“Главное, что нужно Армении, — люди”

Архив 201004/12/2010

Проблемы, связанные с демографией, беспокоят всех мыслящих армян мира. Не случайно материалы о демографии так часты на страницах СМИ. Доктор экономических наук профессор Владимир АЙРАПЕТЯН сделал попытку целостно рассмотреть и представить ее. Это взгляд неравнодушного и заинтересованного гражданина Армении. Цифры и факты, так преподнесенные доктором В.Айрапетяном, для многих будут неожиданны. Некоторые из них и вовсе неизвестны. От некоторых просто принято отмахиваться или отмалчиваться. Однако от этого проблем меньше не становится. Автор предпочитает открытый разговор. Одним из возможных путей разрешения демографических вопросов В.Айрапетян считает основание Армянского родительского (или “детского”) фонда, финансовые средства которого окажутся немалым подспорьем государству. Заслуженный деятель высшей школы Владимир Айрапетян знает проблему не понаслышке — он автор более полусотни научных трудов. Он долгие годы преподавал в Институте им.В.Брюсова, был заведующим кафедрой, проректором.  
Продолжение.
Начало в “НВ” от 30 ноября с.г.

Знания, профессионализм — главный ресурс всестороннего развития, процветания любого, в том числе и нашего, народа. К большому сожалению. в Армении произошел пересмотр ценностей, если до недавнего времени приоритеты отдавались образованию, знаниям, трудолюбию, теперь господствуют деньги и люди с бумагой об образовании, которое напрочь отсутствует. В исследовании Института прав человека и демократии “Картина бедности и выживания: процесс расслоения общества в РА” приводятся крайне тревожные сведения: в Армении среднее образование недоступно для 26% населения, частично доступно для 50% и полностью доступно лишь для 24%. Истинное положение вещей в школах скрывается, камуфлируется, неизвестно даже точное количество детей, не посещающих школу, и причины этого. В 2009/10 уч. году почти 5500 учеников ушли из школы. Только 60% поступивших в школу получают полное среднее образование. Около 6% детей в возрасте 7-18 лет вынуждены работать, вместо того чтобы посещать школу. “Бесплатное” школьное образование требует денег, непосильных по заработку некоторых людей. По расчетам, на школьные принадлежности учеников младших классов родители должны потратить 20-30 тыс. драмов, средних классов — 40-50 тыс. драмов, а старших и того больше. Если в семье два-три школьника, то часто это не под силу родителям и дети остаются вне школы. Фонд, который мы предлагаем создать, должен и здесь активно подключиться и всячески помогать нуждающимся. Заметим, что правительство приняло решение о бесплатном обеспечении в 2010 году учебниками учеников начальных классов, что в известной мере поможет семьям. 1 сентября 2010 г. около 1500 детей из необеспеченных ереванских семей впервые пошли в школу. В качестве государственной и социальной помощи им было выдано единовременное пособие в 26000 драмов. Мягко говоря, маленькая оплата миссионерской службы учителя и многое другое привели к тому, что учитель-воспитатель превратился в урокодателя, а ученикам стало неинтересно бесперспективно учиться и приобретать знания.
Среднемесячная зарплата учителя в Армении в середине 90-х годов составляла 7000 драмов, в настоящее время в десять раз больше, но все равно это несравнимо меньше, чем получает учитель в развитых странах. В настоящее время в стране около 60 частных школ, в которых обучаются около 6000 учеников. Плата — от 300 до 1000 долларов в год. Некоторые из этих школ состоялись и пользуются заслуженным авторитетом. Например, “Квант”, “Маштоц” и “Анания Ширакаци”. Однако нужно подчеркнуть, что многие из них возникли и работают без должных условий (помещение, преподавательский состав и т.д.) и необходимо участие Минобра в осуществлении добротных современных программ. Отсюда не следует, что мы призываем к лишению их самостоятельности, напротив, мы горячие сторонники ее, но не в нарушении необходимой программы, условий учебы и воспитания детей.
Питательной средой для безработицы, эмиграции и других перекосов демографии является неразбериха в подготовке и переподготовке специалистов, в том числе высшей квалификации.
Ортодоксальные рыночники, аодовцы, считавшие единственным критерием всего наживу, предоставили сферу образования, в особенности высшее и среднее специальное образование, стихии рынка. С начала 90-х годов развернулся беспредел с открытием частных вузов — их количество достигало 100.
При этом не учитывались наличие маттехбазы, постоянного квалифицированного преподавательского состава, утвержденной стандартной программы, перечня специальностей и т.д. Центр демографии и экологии человека РАН провел исследования о положении образования в странах СНГ.
Выяснилось, что в Армении в 2001/02 гг. был 101 вуз (из них 71 негосударственный) и 66000 студентов. На сегодняшний день в отечественных вузах обучаются 74000 студентов, число действующих вузов 114, 17 — государственных, 13 — их филиалов, 23 лицензированных негосударственных, 51 — негосударственных, 10 — иностранных.
Подсчет вузов явно преувеличен. Здесь 13 филиалов, в действительности факультетов, расположенных в других городах, неправомерно выделены в отдельные вузы. То же самое сделано с иностранными вузами. В действительности их 4, а не 10. Это Российско-Армянский (Славянский) университет, Американский университет, Французский университет и Европейская региональная академия информаций и коммуникационных технологий.
По данным европейского центра ЮНЕСКО по высшему образованию, в 2000/О1 учебном году 63% высших учебных заведений в Польше, почти 60% в Румынии, около 52% в Венгрии, 33% в Чехии, 26% в Белоруссии, 16% на Украине, 37% в России были частными.
В последнее время количество частных вузов в Армении сокращается, но все равно их 78%, т.е. мы занимаем “почетное” первое место. На наш взгляд, для нашей страны оптимальным было бы иметь 22-25 частных вузов. Полностью лицензированных с необходимой инфраструктурой и главное — размещенных не только в Ереване, но также в крупных центрах страны.
Мы не призываем и к сокращению численности студенчества, напротив, следует значительно увеличить их количество, но только вместе с радикальным поднятием качества. Сегодня студенты составляют менее 2,3% от всего населения страны. Это один из самых низких показателей в СНГ, а в развитых странах он доходит до 5-6%. Абсолютно непонятно, как могли действовать вузы, не имеющие лицензии, т.е. неузаконенные, без подтверждения наличия всего необходимого. До сих пор таковых вдвое больше, чем лицензированных. Мы не отрицаем принципа сосуществования различных типов учебных заведений, но настаиваем на непременном госрегулировании обязательных параметров.

