг, заявив, что скорей всего проблемы возникли в технологии производства и что к такому выводу он пришел после общения с производителями.
Председатель Союза птицеводов Сергей Степанян убежден, что причину сбоя следует искать на розничном рынке, который полностью выпал из-под контроля производителей, в результате чего ситуацией управляют поставщики, нигде не зарегистрированные и налогов не платящие. А в довершение этого разброда мнений подоспели и два официальных заявления, которые довели ситуацию уже до полного абсурда. Под занавес уходящего года Национальная статистическая служба обнародовала сообщение о том, что с января по ноябрь в Армении производство яиц увеличилось на 17 процентов и никакого дефицита этого продукта в стране нет. А главный советник председателя Комиссии по защите экономической конкуренции Арам Саакян авторитетно заявил мечущимся в поисках пропавших яиц гражданам, что по результатам проведенного ими мониторинга яйца продаются по цене 60 драмов за штуку, причем продажа свободная, никаких ограничений в количестве нет ни в супермаркетах, ни в средних магазинах.
Кстати, во всем этом яичном скандале наша антимонопольная комиссия выглядела далеко не лучшим образом. Выступая 15 декабря в парламенте, ее председатель Артак Шабоян заверил, что цены отслеживаются, проводится мониторинг и нет никаких фактов, свидетельствующих о том, что цены на яйца в предновогодние дни могут быть подняты. Армянские предприниматели заверили его, что не намерены поднимать цены на свою продукцию в предпраздничные дни, заявил г-н Шабоян. Святая вера в крепость слова, данного армянскими предпринимателями, руководствующимися прежде всего интересами личной выгоды, в очередной раз сыграла дурную шутку и с комиссий, и прежде всего с легковерными гражданами. Месяца еще не прошло с того дня, как директор Лусакертской птицефабрики Манас Епремян клятвенно заверял сограждан, что не поднимет цену даже на луму. Чем обернулись эти обещания, мы все хорошо помним… Точнее других оценил ситуацию председатель парламентской комиссии по социальным вопросам Акоп Акопян, который заявил, что резкий скачок цен на яйца — это тревожный сигнал о неблагополучии в сфере управления сельским хозяйством и о необходимости провести реформы.

Бесспорно, сигнал тревожный, но далеко не первый, вспомним хотя-бы недавний скандал с резким повышением цены на сыр. Кстати, она до сих пор остается недосягаемой для большинства потребителей. Но вернемся к яйцам. Многие эксперты и специалисты повышение стоимости яиц склонны связывать с резким повышением цен на корма для птицеводства на мировом рынке. Для птицеводства Армении, где практически нет собственной кормовой базы, это имеет особое значение. Об этом сдерживающем факторе развития отечественного птицеводства на протяжении вот уже 15 лет говорят на всех уровнях — от высокопоставленных чиновников до рядовых птицеводов. Однако за все это время, несмотря на частую смену министров, главное аграрное ведомство страны не сделало ни одного конструктивного шага для создания собственной кормовой базы. Между тем именно в аграрную сферу направляется значительная часть зарубежных инвестиций. К примеру, в сентябре этого года должно завершиться перечисление средств из тех 180 миллионов долларов, которые США адресно направили на развитие сельского хозяйства Армении. В какой мере эти и другие средства использовались для развития собственной кормовой базы, для сокращения зависимости местных производителей от дорогостоящих импортных кормов, нетрудно догадаться по результату. Под самый занавес своей министерской карьеры Давид Локян обещал засеять поля кукурузой и бесплатно раздать этот ценный корм всем птицеводам. Ушел министр, и вместе с ним, как водится, канули в Лету и все его обещания.
Бесспорно, одной из самых веских причин “брожения” цен на нашем потребительском рынке стала полная бесконтрольность посредников-перекупщиков, которые уже давно выродились в заурядных спекулянтов, наведя свои порядки, диктуя свои правила игры и навязывая свои цены. Практически они не контролируются никем и никому не подвластны. Так что вполне вероятно, что и они внесли свою лепту в предновогодний яичный скандал, создав искусственный дефицит и взвинтив цены.
