Геой Джами в контексте Ноуруза

Архив 201718/03/2017

На днях грядет Ноуруз и в Ереван приедут и прилетят тысячи туристов из дружественного Ирана. По традиции едва не все они — подмечено — посетят знаменитую 250-летнюю Голубую мечеть — Геой Джами, ту самую, что на проспекте  Маштоца.

Там теперь располагается Иранский культурный центр. Это один из главных памятников культуры и архитектуры Еревана, который представлен для включения в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Отметим, что в этом списке уже пребывают находящиеся в Иране армянские монастыри Св.Татева и Св.Степаноса.

 

 

От Еревана XVIII века и средневековья памятников архитектуры и культуры сохранилось очень мало. Обидно мало. Вообще, несмотря на 2798 лет со дня основания, отсчет датировки городской застройки Еревана, очевидно, надо вести от конца XVII века, точнее — от землетрясения 1679 года, определившего некоторый рубеж, который и положил начало создания регулярного города. Разрушения были огромные, мало что уцелело, а погибли не менее восьми тысяч человек…

В 1764-1765 гг. сардар Хуссейн Али Хан, правивший Ереваном в 1702-1783, заложил Геой меджид, ведь заметную часть населения тогдашнего города составляли персы — иранцы. По тем временам огромное сооружение. Мечеть оказалась не только самой большой, но и самой красивой и единственной в Армении. Это была типичная шиитская мечеть, весьма напоминающая одну из тавризских. Комплекс представлял в плане почти квадрат с двумя изразцовыми куполами цвета бирюзы и минаретом. Минарет был исключительно красив и вносил в панораму старого Еревана приятную вертикаль. (В некоторых безграмотных материалах, размещенных в интернете, с ученым видом утверждается, что мечеть имела четыре минарета, три из которых были разрушены чуть ли не после Отечественной войны. Чистая липа: Геой мечеть всегда имела лишь один минарет.)

Был при мечети и свой гостиный двор для торговцев, ведь в двух шагах располагался главный городской рынок — хантар. В советское время там по генплану обустроили площадь Шаумяна. Мечеть построена из кирпича, стены возводились на туфовом основании. Основание минарета тоже из туфа. Во дворе мечети был разбит типичный иранский сад с бассейном и фонтаном посередине. Этакий райский уголок в жарком Ереване. Сады занимали важное место в политической, общественной и культурной жизни Персии — Ирана. Они разделялись на четыре сектора и представляли модель Вселенной. Сады были живым пространством, где гармонично сочетались природа и архитектура. С начала XX века двор Голубой мечети облюбовала публика: здесь пили чай, закусывали, слушали музыку под журчание фонтана. В советские годы здесь тусовались люди культуры, в частности Егише Чаренц. После войны тут появились настоящие боевые пушки — любимая забава детворы.

Скажем прямо, мечети счастливо повезло. Советская власть ее не уничтожила в отличие от других культовых сооружений города. В 1930 году ее хотели было снести, но интеллигенты заступились и отстояли. Говорят, спас Чаренц, посоветовавший устроить тут чуть ли не арсенал. Хорошо бы так. Но кто это докажет?

Просторные помещения мечети служили разным целям, пока там наконец не разместился Музей г.Еревана, а позже Музей природы. В малом куполе расположился планетарий. Объектам культуры было не слишком комфортно — мечеть порядком обветшала, сырость пронизывала все помещения и снизу, и сверху. К тому же уровень окружающей комплекс земли со временем поднялся, особенно со стороны нынешнего проспекта Маштоца, что добавило разрушительной сырости. Перманентные ремонтные работы мало помогали. Экспонаты в музеях портились — прели и плесневели… Купол планетария рухнул… Наконец мечеть в начале 90-х освободили от музеев, которым еще несколько лет места в суверенной столице никак не могли найти.

Как бы то ни было, в 1995-м был заключен договор с ИРИ о реставрации мечети. Главные работы проводили иранские специалисты организации “Джанбазан и мостазафин”. В частности, реставрировали купола и портал главного молитвенного помещения, покрытые дивной красоты изразцами, складывающимися в гигантский “ковер”. Многие изразцы пришлось заново изготовлять, причем по старой традиции — вручную. Реставраторы провели гидроизоляционные работы, также заменили все трухлявые, прогнившие кирпичи. Мечеть буквально восстала из праха, ведь до восстановления она была окружена гаражами и бурьяном. Ереван заново обрел замечательный памятник сафавидско-каджарской архитектуры. И частицу своей истории, от которой нельзя отвернуться.