Глотать таблетки без опасения в Армении может лишь полиглот

Архив 201001/06/2010

Очередной головной болью для общественной организации “Защита прав потребителей” стало отсутствие маркировки на армянском языке на… лекарствах. Точнее, эта головная боль перешла к защитникам потребительских прав от самих потребителей, обзаведшихся ею в самом прямом смысле в результате применения лекарств, сопровождаемых не лекарственными аннотациями, а устными рекомендациями аптекарей. Последние зачастую неверны и способствуют не улучшению, а ухудшению состояния больного. Дело в том, что импортные препараты снабжены вкладышами на самых неожиданных языках, кроме армянского. Поди тут разберись без провизора, какое лекарство как потреблять, показано оно тебе или противопоказано…

Причина иностранной транскрипции вовсе не в “антиармянском” настрое импортеров. Президент ОО “Защита прав потребителей” Абгар Егоян пояснил: хотя Закон “О защите прав потребителей” требует армянской маркировки на всех без исключения товарах, Законом “О лекарствах” сей пункт обойден. А что не запрещено, то, понятное дело, разрешено. В итоге — среди лекарственных вкладышей сплошь иностранные тексты. Пояснения даны на английском, французском, арабском и даже… грузинском языках. И если ранее спасали “паспорта” на русском языке, то теперь и тех днем с огнем не сыскать. Отечественный потребитель обречен прислушиваться к совету провизора. Но тот максимум может присоветовать количество таблеток и периодичность принятия. О противопоказаниях, способе хранения и иных нюансах каждого из сотен препаратов аптекарь быть осведомленным не в состоянии. Егоян привел пример, когда обратившийся в организацию потребитель вместо одной таблетки в каждые 12 часов потреблял по три. Не подозревая, что такое количество противопоказано и чревато осложнением на сердце. В итоге за несколько дней “лечения” больной им обзавелся. И был не излечен, а искалечен. Однако доказывать чью-либо вину, понятно, не взялся. Если отсутствие маркировки на государственном языке не противоречит закону, стало быть, никто его и не нарушает. 
Меж тем Егоян уверяет — во всех цивилизованных странах не только лекарства, но и все непродовольственные товары прежде всего маркированы на государственном языке. Скажем, в Швеции лекарства перво-наперво обеспечены “пособием” к применению на шведском языке. Не отстают от мирового опыта и страны СНГ — яркий пример Украина, где все “меданнотации” давно переведены на украинский. Дело дошло до того, что русскоязычное население Украины выступило с требованием сопроводить вкладыши и русским переводом. Не хуже обстоят дела и в соседней Грузии. Уж если на нашем рынке наличествуют лекарства с грузинскими надписями, стало быть, и на грузинском с этим проблем нет. 
Дабы навести порядок в сфере, “Защита прав потребителей” разработала и направила премьер-министру страны проект изменений в Законе “О лекарствах”, согласно коим информация в медпрепаратах должна стать доступной взору отечественного пользователя. Правительство призвано обсудить и довести законопроект до логического завершения. Аналогичное предложение лоббируется организацией и в отношении непродовольственных товаров. Но тут уже есть подвижки — проект правительственного решения на предмет поэтапного обеспечения армянской маркировки на всех непродовольственных товарах уже одобрен Комитетом госдоходов и Минфином. И ныне пребывает на рассмотрении в Минюсте. Дай бог и юристы дадут добро. Да, но если оба законодательных изменения будут приняты, то как их претворять в жизнь, каков механизм? 
Егоян спокоен: в случае импорта небольших лекарственных партий вкладыш и маркировку можно перевести и заказать печать в Армении. Большие же партии брендового товара, предлагаемого представительством какой-либо компании, без проблем могут обзавестись оными, будучи заказанными в фирме-производителе. Как это делается в случае с импортными продуктами — добиться требования армянской маркировки удалось еще в 2006-м. Другое дело, что армянский перевод часто используется в качестве “маскировки”, прикрывающей срок годности и прочие нюансы, не располагающие к покупке. Но это уже иной разговор… Касаемо же лекарств и остального “несъестного” товара, то не станет ли заказ партий “наклеек” и вкладышей поводом для удорожания конечного товара? 
Егоян на это отвечает однозначно: “Нет”. И мотивирует невозможность явления смехотворно низкими затратами на “листовки” — вкладыши в виде странички текста при заказе большими партиями могут стоит менее драма, а маркировка — и того дешевле. Будем надеяться, что ожидания защитника потребительских прав оправдаются. Что, честно говоря, с учетом менталитета импортеров и реализаторов товара, склонных использовать любой повод, дабы взвинтить цены на товар, сомнительно. Впрочем, пока еще следует дождаться принятия соответствующего закона. Что и впрямь назрело — достаточно ли одной “таблэтки” для излечения или нет, ныне можно понять, разве что отправившись в аптеку с переводчиком…