В качестве еще одного веского довода предновогоднего рывка цен на яйца приводят переизбыток производства, из-за которого пришлось забить некоторую часть поголовья летом, что и аукнулось зимой. А переизбыток возник из-за того, что наш внутренний рынок неспособен в одиночку переварить такую яичную массу. И если в импорте яиц мы больше не нуждаемся, что, безусловно, плюс, то зарубежный рынок не нуждается в нашем экспорте, что, безусловно, минус. А не нуждается по той простой причине, что абсолютное большинство стран перешло на европейские стандарты качества, которым наши яйца явно не соответствуют. И теперь даже грузинский рынок, куда стабильно поставлялась наша яичная продукция, освоил европейские стандарты, так что и туда нам путь уже заказан. А в дни предновогоднего ажиотажа и вызвавшего его тотального яичного дефицита нам самим пришлось прибегнуть к импорту — завезти из Ирана 4 миллиона яиц.

Следует признать, что за все годы достаточно активного развития птицеводства в Армении количество продукции большинства птицефабрик так и не перешло в качество. Не обременяя себя церемониями с неприхотливым отечественным потребителем, производители нередко отправляли в магазины партии яиц без всякой маркировки, что категорически запрещено. Таким образом сбывалась затоваренная просроченная продукция, а все убытки нес покупатель. Наконец летом прошлого года после многочисленных нареканий потребителей Комиссия по защите экономической конкуренции рассмотрела этот вопрос и оштрафовала пять птицефабрик на 500 тысяч драмов каждую. Однако и в ходе проведенной после этого наказания проверки выяснилось, что Лусакертская птицефабрика по-прежнему не утруждает себя маркировкой яиц и работает в прежнем “режиме”. Кстати, на заседании антимонопольной комиссии коммерческий директор этой фабрики Ваагн Геворкян достаточно откровенно обосновал свою позицию, заявив, что торговая сеть отказывается принимать маркированные яйца, чтобы избежать проблем с продажей. А о том, что при использовании несвежих яиц потребителю не всегда удается избежать проблем со здоровьем, разумеется, никто не думает. И с таким подходом мы стремимся прорваться на европейский рынок, где к здоровью не в пример нам относятся трепетно и бережно. Впрочем, маркировки на армянских яйцах — это предмет особого разговора. Взять, к примеру, гордую надпись “эко”, которой снабжены некоторые партии яиц, поставляемых Ереванской птицефабрикой. Предполагается, что под этой заманчивой эгидой предприниматель предлагает экологически чистый продукт. Однако на поверку это всего лишь рекламный трюк. Весь мир, убедившись, что на нашей усердно загрязняемой планете ничего экологически чистого производить невозможно, отказался от такой маркировки, заменив ее на “органический продукт”. Требования к такому продукту, в частности к яйцам, очень жесткие — исключено клеточное содержание птиц, они должны питаться лишь органическим кормом. Какое из этих требований соблюдено на Ереванской птицефабрике, где не мудрствуя лукаво лихо ставят на своем вполне заурядном продукте элитарную маркировку? Совершенно ясно, что, прежде чем пытаться прорваться со своим продуктом на мировой рынок, где конкуренция достаточно сильная, нашим производителям нужно разобраться с качеством в собственном отечестве. В апреле прошлого года тендер на поставку яиц для армии, объявленный Министерством обороны РА, выиграла птицефабрика “Аракс”, также принадлежащая Хачатуру Хачатряну. Однако качество поставленных производителем в рамках тендера яиц заказчика не удовлетворило и он отказался их принимать. Тогда во избежание убытков фабрика сдала невостребованные яйца в торговую сеть с маркировкой Министерства обороны, что вызвало довольно шумный скандал. Словом, как это ни печально, но бурный расцвет птицеводства в маленькой стране с низким прожиточным уровнем большинства населения в условиях плохого маркетинга и неумения просчитывать последствия, разумно соизмеряя объемы производства и потребления, неизбежно приводит к переизбытку продукта, его затовариванию, убыткам и нечистым играм на перенасыщенном рынке.