У нас произошла большая коммерциализация получения высшего образования. Из общего числа студенчества примерно треть учится в частных вузах; из обучающихся в госвузах не платят 25-30%, т.е. 15-20 тыс. человек. Плата за обучение варьирует от 500 до 2000 долларов в год. Из этого следует, что у нас из 10 молодых граждан только двое-трое желающих и могущих получить высшее образование без участия денег.
Имеются специальности, по которым вообще нет госзаказа, т.е. бесплатных мест. Например, с 2010 г. госзаказа по специальности “юрист” и “экономист” в вузах не будет.
Мой друг, академик М.Котанян, трагически погибший в НС, именем которого назван Институт экономики, выходец из сельской многодетной семьи, обремененной материальными заботами, в современных условиях не смог бы получить высшее образование, окончить аспирантуру, и наука лишилась бы вклада, который он внес в экономическую науку. Примеров таких сотни. Базар, установившийся в стране, особенно болезненно сказался на системе высшего образования. Так, дублирование подготовки медиков, юристов, экономистов, специалистов иностранных языков (обязательно английского) и т.д. привело к их перепроизводству.
Образовался дисбаланс между спросом и предложением (как текущим, так и перспективным) специалистов высшей категории. Вместе с переизбытком (не всегда качественным) одних специалистов ощущается недостаток в других, особенно в наукоемких отраслях, информационных технологиях и др. современных направлений. Ощущается большая потребность в инженерах, гидах и других работниках сферы услуг. Перебор в столице сочетается с дефицитом в районах — врачей, педагогов, агрономов, слесарей, токарей и т.д.
Такой перекос крайне отрицательно сказывается на судьбе многих, увеличивает безработицу, “утечку” молодых мозгов и другие негативные явления. Особое опасение вызывает уровень образования, и его нужно существенно повысить. Министр образования А.Ашотян предложил неординарный способ: двери вузов должны быть открыты перед всеми — “для того чтобы даже те, кто владеет элементарными знаниями, могли продолжить свое обучение… Ясно, что часть поступивших сразу срежется на первой сессии”. Очевидно, что здесь наличествует забота не о судьбе молодых и качестве образования, а о кассе вузов, которая “до первой сессии” будет получать плату. Известно, что высшее образование требует способностей, трудолюбия, достаточных знаний для начала, поэтому оно доступно не всем, и нечего перед всеми открывать райские ворота. Однако есть советчики, которые считают, что повысить уровень вузовского обучения можно, значительно повысив плату за образование. При этом ссылаются на Россию, где образование стоит в три-четыре раза дороже, чем у нас, или на страны Запада, где оно стоит в десятки раз выше. При этом забывают об уровне армянских зарплат. Непонятно при этом, почему примером должно служить явно отрицательное явление.
Свидетельством качества нашего вузовского образования является то, что в мировом рейтинге университетов Webometrics на июль 2009 г. среди 6000 университетов лишь два армянских. Американский университет занимает 2042-е место, а Российско-Армянский (Славянский) — 2566. В то же время в списке первых 2000 университетов 23 турецких, из которых 3 занимают 435-е, 510-е и 630-е места. По сводному рейтингу университетов России, стран СНГ и Балтии, включающему 87 университетов, Ереванский Государственный университет занимает 38 место.

