Где Арарат, а где я?

Архив 201218/02/2012

Флэт 91 (настоящее имя не известно) — постоянный автор сайта Проза.Ру любит размышлять, делиться впечатлениями от своих путешествий. А путешествовать ему приходится много: Флэт — член экипажа одной из российских авиакомпаний. Досадно, конечно, что его взгляд на страну прибытия ограничен видом из аэропорта и обрывистыми контактами с пассажирами в ходе полета. Но… взгляд есть взгляд.

Традиционно, после того как хрустальный глобус с пафосной гравировкой на боку — СССР — раскололся, из столиц Средней Азии и Закавказских республик в Россию отправляется трудовой десант гастарбайтеров. Многонациональный народ работяг похож друг на друга. Скромные, мешковатые одежды, неприятный душок, пролетарские физиономии, усталые глаза, тяжелые взгляды, резкие манеры. Забыв о запрете Пророка, обжигают “слизистую” русской горькой мусульмане, армяне и вовсе не боятся анафемы, неизменно угощают своим знаменитым коньяком.
…Когда бывшие советские республики приобрели статус независимых государств, стало как-то несолидно жалеть деньги на реконструкцию аэропортов. У каждого государства свои вкусы и приоритеты. Я хочу остановиться на столицах двух стран — Армении и Азербайджана. Граждан этих соседних республик не смущают никакие границы, азербайджанцев и армян не бывает только там, где вообще нет никого.

В армянском Duty Free самая дешевая бутыль — не меньше 500 рублей

Маленькая, горная, но гордая страна Армения. Аэропорт Звартноц города Еревана. Даже не знаю, с чего начать свой рассказ об армянах. Может, с того, что не существует армян, которые не пьют коньяк, не курят сигарет и не гордятся, что они раньше многих больших народов приняли христианство. Как-то в Гюмри, уже двигаясь к выходу из самолета, один армянин “на прощанье” важно сказал мне: “Когда мы крестились, вы (русские, надо полагать) еще на деревьях жили!” Я улыбнулся моему доброму пассажиру и ответил: “Все верно, только потом мы спустились на землю, а вас природа опять на ветки позвала”. Он сначала “надулся” от обиды, но, подумав, пожал мою руку и сознался, что мы квиты.
На Кавказе очень любят обращаться к чужим со словами “О, брат!” “Брат, послушай, брат, пойми, брат, скажи”. Это фамильярное обращение, панибратство, по их понятиям, нивелирует любое проблематичное общение. Но в действительности только подчеркивает нашу национальную, культурную непохожесть. Допустим, обращаясь к вам как к брату, вас могут без зазрения совести обмануть, запугать, обидеть, выставить дураком. Армяне, азербайджанцы, узбеки, чеченцы, дагестанцы и многие другие, уж как хотите, к сожалению или нет, не считают нас своими братьями, или друзьями, или, допустим, добрыми соседями. Идея интернационализма волнует только русских, и тоже далеко не всех. Так, стоп, брат, вернемся в Ереванский аэропорт, к горе Арарат, которую прекрасно видно в хорошую солнечную погоду.
Неужели, брат, неужели на вершине Арарата, на которую я сейчас смотрю, нашел спасение Ноев ковчег! О, Боже, вот это был потопище: где Арарат, а где я? Это священное имя “Арарат” носит не только символ Армении, находящийся, кто не знает, на территории Турции, но и марка коньяка. А армянский коньяк — это такой же бренд Армении, как и “красывий” армянский нос. Настоящий, восхитительный, ароматный, чудесный армянский коньяк даже в Армении найти не просто, и стоит он вовсе недешево. А вот напиток в оригинальном, необычном флаконе предлагают и продают повсюду. Сначала мы даже приходили прямо в квартиры обычных многоэтажек, что рядом с аэропортом, где на лоджиях и кухнях разливали коньячный спирт. Здесь же складировались еще пустые бутылки, стопками лежали этикетки, пробки, акцизы. Со временем рынок алкоголя поделили и упорядочили. Во-первых, это сеть Duty Free, где самая дешевая бутыль не меньше 500 рублей, в яркой коробке и с обязательным обменом рублей на драмы. Или задвинутый на обочину торговли, далеко от аэровокзала, магазинчик, где по-прежнему предлагают сомнительный по качеству, но доступный по цене напиток, внешне ничем не уступающий заводским образцам. А что стоит разнообразие армянского дизайна бутылок — сабли и кортики, коньячный зодиак… Изящные женские туфельки, полосатые милицейские жезлы, Эйфелева башня, кобры, футбольные мячи, бутылки в форме мужского пениса и еще многое другое, что до этого нельзя было представить емкостью для коньячного спирта.
Кроме закрашенной самогонки, в аэропорту, как и везде на юге, закупались фрукты и овощи. Особенно хороши гранаты и “пахучая” зелень. К концу лета был популярен свежекопченый сиг — это дары озера Севан. Рыбка нежная, вкусная, ароматная, вызывающая у любого обильное слюноотделение. В последние годы, чтобы купить недорогой коньяк (сабля — 150 рублей, в бутылках — от 200 до 500 р.), достаточно из Новосибирска позвонить в Ереван (“Здравствуй, Ара, слушай…”) и продиктовать наименование и количество бутылок. В Ереване ты выходишь, отдаешь деньги, получаешь уже упакованный контрафакт. Все на обоюдном доверии, подтвержденном временем, конечно. 

