Гарри БАРДИН: “Не обязательно становиться белым лебедем — важней понять, кто ты!”

Архив 201016/10/2010

“Барев дзез! Если вы спросите: “Вонц ес?”, я отвечу: “Шат лав ем!” — приветствовал собравшихся выдающийся российский аниматор Гарри Бардин. В рамках VI Международного фестиваля детско-юношеских фильмов состоялась ереванская премьера его полнометражного мульт-мюзикла “Гадкий утенок”.
— У меня сегодня вообще замечательный день: в Ереванском госинституте театра и кино меня удостоили звания “Почетного профессора”, а в Российско-Армянском университете — признали “Человеком года”. И что самое приятное, все это произошло в городе моей юности — ведь я тут служил!
Наша воинская часть находилась неподалеку от коньячного завода. Раз в полгода у них не сходился дебет с кредитом, в результате чего нас… пригоняли тушить там пожар. Мы, естественно, честно выполняли свой гражданский долг и с криками “Пожар!”… совали бутылки “с живительной влагой” за пазуху.
— Про ваш дар оживлять все, что попадется под руку, ходят легенды… Действительно можно одушевить любую вещь?
— В принципе, да, но тут встает вопрос: одушевить во имя чего? Просто выпендриться и с помощью мочалки, яичной скорлупы или щебенки покуситься на “Вильяма, нашего, Шекспира”? Смысл не в том. Для меня, к примеру, фильм “Конфликт” сложился из спичек, как метафора мгновенного сгорания жизни, ее недолговечности и уязвимости. Материал “Выкрутасов” сформировался на уровне идеи. Если человек сам себя окружает забором из проволоки… Колючую проволоку можно сделать только из проволоки. Бумага в “Адажио” тоже не только материал, но и образ хрупкой жизни, мнущейся, рвущейся буквально в мелкие клочки. Я обращаюсь к детскому опыту человека, сам окунаюсь в мир игры.
— Вы всегда уделяете особое значение фонограмме. “Чуча” имела несколько крестных музыкальных отцов: Глена Миллера, Дунаевского, Бизе-Щедрина. В “Гадком утенке” — это…!
— Чайковский. Я подобрал и сложил музыкальные фрагменты: из “Лебединого озера” и “Щелкунчика”. Каждая тема нашла свое место, чтобы у зрителя подспудно возникло ощущение, будто Чайковский, когда сочинял “Лебединое озеро”, подразумевал “Гадкого утенка”. Записал музыку Национальный филармонический оркестр под управлением Спивакова. Кстати, он же — Спиваков — озвучивает в мультфильме Петуха. Юлий Ким сочинил стихи. Фильм украсили своим участием также хор Турецкого, Владимир Качан, Юлия Рутберг. …Мне работалось очень легко и спокойно, так как рядом со мной были близкие друзья: люди, которых не надо было ни о чем просить и тем более что-либо объяснять. Спиваков — тот и вовсе сам напросился на эту роль… Также персонажи в фильме говорят голосами Армена Джигарханяна, Константина Райкина и многих других дорогих моему сердцу людей.
— Гарри Яковлевич, почему Утенок — вначале пластилиновый — в финале превращается в кукольного? Он что, станет как все?
— Я даю надежду, что Утенок станет белым лебедем. Эти-то все домашние, они не летают. А он взлетит. За долготерпение свое и за муки. Не как все — лучше! Это кино о толерантности. Терпимости. О том, как “другие” существуют рядом с нами. Чтобы зритель оказался в коже (шкуре, панцире) инородца, поняв, каково это… Поучениями этого не достичь. Только через эмоцию. Через слезы и смех!
Вообще, Ганс-Христиан Андерсен — довольно жесткий сказочник, который готовит детей далеко не к сладкой жизни. Он говорит, смотри, мальчик, это жизнь, в которой тебе надо выживать… Я же из сказки взял только образ Утенка и превращение его в Лебедя — остальное придумано, точнее додумано, мной.
— “Гадкий утенок” — автобиографическая история?
— Я так похож на лебедя?.. У меня как раз — грех жаловаться — было очень счастливое детство. Хотя… в каждом из нас с юности живут комплексы, страхи. Постепенно с помощью творчества, книг, встреч с мудрыми людьми мы их изживаем. Что касается “Гадкого Утенка”, просто захотелось дать надежду маленькому человечку — дружок, не обязательно становиться лебедем, важней понять, кто ты, стать самим собой! Независимо от времени, которое за стенами кинотеатра, внутри себя ты должен быть свободен. И тогда “полет возможен”.
У каждого человека есть свой скелет в шкафу и свои обиды, которые он хранит до конца жизни. Именно поэтому все смотревшие картину нашли в ней что-то свое. О том, что эта история про них, мне говорили Николай Цискаридзе, писатель Дмитрий Быков и многие другие. Некоторые вообще узрели в “Гадком утенке” собирательный персонаж детей репрессированных в 37-м году…
— В целом вы вне мейнстрима? Я имею в виду такие российские мультипликационные блокбастеры, как “Добрыня Никитич”, “Князь Владимир”… Вы как-то ощущаете, что работаете в том же поле или это совсем другое?
— В свое время Сергей Образцов очень хорошо сказал: “Никогда не нужно стремиться быть модным. Нужно быть самим собой, и тогда, если это будет талантливо, моду станут уже считывать с тебя”. Я никогда не пытался быть модным, и тут я остаюсь верным самому себе.
— Помнится, после ваших рекламных роликов “Кока-колы”, где обезумевшая кукушка вместо “Ку-ку” орала “Кока-кола”, вас пригласили в Голливуд. Не жалеете, что отказались?
— Нет, потому что я больше думал о сохранении себя как боевой единицы, нежели о выгоде и беззаботной жизни. Если бы я согласился на предложение президента студии Уолта Диснея, то по гроб жизни делал бы сериалы, где одна тварь гонялась бы за другой и никак ее сожрать не могла. Мне это неинтересно. Вместо этого я снял у нас “Кота в сапогах” — фильм о русской ментальности, за который мне не стыдно. Конечно, я располагал бы сейчас иным капиталом, но мне бы это радости не доставило… Поэтому я доволен тем, что реализовался здесь!.. Тем более что я себя не чувствую сообразно своему возрасту. Мне от силы 35-36.
— Кстати, о возрасте — ходят слухи, что свое семидесятилетие вы планируете отметить в будущем году в Ереване.
— Я всего лишь пообещал в беседе с президентом фестиваля ReAnimania подумать о приезде в Ереван в следующем году…