Главный урок двадцатилетнего юбилея

Архив 200910/11/2009

Стена разрушена, но пыль от нее еще не осела
Вчера столица Германии отметила знаменательный юбилей — двадцатилетие разрушения Берлинской стены. В честь этой даты в Германию приехали высокие гости из разных стран.

В том числе “архитектор” разрушения Михаил Горбачев. Одним из тех, кто тогда рушил стену, был и Николя Саркози. Французский президент — гость праздника. Любой турист, приехавший в Берлин, хочет увидеть стену. Все, что от нее осталось, превратили в музей. Но двадцать лет назад стена была не экспонатом, а самой охраняемой в мире границей. 157 километров смерти и бетона. 27 лет она была зловещим символом холодной войны, символом разделения на две неравные части немецкой столицы, немецкого государства и немецкого народа, символом непримиримого противостояния двух политических систем. Для граждан единой Германии, для всего, как когда-то говорили, прогрессивного человечества уничтожение этого символа — стены — очень большой и счастливый праздник. Тот самый, что вольно или невольно изменил жизнь не только в самой Германии. Что стал тем крохотным атомом, который вызвал глобальную цепную реакцию. В известной степени эту цепную реакцию вызвали также карабахские события 1988 года. По крайней мере подготовили почву.
И началось! Вслед за разрушением Берлинской стены рухнул Варшавский договор, за ним — социалистическая система. Прекратил существование Советский Союз. Советские войска, находившиеся в ГДР, Польше, Чехословакии и Венгрии, стремительно выведены на родную землю. Только из Группы советских войск в Германии вернулись 500 тыс. военнослужащих, 115 тыс. единиц боевой техники, в том числе 4 тыс. танков, 11,5 тыс. бронемашин, 4 тыс. орудий и 2,5 млн тонн материальных средств. Оставлено недвижимости на 10,5 млрд дойчмарок. Обещания, которые давал президенту СССР Михаилу Горбачеву президент США Джордж Буш-старший, что “НАТО не продвинется на восток ни на один метр”, осталось только словами. Страны, входившие в Варшавский договор, стали членами Североатлантического альянса. В организацию приняты и бывшие братские советские республики — Литва, Латвия и Эстония. Но вот вопрос — стал ли после этого мир на планете прочнее? Вряд ли…
Через месяц после падения Берлинской стены тот самый Буш отправил 26 тыс. своих солдат в Панаму, показав вновь, что ставка на военную силу будет в политике США определяющей. В начале 90-х прошлого века началась первая война в Персидском заливе, в начале нынешнего века — вторая. Между ними ракетно-бомбовым ударам подверглась разделенная Югославия. От Сербии отколото 20% ее территории, под протекторатом НАТО возникло новое государство — Косово. Буш-младший вышел из Договора по ПРО 1972 года, который считался краеугольным камнем безопасности России и США, Москва заморозила свое участие в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе, террористы нанесли удар по башням Международного торгового центра в Нью-Йорке, что привело к продолжающейся до сих пор войне в Афганистане, и расходы США на военные цели возросли до 670 млрд долларов…
Конечно, в том, что безопасность на планете да и каждого государства за последние 20 лет не стала более надежной, никакой вины Берлинской стены нет. Просто с ее разрушением перестал существовать двуполярный мир, державшийся на страхе взаимного ядерного уничтожения…
* * *
Берлинскую стену разрушили и вчера вечером. На глазах у сотен тысяч гостей и миллионов телезрителей. Только эти бетонные блоки не из бетона, а из пенопласта. Блоки, установленные на нескольких участках, где раньше проходила Берлинская стена, общей протяженностью в 1,5 километра, упали за 33 минуты при помощи простого эффекта домино.
Перед Бранденбургскими воротами собрался юбилейный саммит политиков двух поколений: тех, кто правил, и тех, кто родился в эпоху холодной войны. Праздник свободы вместе с Берлином отметил весь мир.