Главный сыщик осознал свою вину?

Архив 201217/03/2012

Судебный процесс над экс-начальником Главного управления уголовного розыска полиции РА Ованнесом Тамамяном не успел начаться, как посыпались “сенсации”. Одна из них была вызвана “чистосердечным признанием” бывшего главного сыщика страны…

Чего-чего, а этого от генерал-майора Тамамяна никто не ожидал. Ведь на протяжении всего следствия он не проявлял особого рвения откровенничать. Во всяком случае, перед бывшими “своими”, то бишь следователями, ведущими дело, Тамамян так и душу не излил. Наоборот, заявил, что говорить начнет только на суде. И обещание свое, как видим, сдержал. Правда, “широкие массы” ожидали от него скорее категорического отрицания, нежели безоговорочного признания своей вины. Но… суровый сыщик вдруг согласился с предъявленными ему обвинениями.
А они, как известно, довольно серьезные. Если помнит читатель, экс-главе управления УгРо РА инкриминируется умышленное искажение фактов при расследовании убийств. Одно из них имело место 12 мая позапрошлого года в столичной общине Арабкир. Тогда в результате кровавой разборки был убит 23-летний Хачик Мкртчян, еще двое молодых людей оказались на больничной койке с серьезными пулевыми ранениями. Расследование этого преступления было поручено Главному следственному управлению полиции, возглавляемому генерал-майором Тамамяном. Позже выяснилось, что следствие велось с вопиющими нарушениями: согласно обвинению, имело место умышленное искажение фактов, в результате чего было выдвинуто обвинение против невиновных, тогда как истинный убийца “выпал” из поля зрения следственных органов. “По умолчанию” речь идет о крупной взятке. Позже, когда дополнительное расследование этого дела выявило настоящего преступника, в Специальной следственной службе завели уголовное дело, в рамках которого главный сыщик страны был обвинен в “злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем по неосторожности тяжкие последствия”…
Впрочем, это не единственный “эпизод”, по которому обвиняется Тамамян. Ему “приписаны” злоупотребления и по более раннему “гаварскому” делу. Как известно, по этому случаю есть и другой обвиняемый — старший следователь по особо важным делам Управления уголовного розыска полиции Ваан Ханзадян (последний был взят под стражу чуть позже Тамамяна).
Главное обвинение против майора связано с покушением на убийство, имевшем место на одной из главных улиц Гавара — Азатутян. Тогда прикатившие на “Джипе” неизвестные открыли автоматную очередь по автомашине “ВАЗ 2107”, в результате чего водитель и пассажир с серьезными огнестрельными ранениями попали в больницу.
В расследовании этого преступления были допущены те же огрехи, что и в арабкирском деле: виновники избежали наказания благодаря снисходительному отношению к ним следственных органов. По некоторым сведениям, преданность высокопоставленных полицейских к преступным элементам объяснялась тем, что последние имели родственные связи с именитыми представителями судебно-правовой системы…
И вот теперь на заседании суда общей юрисдикции ереванских общин Центр и Норк-Мараш Ованнес Тамамян признал свою вину. И это при том что в том же суде некоторое время назад, когда решался вопрос о заключении его под стражу, генерал-майор категорически опроверг все обвинения против себя. Интересно, что точно так же поступили и Ваан Ханзадян вместе с проходившим по тому же “злоупотребленческому” делу замначальника по оперативной части арабкирской полиции Арменом Погосяном. Они в один голос утверждали, что невиновны. А сегодня они же признали обвинения против себя обоснованными. Более того, попросили суд об ускоренном рассмотрении дела. Эта просьба для многих стала неожиданной, если не сказать сенсационной. Дело в том, что такой высокоскоростной судебный процесс таит в себе одну опасность — приговор, вынесенный в ускоренном режиме, не может быть обжалован. Но это, как видим, бывших следователей не смущает. Более того, как оказалось, это не страшит и самого Ованнеса Тамамяна — генерал-майор также присоединился к просьбе бывших подчиненных. Прокурор, сначала выступавший против такой “горячки”, в конце заседания также согласился на ускоренный процесс. А там и суд принял соответствующее решение. В итоге уже 20 марта прозвучат обвинительная речь прокурора и последнее слово обвиняемых…