Летом прошлого года на яичном рынке страны случился беспрецедентный обвал цен, причем в сторону понижения. Инициатором этого внезапного порыва благотворительности оказалась Ереванская птицефабрика, которая отдавала в торговую сеть свой продукт по символической цене — 10 драмов за штуку, что более чем втрое ниже реальной себестоимости яйца. Очарованное этой свалившейся с неба халявой, малоимущее население стало расхватывать яйца фабрики-благотворительницы как горячие пирожки. Это был хорошо рассчитанный удар по конкурентам, которым не оставалось ничего другого, как последовать примеру догадливого коллеги и не только сильно сбить цены себе в убыток, но и забить часть поголовья. Позже в частных беседах они признавались, что их убытки зашкаливали за 2-3 миллиона драмов, в то время как у Хачика, которому помимо двух птицефабрик — Ереванской и “Аракс” — принадлежат еще крупная ярмарка в Москве, “Валенсия”, Аквапарк и другие доходные объекты, проблем не возникло никаких. По сути, это был элементарный демпинг, задуманный и осуществленный с целью устранения ведущих конкурентов и последующей монополизации яичного рынка с установлением на нем своей ценовой политики. Уже тогда об этом начали догадываться и открыто говорить многие коллеги Хачатряна. Окончательное решение было за Комиссией по защите экономической конкуренции, которая по этому случаю даже пригласила двух немецких экспертов. В результате тщательных исследований и консультаций был вынесен вердикт о том, что никакого демпинга на яичном рынке не было, а падение цен было вызвано 30-процентным перепроизводством яиц. На том и порешили. А когда через пару месяцев корреспондент одной из местных газет в беседе с совладельцем Лусакертской птицефабрики депутатом Хачиком Манукяном поинтересовался, как же получилось, что немецкий эксперт утверждал, что летний демпинг имел место, а антимонопольная комиссия и сам г-н Манукян настаивали на обратном, депутат на это ответил просто и доступно: “Ну, мне кажется, он мало что понимает. Мы находимся здесь, у нас тоже есть свои специалисты, у нас все есть. Мы наших не слушаем, а будем слушать какого-то немца?”

В 2001 году по инициативе владельца “Валенсии” Хачатура Хачатряна в Ереване была организована коррида, завершившаяся вынужденным убийством разъяренного быка. Тогда многие газеты посоветовали г-ну Хачатряну начинать осваивать такие экзотические мероприятия не с боя быков, а с петушиных боев. Похоже, совет был воспринят правильно, и сегодня на птичьем рынке действительно идет крупная схватка, в результате которой на нашем “надежно защищенном от монополии” рынке вскоре может появиться второй крупный монополист. Как остроумно заметил один эксперт, сахар у нас уже монополизирован, с яйцами вскоре будет то же самое, так что будем иметь гоголь-моголь собственного розлива.
Прогнозы эти небезосновательны. Уже активно муссируются слухи, что Хачатур Хачатрян за 21 миллион долларов приобрел сразу три птицефабрики — Лусакертскую, “Ширак” и “Гндеваз”, причем крупнейшая в советские времена Ширакская птицефабрика якобы продана за 7,5 миллиона долларов. Слухи эти пока не нашли официального подтверждения. Более того, антимонопольная комиссия заявила, что все сделки между крупными субъектами рынка без ее согласия недействительны и могут быть расторгнуты. Между тем уже цитируемый выше депутат Хачик Манукян еще в июле в беседе с корр.Tert.am признал, что между принадлежащей ему Лусакертской птицефабрикой и компанией “Х-групп” ведутся переговоры о продаже. Юрист Ереванской птицефабрики Хачик Даниелян заявил, что о продаже велись лишь частные разговоры, но никаких правовых переговоров не было. Гндевазская и Ширакская птицефабрики, по непроверенным данным, пока бездействуют. Таким образом, активно муссируемая версия о монополизации яичного рынка хоть и не нашла пока официального подтверждения, но обрела очень реальные черты. Кстати, по утверждению хорошо осведомленных лиц, новоявленный монополист именно после достигнутых договоренностей о продаже сразу же поднял цены на яйца вдвое, и случилось это аккурат в предновогодние дни. Таков, по мнению специалистов, закономерный и вполне ожидаемый итог летнего демпинга, который официально демпингом так и не признали. Впрочем, какую оценку даст Комиссия по защите экономической конкуренции предновогоднему скандалу на яичном рынке, нам еще предстоит узнать. А владельца “Х-групп” можно поздравить, правда, еще не с доходным приобретением, но уже с официально присвоенным Ереванской птицефабрике новым высоким рейтингом ЦБ.