Газопровод — при условии отсутствия конфликта с соседями — может пройти и через Армению

Архив 200916/07/2009

Эксперт по проблемам Евразии и Европы г-н Симон Манукян полагает, что “возможное назначение помощника заместителя госсекретаря США Мэтью Брайзы в качестве посла США в Азербайджане на фоне подписания Турцией и рядом стран Евросоюза соглашения по энергетическому проекту Nabucco станет, скорее всего, отправной точкой в процессе интеграции государств Южного Кавказа в НАТО”. Г-н эксперт заявил об этом в интервью агентству NEWS.Am.  Такое заявление, не скроем, вызывает удивление. На чем оно основано? Г-н Манукян полагает, что “США и странам ЕС будет необходимо обезопасить новый энергетический коридор от внешних воздействий. Для этого участвующим в данном проекте государствам-транзитерам (Грузия, Азербайджан) в ближайшее время может быть предложена интеграция в той или иной форме в евроатлантические структуры”. Тем более что “…разрешение нагорно-карабахского конфликта и разблокирование армяно-турецкой границы свяжут Турцию, Грузию, Азербайджан и Армению в единый мощный транзитный узел по транспортировке в обход России грузов и энергоресурсов с Востока на Запад”.
На эту точку зрения можно было бы не обращать внимания, если бы она не была столь же распространена, сколь и ошибочна в корне. Да, действительно Грузия называется в качестве страны, по территории которой должен быть проложен новый газопровод. Но случится ли это на деле? Именно последние тенденции в процессе карабахского и армяно-турецкого урегулирования заставляют предположить, что ситуация может кардинальным образом измениться. Напомним г-ну эксперту, что в обоих случаях именно Москва является инициатором ускорения миротворческих процессов. Потому что, в отличие от г-на Манукяна, в Кремле хорошо понимают, что решение целого комплекса вопросов, рожденного противостоянием Москвы с Тбилиси, зависит от того, лишится ли Грузия статуса главной транзитной страны региона. Именно ради этого все и делается. И возможная деблокада всех границ на Южном Кавказе на руку вовсе не НАТО (во всяком случае не в первую очередь), а именно России. Потому что Россия полностью контролирует все без исключения транспортно-энергетические коммуникации и инфраструктуры Армении — точно так же как и очень, очень многое другое в нашей стране, включая, кстати, и саму границу с Турцией. Ее вполне можно назвать “армянским участком российско-турецкой границы”, ибо и де-юре, и де-факто дело обстоит именно таким образом, и никак иначе. Поэтому стремление России деблокировать эту границу (как и иные закрытые региональные границы) вполне понятно. Это необходимое условие для сохранения своего влияния на Южном Кавказе. И в этом свете нельзя говорить ни о какой “военной и политической переориентации” Армении в сторону Запада. Ведь интеграционные процессы, которые, несомненно, активизируются с разблокировкой границ, начало беспрепятственного транспортного сообщения, строительство новых газо- и нефтепроводов — все это будет происходить при самом непосредственном участии российской стороны. Не будет очень удивительно, например, если очередные внутриполитические потрясения в Грузии заставят участников проекта Nabucco пересмотреть его первоначальный маршрут. Газопровод — при условии отсутствия конфликта с соседями — может пройти и через Армению. В таком случае, кстати, к наполнению трубы легко привлечь и Иран. Поставляемый им в Армению газ (объемы которого сильно возрастут) будет ведь закупаться “Газпромом” и уже от одного этого потеряет свою “исламскую принадлежность”. От нас он может пойти в Турцию уже как газ российский. Вариант, разумеется, для Запада совсем не идеальный, потому что зависимость от российского поставщика сохраняется. Но в значительно меньшей степени: Иран не допустит перебоев, так как речь идет об очень больших деньгах. Выпадает из цепочки и “украинский транзит”, что тоже не может не радовать Москву. В любом случае такой проект (и, вероятно, немало других похожих проектов) только усилит российское бизнес-присутствие, причем не только в Армении, но и в соседних странах.
Резюмируя, подчеркнем: прогнозы, выстроенные в парадигме подходов даже десятилетней давности, уже не соответствуют реалиям последнего времени. Транспорт, связь, трубопроводы и энергетические системы страны скупаются не для того, чтобы пребывать в бездействии вечно. За этим стоят крупные деловые интересы и проекты. К их поэтапной реализации Россия сегодня и ведет дело. Это, кстати, выгодно и Турции, и даже в какой-то мере Западу. Потому что в условиях стабильности и открытых границ можно войти в конкуренцию с российскими партнерами, с ними, в конце концов, можно договариваться на прагматической основе. Чего, заметим, не всегда возможно достичь, например, с идеологизированным Ираном. Таково положение вещей на сегодня, в этом и причина удивительного на первый взгляд совпадения интересов великих держав в регионе. Анализируя тенденции политического развития, все это, думается, непременно следует учитывать.
Армен ХАНБАБЯН