Азербайджанцы не желали соблюдать какие-то “пелеванные” правила безопасности
Когда-то рейс Новосибирск — Баку — Новосибирск был настоящим боевым вылетом. Чтобы хоть немного обезопасить экипаж, на какое-то время на борту ВС даже находились сотрудники Толмачевского ЛОВД, и вовсе не напрасно. Сто пятьдесят пьяных черноголовых безумцев не могли и не желали соблюдать какие-то “пелеванные” правила безопасности. В салонах царил южный праздник непослушания, впрочем, эта вакханалия могла носить кавказский, колоритный характер. Я видел, как маленький, тщедушный старичок, сидевший в самом хвосте 154-го, битый час смачно, перемешивая русские маты с азербайджанским, театрально гримасничая, “обкладывал” добрую сотню мужиков. Те молчали, как двоечники на педсовете, и даже водку разливать перестали. Бортпроводники обычно, чтобы не быть растерзанными басурманами, держали оборону в середине самолета, на кухне, забаррикадировав проходы тележками. Девчонки наотрез отказывались выходить в салон, поэтому питание, чай, воду, как в буфете, раздавали прямо с кухни. Правда, не бесплатно. К этому бизнесу подтолкнули сами пассажиры, начинавшие разговор с вопросов — сколько и почем? Вот так само собой и сложилось платное бесплатное обслуживание.
…Как только пассажиры (если эту пьяную толпу можно так называть) покидали самолет, к нам подъезжали местные коробейники. Копеечная бакинская водка, шампанское (красное в основном), кофе, книги на русском языке — короче, почти все, что, как казалось тогда азербайджанцам, в будущей светлой жизни не пригодится, скупалось экипажем. Ящиками, коробками, библиотеками.
Обычный перекур тогда, в начале 90-х, в аэропорту Баку мог и последним оказаться. Вся территория аэропорта была окутана линиями окопов, которые тянулись даже вдоль взлетной полосы. Хорошо помню, стою у багажного отделения, покуриваю себе тихонько, а мимо меня в пяти метрах марширует колонна азербайджанских солдат в полной боевой выкладке. По решительному выражению лиц догадываюсь, что это не учебная “ходистика”, и скорее не пройдет и пары часов, как им головы под пули подставлять.
Сегодня в аэропорту им.Гейдара Алиева все спокойно и “цивильно”. Если очень неймется, можно сбегать во время короткой стоянки и прикупить один-другой килограмм фейхоа или бутылку коньяка. Опять же если особенно приспичило, в небольших магазинчиках специально для экипажей можно набить пакеты персиками, грушами, яблоками, помидорами и т.д. и т.п. Чтобы дома вывалить дары природы на стол своей кухни и после второй или третьей рюмки коньяка долго объяснять домочадцам, какая от этого о-огромная экономия…