Господство денежных отношений в сфере образования и дальнейшее их углубление приведет к тому, что потенциал наиболее способных и талантливых людей останется втуне и новые Амбарцумяны и Алиханяны не состоятся. Высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого путем постепенного увеличения мест бесплатного образования, а не наоборот. По подсчетам, высшее образование недоступно почти 47% населения Армении, частично доступно — 41% и полностью доступно лишь для 12%. Высшее образование становится все менее доступным для малоимущих, что усиливает неравенство и раскол в обществе. Я твердо убежден в неоспоримых преимуществах государственного бесплатного образования, которое гарантирует равенство возможностей и способствует раскрытию потенциала молодых. Между тем коррупция разъедает систему образования. Армянский парадокс: платят, чтобы не учиться.
Студент экономического факультета ЕГУ в письме, адресованном правительству, пишет: “…У нас постепенно сформировалась рыночная атмосфера, в которой все вступительные экзамены, текущие зачеты, поступления в магистратуру и т.д. имеют свою цену… при помощи взяток можно получить не только образование, но и звание доцента…”
Известная формула, характеризующая рыночную экономику Д-Т-Д — “Деньги — Товар — Деньги”, в последнее время дополнилась новой формулой высшего образования Д-Д (диплом)-Д. Образовался порочный круг: кто имеет деньги, тот имеет диплом, у кого есть диплом, тот может иметь должность и деньги. Вот чему надо объявить непримиримую войну. И это восстановит приоритет знания и высшего образования.
* * *
В последние годы наметились позитивные тенденции: медленно улучшаются некоторые показатели демографии, повысилась рождаемость, увеличился естественный прирост. Фонд будет активно содействовать закреплению этих наметившихся положительных тенденций, расширять сферу деятельности, тем самым выполнять свое предназначение. Финансовые средства “Армянского родительского фонда” создадутся за счет добровольных взносов, даров, пожертвований. Если хотя бы 0,1%-1% армян планеты ежегодно будет вносить 1-0,1% своего дохода, то образуется колоссальная сумма. Мне известно ироничное отношение к “средним” показателям (средняя температура в больнице), тем не менее в некоторых случаях без них не обойтись. В начале 2010 г. средняя зарплата в Армении была немногим более 100 тыс. др., т.е. около 280 долларов. В настоящее время в Армении работающих — 460 000 человек. Если половина из них пожертвует 10-20 долларов, то образуется внушительная сумма. В развитых странах средняя зарплата во много раз выше, чем у нас, и если армяне, работающие там, переведут 100-200 долларов, то сумма значительно возрастет. В Армении и вне ее несколько тысяч богатых, очень богатых соотечественников, в том числе миллионеров и мультимиллионеров, и они могут безболезненно для себя внести в фонд и более весомые суммы. Фонд всеармянский, а это значит, что он будет рассматривать, решать запросы всех армян независимо от места проживания. Уникальные способности, выдающиеся достижения считаются “божьим даром”. “Даром армянина”, национальным, армянским даром будут пожертвования для сохранения и развития этноса.
Необходимо, чтобы каждый в отдельности и все вместе предметно и деятельно занимались судьбой каждого и всех вместе. Мы всегда должны руководствоваться вещими словами великого Чаренца: “ан СіЫ ЕбХбнбхс№, щб ЩЗіП чсПбхГЫбхЭБ щб СініщіПіЭ бхЕЗ Щ»з ї”.
“Родительский фонд” — жизнеутверждающий плод этой сплоченности, катализатор дальнейшего развития армянского народа, соответствия всем современным требованиям.
По возрасту и состоянию здоровью я не могу активно участвовать в организации и работе фонда, но не сомневаюсь, что идея найдет широкий отклик среди соотечественников и дело успешно пойдет.