Гарни, Гегард, Бурда и Ленин с “восьмеркой” на спине…

Архив 201326/09/2013

Суперэрудит, член интеллектуального клуба “Что? Где? Когда?” Борис Бурда в Армении далеко не впервые. “Знакомство с Арменией началось еще с советской экскурсии по всем тогдашним республикам единой страны, и именно Ереван был стартовой точкой путешествия. Я тогда сразу продемонстрировал, как это бывает с молодыми людьми, слишком длинный язык, пару раз поправил экскурсовода в некоторых фактах армянской истории, после чего меня избрали старостой группы.

Как мне объяснили позже — люди из Липецка, Иркутска и других достаточно дальних городов, — в группе рассчитывали, что одессит, проныра, пролаза им все добудет. Я же был очень далек от такого образа, тем не менее пришлось держать марку, и действительно моя группа получила все самые интересные экскурсии, которые тогда можно было только придумать. Мы съездили и в Гарни, и в Гегард, и в Эчмиадзин, и в Звартноц. Провели некоторые время на Севане — словом, увидели очень многое”, — рассказывает сегодняшний гость “НВ”, популярный телеведущий, журналист и писатель Борис БУРДА.

— Вы снимали сюжеты об Армении для передачи Ширвиндта “Хочу знать”, не так ли?
— Да, я снял ровно 30 сюжетов об Армении — причем за довольно короткий срок… Рассказывать об истории Армении — большая и трудная задача. В моих же сюжетах речь шла о том, что вызывает естественный человеческий отклик. Говоря о Гарни, я рассказывал не об особенностях митраизма, которые позволили возвести этот эллинистический храм, не об исторических событиях IV-VI веков — это слишком насыщенная тема, а о том, что вызывает человеческое сочувствие сейчас. О застрявших в основании Гарни пулях, обстреливавших его турок и об очень актуальной до сих пор в советских странах мозаичной надписи в бане “Мы строили, строили, а нам не заплатили”. Это мне даже показалось символичным — жадный царь, не расплатившийся с работниками, оказался опозорен. Уже практически на 1700 лет…
— Вы много путешествовали по Армении. А есть место, которое особо дорого вам?
— Конечно, есть, и этих мест немало — Гарни, Гегард, Эчмиадзин, Звартноц, лесистые горы близ Степанавана, Севана и… замечательный памятник Ленину в Гюмри, на спине которого когда-то жители нарисовали восьмерку, после того как власти отказались ставить там памятник нападающему “Арарата” Иштояну.
— Обратимся к вашей кулинарной деятельности. “Женись, мой друг, женись, — предупреждал Сократ барона Мюнхгаузена, — попадется хорошая — станешь счастливым, плохая — станешь философом”. Правда ли, что ваш первый брак стал отправной точкой в увлечении кулинарией?
— Я всегда говорил, что очень благодарен своей первой жене — она с первых дней нашего знакомства не скрывала того, что не умеет готовить. Именно тогда мы и договорились, что она не будет заниматься столь ненавистной ей кухней, и эту часть семейной жизни я возьму на себя. В итоге это оказалось не вредно для нашей семьи, а было для меня не тягостно и очень даже интересно… Потом, через много лет, благодаря этому у меня образовалось очень почтенная и уважаемая профессия. Так что, какие бы трудности не ставила перед тобой жизнь, нужно просто правильно к ним отнестись и обратить их во благо, а не во зло.
Я, например, знаю, что в свое время Владимиру Яковлевичу Ворошилову после передачи “Аукцион” запретили появляться на телеэкранах. Тогда-то он и придумал новую передачу “Что? Где? Когда?”, которую сначала вел Александр Масляков. Но когда он более не смог вести ее, встал вопрос, где найти ведущего, и тогда родилась любопытная идея — скорее всего в голове самого Ворошилова — зачем появляться на телеэкране, если можно стать голосом ведущего за кадром. Таким образом этот бестолковый, ужасный, жестокий запрет обернулся необыкновенной творческой удачей.
— Правда ли, что у вас были сложные отношения с Ворошиловым? Он ведь даже позволял себе нелицеприятные высказывания в ваш адрес — в частности, когда его спросили, чем хороший игрок в “ЧГК” отличается от обычного культурного образованного человека, он ответил: “Ну это примерно как Двинятин от Бурды!”
— У него вообще была некая инерция по отношению ко мне. Во время игры он старался меня задеть, оскорбить, вывести из равновесия. Например, сказать после моего неудачного ответа: “Бурда, да что у вас вообще есть за душой, кроме громкого голоса?” При этом вне игрового стола он отзывался обо мне достаточно позитивно — мне не раз передавали. Но во время игры ему почему-то казалось правильным вести себя именно так. Забавно…
Что касается приведенной вами фразы, именно за это высказывание он долго извинялся, причем извинения не заставили себя ждать. Это произошло на большом турнире во Владимире.
— А в каких вы отношениях с армянс
кими знатоками?
— В самых теплых — помню первое появление команды из Армении на “Брейн-ринге”… Более того, я сам когда-то участвовал в первенстве “ЧГК”, проходящем в Ереване, и даже удостоился специального приза.
— Ну и в завершении вашей беседы — будьте добры вопрос от знатока для читателей нашей газеты…
— Охотно. Итак, 2 января 1959 года из Русского музея с шумом и скандалом была вынесена картина великого русского художника Федотова. Как называлась картина и почему ее решили вынести из музея?.. Желаю удачи!

P.S. Первым трем читателям, правильно ответившим на вопрос Бориса Бурды, будет вручен специальный приз от “НВ”.